Главная стр 1стр 2 ... стр 6стр 7
скачать

Александр Лоуэн

СЕКС, ЛЮБОВЬ И СЕРДЦЕ

Психотерапия инфаркта


Институт общегуманитарных исследований

Москва 2004

УДК 615.8 ББК 88.4 Л 81

Лоуэн А. Секс, любовь и сердце: психотерапия инфар­кта/Пер, с англ. С.Коледа — М.: Институт Общегума­нитарных Исследований, 2004 — 224 с.

"Лишая сердце любви, вы подвергаете свою жизнь опасно­сти" — таково предупреждение доктора Лоуэна. В погоне за успехом человек западной цивилизации подчас утрачивает связь с собственной природой, что ведет к стрессам, многочис­ленным заболеваниям и внезапной смерти

Как избежать этого, наполнив жизнь сердечным теплом и удовлетворенностью, и рассказывает эта книга

13ВЫ 5-88230-087-8

© А Ьоюсп. 1990

© С Ко 1еда, перевод 1997

© ИнОИс, редакция, оформггние, 2004

Содержание

Вступление ................................................ 6

Предисловие автора ..................................13

Часть первая

Удовлетворение в любви ..............................15

Раздел 1


Сердце — источник любви и жизни................16

Раздел 2


Секс и сердце.................................................36

Раздел 3


В сердцах мы все еще дети..............................60

Раздел 4


Утрата любви и утрата надежды:

не могу без тебя жить.....................................81

Раздел 5

Страх любви ..................................................98

Часть вторая

"Разбитое сердце" и заболевания сердца ........ 119

Раздел 6

Любовь, стресс и сердце ................................ 120

Раздел 7

Сердечный приступ...................................... 138

Раздел 8

Внезапная смерть......................................... 160

Раздел 9

Влечение к жизни и влечение к смерти ........ 169

Раздел 10

Здоровое сердце любящего человека ............. 191


Вступление

Как кардиолог-клнипцист я имел возможность работать с многочисленными случаями заболеваний сердца С течени­ем лет мне стало ясно, что коронарная болезнь, хотя это и не бросается сразу в глаза, является весьма распространен­ной. Симптомы недостаточности коронарных сосудов ста­новятся обычно видимыми в далеко зашедших стадиях, и иногда случается, что первым видимым симптомом являет­ся скоропостижная смерть. Такое положение вещей бросает вызов практикующим кардиологам. Профилактические аспекты борьбы с этим смертельным заболеванием стали главной целью современной кардиологии. Для каждого па­циента можно выяснить приблизительную степень угрозы инфаркта миокарда.. Этому служит характер факторов риска, которые тесно связаны, кроме прочего, с образом жизни человека. Но, несмотря на различные исследования, связан­ные с выяснением роли неправильной диеты, курения, малоподвижного образа жизни, высокого уровня холесте­рина в крови, высокого артериального давления, сахарного диабета, я интуитивно чувствовал, что эти факторы, хотя они и очень существенны, не объясняют до конца природы заболеваний сердца.

На протяжении многих лет, а особенно в последнее деся­тилетне, предпринимались многочисленные исследования, имеющие целью выяснение причин коронарной болезни, этого чрезвычайно распространенного феномена XX века. Эти исследования имели в основном статистический характер, демонстрируя связь между факторами риска и последую­щей болезнью сердца. Дополнительные исследования выяснили, что люди с определённым типом личности более, чем другие, подвержены коронарной болезни. Их характеризуют специфические стереотипы поведения и особенно чувствительность к стрессу. Когда Фридман и Розенман опубликовали своё открытие, касающееся людей с шаблоном поведения типа А и их предрасположенность к инфаркту миокарда, подтвердились мои предположения о доминирующей роли стресса и типа поведения в возникно­вении заболевании сердца.

Сердца кардиологов также находятся под угрозой, при­чиной которой является стрсссогенный характер их рабо­ты. Как клиницист, я с давних пор обнаруживал у своих пациентов деструктивные стереотипы поведения Эти сте­реотипы отмечались у личностей с риском развития коро­нарной болезни Однако я не думал, что сам принадлежу к ним. Осознание этого было неожиданным и шокирующим. Я вдруг понял, что имею тенденцию к соперничеству, уста­новку на обязательное достижение успехов и работаю «на износ». В конце концов, я должен был охарактеризовать себя как личность с поведением чипа А. Так, врач, в возрас­те около сорока лет, экспансивный и стремящийся к успеху, я, благодаря моим пациентам, неожиданно осознал смертель­ную угрозу

У жертв инфаркта миокарда зачастую было невозможно определить традиционные факторы риска коронарной бо­лезни Во многих таких случаях основным катализатором болезненного процесса было поведение человека, вызыва­ющее изменения на физиологическом уровне. Эмоциональ­ные факторы оказывали решающее влияние на развитие болезни. Известно, что сознание и тело оказывают друг на друга взаимное влияние. Мысли вызывают эмоциональные реакции, на которые в итоге реагирует тело. Черты характе­ра являются ключевыми элементами практически в каждом случае коронарной болезни Эмоция, реактивно не выраженная и глубоко спрятанная, постепенно разрушает тело. Пациенты с высоким артериальным давлением подав­ляют в себе в основном такие эмоции, как гнев, враждеб­ность и ярость. Клинические наблюдения показали, что не­которые пациенты с ншемпческой болезнью не только подавляли гнев и враждебность, но боролись также с разди­рающими сердце переживаниями утраты любви и связан­ным с этой утратой ощущением лишения радости жизни и с последующей депрессией. Связанные с "разбитым сердцем" печаль и боль находят выражение в теле человека и в сто поведении.

Заболевание сердца не случается просто так, на пустом месте. Чаще всего оно развивается под влиянием эмоцио­нальных проблем, осознаваемых и неосознаваемых конф­ликтов. Анализ эмоциональной жизни и поведения пациен­тов находится в центре моих профессиональных интересов. Вот почему я решил сначала идентифицировать, а затем и модифицировать это поведение с целью улучшения каче­ства жизни п ее продолжительности как моих пациентов, так ц моей собственной.

Осознание реальной угрозы развития коронарной болез­ни подтолкнуло меня к прохождению курса психотерапии, в процессе которого я надеялся открыть некоторые деструк­тивные аспекты моего поведения и уменьшить их опасность для здоровья. Эти поиски вернули меня к периоду моего детства. Я был в семье третьим из четверых детей. Когда мне было четыре года, родилась моя сестра. В это время у меня начались различные детские заболевания и травматические случаи. Не были ли те инциденты попыт­кой привлечь к себе внимание и любовь матери, загружен­ной работой с младенцем в увеличившейся семье? Даже теперь, после стольких лет, я чувствую тоску по вниманию любимой матери. Её недоступность для меня тогда привела к первому в моей жизни переживанию "разбитого сердца". Возникшая вследствие этого печаль в последующем бы.та подавлена, но моё тело её запомнило. Эта печаль породила развитие жёсткого мощного панциря грудной клетки, кото­рый должен был защищать моё сердце. Я знаю, что мать меня очень любила, но в таком юном возрасте я не мог понять все её потребности, думая только о своих собствен­ных. Я искал её заботы и любви, сохраняя надежду, что получу их, если буду "хорошим мальчиком", хорошим учени­ком, спортсменом, буду постоянно достигать успехов. Успех должен был обеспечить любовь.

Я создал себе иллюзию связи между успехом и любо­вью, которая сохранилась во мне до взрослого состояния.

Эта иллюзия дала начало поведению типа А, которое в итоге могло привести к гибели.

После окончания медицинского факультета я в течение двух лет специализировался в психиатрии, а затем ещё два года в кардиологии. Я стал высококвалифицированным специалистом с большой долей самоуверенное. Я стал фанатиком моей работы, так как благодаря ей что-го значил в этом мире. Через некоторое время, будучи на вершине успеха, я почувствовал себя истощённым. Я боролся внутри себя за то, чтобы действовать таким образом и далее и добиваться успехов, жер)вуя собственными чувствами и здоровьем. Я жил как заведённый, не чувствуя усталости п боли, начиная с подросткового периода, когда любой ценой хогел стать хорошим учеником и спортсменом. Искал ли я на самом деле только успеха, пли же причиной моего поведения была потребность найти одобрение и любовь? Такой образ жизни продолжался долгие годы. Такое же поведение я встречал и у своих пациентов. У многих из них эту гонку прервали инфаркт миокарда и смерть. Я начал бороться с угрозой болезни п решил изменить своё деструктивное, "инфарктогенное" поведение типа А. Осознание смертельной угрозы, нависшей надо мной, прибавило мне сил в поиске оздоравливающей альтернати­вы. Я прослушал лекции и принял участие в семинарах моих коллег на тему «Связь поведения человека с заболе­ваниями сердца». Лекции одного из докладчиков, Роберта Эллиота, кардиолога и автора книги "Стоит ли умирать?", оказали на меня огромное влияние. После этих встреч я принял участие в многочисленных семинарах, посвященных развитию самосознания. В 1978 году в Лондоне я участвовал в международном симпозиуме на тему стресса и эмоционального напряжения. Это обратило мое внимание на некоторые из нетрадиционных терапевтических мето­дов. К примеру, в Западной Германии в лечении использо­вали биологическую обратную связь; шведы пользовались массажем; азиаты концентрировались на медитации, амери­канцы учили последовательной нейромышечной релаксации. Каждый из этих методов был позитивным снособом централизации эмоции и приводил нервную систему в глубокий покои.

Немного позже, вместе с интернистом доктором Брендо-ном Монтаной н психотерапевтом Холли Хоч, мы проводи­ли занятия, посвященные стрессу. Эти групповые встречи, в которых использовались методики гештальт-терапии, помогали обучать людей справляться с жизнью Групповой тренинг самоосознания имел огромное влияние на лечение. Через некоторое время я начал публиковав в медицинской литературе результаты собственных исследований. Пациен­ты стали моими лучшими учителями. В то же время я осознал потребность получить специализированное психотерапевти­ческое образование. Чем глубже я исследовал связь между разумом, эмоциями и сердцем, тем больше ощущал внутреннее беспокойство и неуверенность. Эта тема оказалась действительно крайне обширной и неисследованной. В течение двух лет я проходил программу гештальт-терапии. Это позволило мне понять источник собственного напряжения и упорядочить основные предположения, а так­же подтвердило мою убежденность в том, насколько велика роль эмоций в возникновении болезнен.

В процессе этой терапии я открыл для себя работу Алек­сандра Лоуэна. Созданный им биоэнергетический анализ является психотерапией, ориентированной на тело, концент­рирующейся на мышечных напряжениях, которые являют­ся физическими проявлениями эмоциональных конфликтов человека. Опытный терапевт из биоэнергетической: школы Лоуэна может вскрыть историю человека, изучая его тело, так же, как можно определить возраст дерева, подсчитывая внутренние слон на срезе пня. В процессе биоэнергетического анализа можно определить, где находится напряжение и блокирована энергия. Такое блокирование не позволяет человеку полностью использовать свой жизненный потенциал. Используя различные техники и упражнения, напрягающие* и расслабляющие человека телесно п эмоционально, терапевт! биоэнергетической школы может помочь освободить| блокированную энергию и этим снять напряжение.

Эффективность использования этой методики у лиц, склонных к заболеваниям сердца, оказалась настолько эф­фективной, что я решился на прохождение курса психоте­рапии у доктора Леуэна. Вскоре я убедился, что моё тело излишне напряженно, что я дышу недостаточно глубоко, что переживаю не до конца, и выражаю все мои чувства не полностью. Доктор Лоуэн сконцентрировал работу со мной на преодолении напряжённости моего тела. В течение пер­вых нескольких месяцев оно сопротивлялось и продолжа­ло оставаться под контролем головы. Лоуэн работал с ды­ханием, это освободило заблокированные чувства. Он помещал меня на "биоэнергетический стул" и требовал , что­бы я глубоко дышал. Это позволило уменьшить послед­ствия хронического стресса в грудной клетке. В последую­щем мы работали с диафрагмой, челюстью и тазом. Несколько месяцев такой работы с телом выявили подавленные чув­ства и мышечные напряжения. Постепенно моё тело рас­слаблялось. Плач снизил напряжение в грудной клетке. В течение последующих лет я был свидетелем раскрытия соб­ственного сердца. Стала развиваться «женская», мягкая сторона моей природы. Это развитие было весьма интен­сивным. Боль, связанная с терапией, привела меня, в конце концов, к возможности получать удовольствие. Я стал пе­реживать большую гамму чувств. Моё эмоциональное и физическое состояние заметно улучшилось. Я начал осоз­навать глубже свою собственную личность. «Это путеше­ствие в поисках себя» приносило мне огромную радость.

Обогащенный этим новым знанием, я стал смотреть на своих кардиологических больных по-новому. Для меня стало важным исследовать, что происходит в их грудной клетке, сколько напряжения скопилось в их теле, правильно ли они дышат, какие впечатления раннего детства были связаны с утратой любви, а какие переживания любви есть у них сейчас. Я стал работать с пациентами на уровне анализа состояния всего тела, а не только сердца, используя при этом полученные у Лоуэна знания. Биоэнергетический анализ стал очень важным инструментом в целостной оценке каждого больного человека. Я продолжал беседовать с пациентами, но при этом стал больше концентрироваться на наблюдении за нх дыханием и качеством энергии, движени­ем диафрагмы и тональностью голоса, а также за другими симптомами задержки эмоций в теле. Например, анализ струк­туры челюсти показывал мне уровень скопившейся у паци­ента неотреагированной злости. Глядя пациенту в глаза, я получал информацию о его страхах и печалях. Таким обра­зом, изучая структуру тела, я проникал глубже в причины заболеваний пациентов.

Я основал вместе с доктором Лоуэном "Центр Иссле­дования Сердца" в Нью-Инглэнд для того, чтобы отыскать биоэнергетическое понимание заболеваний сердца. Откры­тия, сделанные совместно с доктором Лоуэном, стали одним из самых значительных этапов в моей жизни. Его знания положили начало новым методам лечения заболевании сердца. В возрасте 76 лет он был живым воплощением своего метода. Летом 1987 года он пригласил меня отдох­нуть на его яхте на Лонг Айленд Саунд. Во время плава­ния мы говорили о наших исследованиях. Когда он подни­мал паруса и управлял яхтой, я видел перед собой пышущего здоровьем энергичного мужчину, гибкого, чувственного и спокойного. Он говорил о жизни и чувствах. Яхта сколь­зила по волнам, на лице я ощущал дуновение ветра, и был под впечатлением того, что участвую в рейсе с Мастером. Наблюдая, как он ведёт судно, я пережил глубокий покой... Я всегда буду благодарен ему за этот день.


Стефан Синатра

Директор кардиологичскогоцентра в Нью-Ингэнд

Предисловие автора

В западной культуре сердце является символом любви. Но существует ли эга связь на самом деле? Или же связь между сердцем и любовью только символ?

Большинство читателей, я думаю, испытывали сердцебие­ние в присутствии любимого человека, или чувство тяжес­ти на сердце после ссоры с близким человеком. Класть ладонь на сердце, когда говорят о любви, как бы желая поместить туда чувства, сопровождающие её физическое ощущение — распространенная практика во многих куль­турах. Если сердце на самом деле вовлечено в разного рода ощущения любви, мы должны признать, что выражение "сердце, переполненное любовью" метафорически описыва­ет, кроме эмоциональных, и физиологические явления. Какое значение в таком случае имеет выражение "разбитое сердце"? Хотя, когда нас бросают или мы теряем любимого человека, сердце в буквальном смысле ощущаем, что-то внутри "ломается".

Существуют ли такие явления, как "открытое" и "закры­тое" сердце? Такие вопросы важны не только в рассуждени­ях о нашей эмоциональной жизни, но также и в контексте развития сердечно-сосудистых заболеваний. Принимая связь между сердцем и любовью как существующую в действи­тельности, ( о чём и идет речь в этой книге), можно выдвинуть гипотезу, что сердце, лишенное любви, должно обязательно заболеть и умереть. Моя вера в это основывается на многолетнем врачебном опыте оказания помощи пациентам в раскрытии собственных сердец к любви и обретении радости в жизни. В этой работе я представляю избранные клинические случаи из моей практики.

Какова же роль сексуальности в данном контексте? Если бы мы считали,( как это делают некоторые учёные), что любовь и сексуальность — две различные и независимые друг от друга функции, следовало бы признать, что сердце принимает в сексуальном акте не больше участия, чем ка­кой-либо другой телесный орган. С этой точки зрения, функция сердца, заключающаяся в перекачивании крови по телу, с целью обеспечения тканей кислородом и питатель­ными веществами и выведения продуктов обмена материи, была бы чисто механической. Однако мы входим здесь в противоречие с разговорным языком, который обозначает секс как "занятие любовью", отмечая непосредственную связь между ними, а, следовательно, между сердцем и половыми органами.

Цель этой книги — показать связь между эмоциональ­ной жизнью человека и его физическим здоровьем. Я наде­юсь, что понимание причин страха любви поможет читате­лям стать более любящими, что гарантирует здоровье их физическим сердцам. Без такого знания все усилия сохра­нить своё здоровье не достигают цели. Мы начнём с иссле­дования связи между сердцем и любовью, которую веками подтверждали и воспевали поэты, писатели и духовные учителя.


Часть первая

УДОВЛЕТВОРЕНИЕ В ЛЮБВИ

В английском языке, вероятно, не существует, иного такого слова, как слово "любовь", используемого настолько по-разному. Некоторые придают ему значение полной самоот­дачи предмету любви. Другие понимают любовь в абсо­лютно эгоистичном смысле, как удовлетворение собственной потребности быть принятым окружающими и получить за­боту о себе, или как обладание и контроль над другим чело­веком.

Любовь можно рассматривать как позицию или деятель­ность, но это, прежде всего, чувства. Для того, чтобы её понять, мы должны рассмотреть физиологические процессы, которые стоят за этим чувством. Целью любви является интенсификация хорошего самочувствия организма, кото­рый находит свое проявление в радости и удовольствии. Удовлетворение в любви — это радость, ощущаемая наибо­лее интенсивно, когда двое любящих людей одновременно переживают оргазм. В первой части этой книги мы проана­лизируем удовлетворение и фрустрацию в любви
Раздел 1

Сердце — источник любви и жизни

С давних времён «сердце» было важнейшим символом в человеческой мысли. Латинское слово сог - сердце, со­ставляет корень английского слова соге, которое обознача­ет центральную часть объекта. Взаимозаменяемость таких слов как "сердце" и "центр" является очевидной в таких повседневных выражениях как, например, "в самом сердце событии". Большинство людей считают сердце корнем сво­его существования. Так, когда мы говорим о ком-то, что "он повернул своё сердце в другом направлении", мы имеем в виду, что изменяется вся жизненная позиция этого человека. Сердце символизирует не только эмоциональный центр человека, но также его духовный центр. Множество людей верят в то, что оно является источником жизни. Один из еврейский мистиков говорил: "Знай, что сердце является источником жизни и находится в центре тела как Святая Святых". Многие из нас верят, что Бог является источни­ком жизни, и что Бог живёт в сердце. Так, например, в Упанишадах говорится: "Войди в лотос сердца и медитируй там о сущности Брахмана". Согласно христианскому теоло­гу Джорджу А. Махоунн, "сердце в библейском языке яв­ляется средоточием человеческой жизни, всего, что поучает нас в глубине нашей личности... Это в нашем сердце мы встречаем Бога в отношениях Я - Ты". Брат Дэвид Стэйндл-Рэст склоняется к тому, что, "когда мы на самом деле открываем собственное сердце, мы открываем область, в которой мы соединены с душой, с другими, а также с Богом". Упанишады также помещают душу в сердце, в са­мый центр духовности: "В самом деле, душа является серд­цем.. . Кто об этом знает, каждый день уноси гея в небесные сферы". Хотя эти выражения имеют метафорический, философский, духовный характер, должна существовать какая-то физическая основа, которая позволяет придать человеческому сердцу роль источника жизни. Эта осно­ва — характер работы сердца, та ритмичная пульсация, которая распространяет по всему телу питающую жизнь кровь. Это важнейшее проявление жизненной силы в человечес­ком организме. Ритмическая пульсация характеризует все живые организмы, весь материальный мир, и, в конце концов, всю Вселенную.

Хотя в нашей культуре связь между сердцем и любовью всем известна, кардиологи и большинство деятелей науки относятся к пен как к символу. В песнях мы часто слышим: "он украл моё сердце", или "он отдал своё сердце". Но кто на самом деле верит, что можно отдать кому-то сердце или проснуться и увидеть, что его украли? Однако, если мы будем рассуждать о таких выражениях в функциональных терминах, они приобретут значение того, что "кто-то отдаёт своё сердце", вступая в столь глубокую связь с другим человеком, что кажется, что его собственное сердце перестаёт ему принадлежать. Всякий раз, когда он вспоминает о любимом человеке, возникает чувство радости или печали, так интимно связанные с его личностью, что создаётся впечатление, что любимый полностью забрал его сердце.

Чувства — это не полёт фантазии. Они относятся к реальным телесным процессам. Когда мы чувствуем лёг­кость или тяжесть на сердце, когда наше сердце "холодно как лёд" или "воспламенено любовью", на физическом уров­не происходят реальные физиологические процессы, вызы­вающие такие ощущения. Лучше всего описать это как на­растание или спад телесного возбуждения. При возбуждении мы чувствуем легкость, без него мы тяжеловесны и печаль­ны. Когда возбуждение вызывается любовью, мы ощущаем его непосредственно в сердце. Присутствие любимого человека и даже воспоминание о нём делают сердце лёгким и ускоряет его пульсацию. Пока существует жнзнь, каждая клетка, будь то одноклеточный организм или такой сложный организм как человеческий, находится в состоянии возбуждения. Это возбуждение может увеличиваться или снижаться, но оно всегда есть. Наиболее интенсивно оно у молодых людей и наименее — у стариков Когда мы старе­ем, огонь жизни постепенно угасает в нас. Ребёнок может достичь такого сильного возбуждения, что буквально прыгает от радости. С подобной реакцией у стариков, тело которых уже менее эластично, мы встречаемся редко В минуту смерти потенциал телесного возбуждения исчерпывается.

Состояние возбуждения человека всегда можно опреде­лить, наблюдая за телом. При высокой степени возбужде­ния к поверхности тела притекает больше крови, глаза бле­стят, кожа становится эластичнее, движения более спонтанны, теплеют ладони, активизируется мозг, а сердце бьётся чаще. В минуту смерти глаза становятся матовыми и стеклянными, тело перестаёт двигаться, кожа бледнеет и остывает.

Рис.1. Реакция организма на среду, сближение сопутствующее удовольствию или отход в результате боли.


Боль или страх вызывают спазм результатом чего является снижение проявленного энергетического заряда на поверхности. Удовольствие вызывает движение организма вов­не, активирую состояние поверэности кожи, кожи глаз, эрогенных зон.

Состояния негативного возбуждения вызывают обрат­ный эффект. Когда в результате паники тело становится излишне активным, а движения хаотичными и некоордини­рованными, то возбуждение концентрируется в основном в мышцах и сердце, которое в этот момент может стучать как бешеное. Если страх необычайно силён, человек может умереть в следствие паралича мышечной системы и оста­новки сердца. Другим случаем негативного возбуждения является интенсивная боль, которая вызывает судороги и спазмы в теле. И ещё один случай — ярость, которая, в противоположность гневу, оказывает на тело негативное влияние. В состоянии гнева тело тёплое, из глаз могут "сыпаться искры", в ярости пли безумии тело становится холодным, а глаза матовыми.

Позитивное возбуждение проявляется в приятных ситу­ациях. На поверхности тела появляется сильное возбужде­ние и заряд. При негативном возбуждении, в результате страха н угрозы, тело находится в состоянии напряжения, так как энергия перемещается от периферии к центру. Ды­хание в этих двух состояниях также очень сильно отлича­ется. Удовольствие вызывает у человека углубление дыха­ния, которое течёт плавно и без усилий. В случае страха или боли дыхание поверхностное, частое, напряжённое.

Чувство любви оказывает на тело спасительное влия­ние. Влюбленный человек излучает радость. Блеск в его глазах и увлажнение кожи связаны не только с сильным притоком крови к поверхности тела, но также и с волной возбуждения, активизирующей ткани.

"Блеск" и "сияние" влюблённого человека — не метафо­рические понятия, их можно наблюдать. Это результат воз­буждения и усиленной пульсации каждой клеточки тела. Хотя каждая клетка тела и каждый орган имеют своп соб­ственный ритм, он координирован и зависим от пульсации сердца. Когда нам легко на сердце — все органы функцио­нируют лучше; когда мы ощущаем на сердце тяжесть — функция внутренних органов тормозится. В состоянии удо­вольствия, как я уже упоминал, кровь приливает к поверхности тела, в то время как в состоянии боли она приливает вовнутрь. Под влиянием паники или страха человек может реагировать мобилизацией мышечной системы, поддающей­ся волевому контролю, стараясь преодолеть опасность по­средством борьбы или бегства. Мышцы наполняются кро­вью, подготавливаясь к деятельности. Переживание человеком гнева или страха в ответ на эти реакции зависит от того, является ли реакция движением к окружающему миру для возвращения гармонии и удовольствия, или же бегством от опасности.

Движение крови и её питательных элементов от поверх­ности тела является реакцией организма человека на окру­жающую среду. Если среда благоприятная, позитивная и пригодная для жизни, кровь притекает к поверхности, и человек делает шаг навстречу с целью установления с ней контакта. Возникает чувство удовольствия, или, если воз­буждение более интенсивно — любви и радости. Мы лю­бим то, что приятно. Любовь, однако, не всегда приносит приятные ощущения, но очень часто вызывает боль. Лю­бовь побуждает к близости с любимым человеком, но если он нас отвергнет или бросит, удовольствие быстро превра­щается в боль. Интенсивность боли прямо пропорциональ­на интенсивности любви. Когда любовь ребёнка к родите­лям отвергается, вызванная этим боль может быть описана как чувство "разбитого сердца". Как и каждая боль, она приводит к оттоку крови с поверхности тела к центру и вызывает чувство тяжести и безнадёжности. Полученный в детстве опыт "разбитого сердца" может иметь следствием избегание любви, когда человек станет взрослым. Это не означает, что он не будет желать любви, но его импульс к выходу за пределы своей личности будет полным колеба­ний, он не будет идти от всего сердца. Если воспоминания о боли живут в бессознательном человека, страх сдерживает его от выхода за свои пределы, а без этого переживание любви невозможно. Организм остается под контролем трав­матического опыта, тормозящего отток крови к поверхно­сти тела. Уровень возбуждения зависит от близости влюб­лённых. Чем ближе находится любимый, тем больше возрастает возбуждение, достигая кульминации в контакте, полном любви.

Каждый интимный контакт двух тел вызывает позитив­ные чувства. Объятия друзей во время встречи являются выражением сердечности, которая укрепляет их связь. Даже через рукопожатие, если оно не чисто формальное, можно выразить много тепла. Отдёргивание руки при встрече или расставании воспринимается как выражение холода и враж­дебности. Если родители обделяют детей проявлением фи­зической сердечности — это задевает их за живое. Многие мои пациенты жаловались, что их редко целовали и прижи­мали к себе их родители, хотя последние утверждали, что очень их любят. Они могли и в самом деле любить их, но не выражали любовь таким образом, чтобы дети могли её почувствовать.

Нельзя, однако, не отметить, что существует множество наполненных любовью контактов без прикосновения к телу. Такую силу имеет голос. Ребёнок успокаивается и радует­ся под влиянием маминой колыбельной песни. Произнесён­ные слова могут иметь такое же влияние, не столько благо­даря их содержанию, сколько тону голоса. Тёплый тон голоса выражает любовь, холодный, суровый — враждебность. Чувства можно также выразить взглядом. Мы смотрим на кого-то тепло и сердечно или холодно и враждебно. О силе глаз свидетельствует выражение, что можно "убить взглядом". По топ же причине взгляд, полный участия, согревает наши сердца.

Для того чтобы звук вызвал эмоциональный отклик, он должен быть услышан; взгляд — замечен. Зрительный кон­такт - это не механическое явление с предвидимыми ре­зультатами. Два человека могут смотреть друг на друга и не установить контакт, так как между ними ничего не про­исходит. Однако когда их глаза встречаются по - настоя­щему, они излучают что-то, что проникает через простран-С1во и достигает глаз и сердце другого человека, заканчиваясь подлинным контактом. Многие из нас испы­тали такой зрительный контакт и знают, насколько он пора­зителен. Иногда он даёт начало "любви с первого взгляда".

Я точно помню, что влюбился в свою жену, когда увидел в её глазах "сверкающие звёзды". Её взгляд поразил меня прямо в сердце и пленил меня. Контакт может начаться взглядом и закончиться объятием или более интимно.

В нормальной ситуации телесный контакт наиболее ин­тенсивен в тех местах, где кровь максимально приближает­ся к поверхности кожи. Эти участки мы называем эроген­ными зонами. К ним относятся половые органы, губы, грудь. Алый цвет губ — проявление более интенсивного кровоснабжения, что можно наблюдать через тонкую обо­лочку кожи. Когда губы встречаются в поцелуе, кровь каж­дого из любовников разделена только тоненькой кожной мембраной, что вызывает сильное возбуждение. Рот вместе с языком и губами является эрогенной зоной, так как она очень богато иннервирована. Когда человек находится в подходящем настроении, контакт с эро­генной зоной или её стимуляция дей­ствуют возбуждающе. Когда эроген­ные зоны встречаются, как это имеет место во время полового акта, возбуж­дение может достичь очень высокого уровня.

Рисунок 2 иллюстрирует движение крови вверх (по восходящей аорте) вниз (по нисходящей аорте). Любое удовольствие вызывает очень сильное насыщение кровью поверхности тела, а во время эротического наслаждения — эрогенных зон. По этой причине кровь считается носителем Эроса.

Любовь не ограничивается сексуаль­ной любовью между мужчиной и жен­щиной. Она существует везде, где есть удовольствие и стремление к близости

Рис.2


Ребёнок, который любит своего мишку, прижимает его к себе так, как если бы он был живым существом, потому что этот контакт приносит ему удовольствие и хорошее самочувствие. Мы любим наших друзей, так как в их окру­жении получаем удовольствие. Любовь к животному раз­вивается на той же основе: стремление к близости и кон­такту связано с возбуждением и чувством удовольствия в процессе контакта. Любить - значит чувствовать связь не абстрактную, но физическую — через близость и контакт.

Как мы знаем, наибольшее возбуждение и удовольствие приносит генитальный контакт между мужчиной и женщи­ной. Возбуждение и удовольствие зависят от набухания и наполнения кровью половых органов. Когда мы их стиму­лируем, они ритмично пульсируют, реагируя на ритм сердца, поэтому мы считаем сердце местонахождением Эроса.

Мы уже говорили о поразительном явлении любви с первого взгляда. Не подлежит сомнению, что такая любовь случается. Временами, однако, происходит другое чудо: два человека, которые уже знали друг друга продолжительное время, неожиданно изменяют свой взгляд или переживают контакт, который разжигает в них чувство любви. Един­ственным рациональным объяснением этого явления явля­ется тот факт, что сердце каждого из них было зажжено взглядом или поцелуем, распространяя волну возбуждения и тепла по всему телу. Тут чувство (можно назвать его любовью) приводит к деятельности. Возбуждается стрем­ление быть как можно ближе к любимому объекту. Физи­ческий контакт увеличивает возбуждение, но также прино­сит возможность частичной разрядки напряжения, вызванного половым влечением Максимальное расслабле­ние приносит, конечно, половой акт, но объятия или поце­луй также действуют расслабляюще.

Соединению любовников в сексуальном объятии не все­гда сопутствует удовольствие. Многие пары начинают с интенсивной влюблённости, а заканчивают фрустрацией и разочарованием. Для большинства людей более легким яв­ляется достижение возбуждения, чем преобразование его в удовольствие и наслаждение, являющиеся результатом пол­ного расслабления после предшествующего возбуждения.

Для очень многих людей какой-либо сексуальный контакт с любимым человеком является неосознанным табу. Причи­на этого кроется в детских переживаниях эдиповой фазы, а результатом является расщепление личности, отделение чувств (сердце) от сексуального влечения (половые орга­ны). Хотя расщепление никогда не является полным, это блокирует самореализацию в любви.

Мы должны уяснить себе разницу между возбуждением в любви и удовлетворением в любви. Есть люди, которые не испытывали счастья экстатического возбуждения, свя­занного с влюблённостью, когда сердце неожиданно и пол­ностью открывается другому человеку. Но ни одно сердце не является навсегда закрытым для любви. Оно может быть как бы спящей принцессой, находящейся, на первый взгляд, за непреодолимой стеноп, но может случиться, что какой-то принц продерётся сквозь тернии и разбудит спя­щее сердце. Когда это происходит, случается чудо. Как одни человек может вызвать у другого такую сильную реакцию? Он пробуждает уже известное, но подавленное в подсознании чувство возбуждения и удовольствия. Все мы познали рай и утратили его. Этим раем было лоно, которое удовлетворяло все наши потребности, в котором мы ни за что не должны были бороться. Для большинства из нас это райское состояние продолжалось ещё некоторое время после рождения, когда мать, как добрая земля, заботилась и охраняла нас. Каждый младенец, в топ или иной степени, пережил возбуждение, которое даёт полный любви контакт с матерью и её телом. Каждый младенец всем сердцем любит свою мать и реагирует возбуждением и удовлетворением, когда она входит с ним в контакт. Рано или поздно это состояние блаженства прерывается, но тоска по нему остаётся в наших сердцах. Влюблённость - это состояние, в котором нам сопутствует впечатление, что мы нашли утраченный рай. Если любовь не будет принята пли будет отвергнута - она превращается в ад. Дети имеют два объекта любви - отца и мать. В контакте с ними они познают радость, которая возможна, когда мы любим и любят нас. Однако радость младенчества и детства не продолжается долго. У детей, к которым плохо относятся родители, что нередко встречается в нашей культуре, эго состояние блаженства грубо прерывается. Любовь уничтожается, но мечта о ней не по­гибает, так как без неё жизнь была бы безрадостной и пустой. Эта надежда отыскать рай даёт смысл нашей жизни. Когда встречается кто-то, каким-то образом напоминающий нам утраченного любимого человека из нашего детства, происходит определённого рода чудо: мечта становится реальностью. В большинстве случаев это состояние лопается как мыльный пузырь. То, что казалось реальностью, оказывается иллюзией. Откуда этот ужасный обман? Что случилось?

Проблемой, которая встречается в каждой дискуссии о любви, является тот факт, что это слово описывает два разных чувства. Одно из них — тоска, возникающая из-за недостатка близости. Другое — рождённая из полноты чувств потребность в близости любимого человека. Пер­вый вид любви - это чувство на самом деле подлинное, но инфантильное, детское. Оно имеет в себе что-то деструк­тивное, так как его цель — пленение другого человека. Когда возникает привязанность, человек, который вызвал зависимость, не позволит другому быть независимым. Это пленение включает также и эротические связи. Они прино­сят только частичное удовлетворение. В то же время лю­бовь, возникающая из глубины сердца, — зрелое чувство. Оно не пленяет любимого человека. Человек, который любит так, является свободным и даёт свободу.

Нередко в любви человек доходит до абсурда. Поводом для этого являются моральные запреты, которым мы учим­ся в детстве и которые касаются обязанности любить своих родителей или ближних. Во время терапии пациент может сказать: "Я люблю свою мать", - даже если она к нему плохо относилась. После интенсивной аналитической рабо­ты обычно оказывается, что пациент испытывает злость, связанную с таким поведением матери. Более того — он чувствует по отношению к ней ненависть, но одновременно испытывает вину, таким образом, злость и ненависть подав­ляются. Если в процессе психотерапии человек осознает и примет в себе это неприятное чувство, в его сердце останется место для любви к матери, так как, кроме прочего, она

дала ему жизнь и была первичным источником хорошего самочувствия. Можно утверждать, что интенсивность люб­ви отражается на состоянии сердечной мышцы, особенно если мы принимаем на веру такие характеристики сердца как "горячее, холодное, мягкое, твердое". Сердце — это мышца, и как у всякой другой мышцы, её состояние зави­сит от степени ее релаксации. С возрастом мышечная ткань становится жёсткой. Молодое, мягкое сердце способно к достижению большего возбуждения, оно получает более интенсивное чувство, чем старое сердце, более холодное и жёсткое. Но что происходит, когда сердце становится холодным и жёстким? Ответ на этот вопрос надлежит искать в близкой связи между любовью и ненавистью. Ненависть можно определить как остывшую любовь. Этот процесс не происходит внезапно. Для того чтобы любовь остыла, требуется много разочарований.

Чтобы это понять, мы должны заняться импульсом, лежа­щим в сердце жизни — потребностью в сближении. Если он игнорируется — мы реагируем злостью. В состоянии злости кровь наполняет мышечную систему, так как любовь вызывает лучшее кровенаполнение кожи. Динамику этого процесса иллюстрирует рисунок 3.

Если проявление злое ш сможет вернуть состояние на­полненного любовью контакта, возбуждение в мышечной системе разряжается. Мышцы возвращаются в состояние релаксации и мягкости, что делает возможным появиться на поверхности тела импульсам любви. Однако, если выра­жение злости встречает враждебную реакцию, человек не имеет другого выхода, как прекратить отношения, посколь­ку такая реакция нарушает его право на удовлетворение собственных потребностей.

Это не значит, что мы обязаны соглашаться с каждым случаем злости, но если отношения наполнены настоящей любовью, мы не можем отказать любимому человеку в его праве выразить злость. К сожалению, родители часто отка­зывают ребенку в таком праве, поскольку относятся к про­явлению его злости как к подрыву своего авторитета. Ис­пользование силы или авторитета в отношениях, опирающихся на любовь, равносильно его предательству. Ребенок в следствие своей зависимости не может выйти из таких отношений. Таким образом, он остается в них, и его любовь перерождается, в конце концов, в ненависть. Это значит, что импульс к сближению "замораживается". Мы должны знать, что мышцы, участвующие в открытии рук навстречу другому человеку, те же, что и в ударе, хотя в первом случае мы имеем дело с мягким движением, а в другом — с жёстким и резким. Подавление импульса к удару в состоянии злости блокирует оба рода движения, оставляя человека в состоянии спазма.

Неспособность к выражению злости вызывает в мыш­цах напряжение и спазм. Со временем они становятся жес­ткими и твердыми. В сердце еще может жить любовь, но импульс к сближению не может пробиться через барьер напряженных мышц. Таким образом, поверхность остается холодной (выражением такого состояния является пого­ворка: "горячее сердце," холодные руки"). Если бы этот барьер был абсолютно непроницаем, человек бы умер, так как нельзя жить хотя бы без капли любви. Даже наиболее закостенелые в ненависти гитлеровцы имели какие-то по­зитивные контакты с другими людьми и испытывали лю­бовь. Но за пределам» ограниченного проявления любви они имели в себе огромное количество ненависти. Динами­ка блокирования любви злостью представлена на рисун­ке 4.


скачать

следующая >>
Смотрите также:
Александр Лоуэн секс, любовь и сердце
2505.22kb.
Александр Лоуэн Депрессия и тело
3441.72kb.
Джидду Кришнамурти Зеркало отношений: любовь, секс и целомудрие
1444.06kb.
Общие основания для планирования (образец)
31.17kb.
Сердце, отданное детям
143.55kb.
Александр Лоуэн. Терапия, которая работает с телом
3788.48kb.
Тантрический секс: оргазм не цель, а средство
128kb.
«Любовь это сердце всего»
28.87kb.
Плаксин Александр, 8б нифатова Любовь Ивановна, учитель математики первой категории
833.69kb.
Современный брак и секс мифы и реальность
97.33kb.
Урок-игра Тема урока: «любовь это сердце всего»
61kb.
Трансерфинг секса
153.74kb.