Главная стр 1
ГОДЫ УПАДКА (1911 — 1917)

Член-корр. АН. СССР А. С. Πредводителев

1910-11 учебный год ознаменовался в жизни Московского университета событием, которое почти на 6 лет нарушило его нормальную учебную и научную жизнь.

Царский министр народного просвещения Кассо уволил ректора проф. Мануйлова, проректора проф. Мензбира и помощника ректора проф. Минакова от занимаемых ими должностей. Этим актом Кассо посягнул на автономию Московского университета, не считаясь с тем, что упомянутые профессора были выборными представителями профессуры. Поводом к этому послужили студенческие беспорядки.

Действия царского министра вызвали бурю негодования со стороны профессуры и студенчества. Большинство профессоров Московского университета со своими учениками и помощниками покинули его стены. Из числа профессоров-физиков вышли в отставку проф. П. Н. Лебедев, проф. Н. А. Умов и проф. А. А. Эйхенвальд. За этими профессорами последовало почти все молодое поколение. Ушли: приват-доцент П. П. Лазарев (ныне академик); приват-доцент А. К. Тимирязев (ныне профессор Московского университета), ассистент Порт (ныне покойный), приват-доцент А. В. Цингер (ныне покойный), сотрудник проф. П. Н. Лебедева А. Б. Млодзеевский (ныне профессор Московского университета); В. К. Аркадьев (ныне профессор Московского университета), М. В. Вильборг (ныне покойный) и многие другие.

В Университете остались физики: проф. А. П. Соколов (о Соколове см. статью проф. К. П. Яковлева), старший ассистент К. П. Яковлев (ныне профессор Московского университета), приват-доцент А. И. Бачинский (ныне профессор, ушел из Московского университета в 1929 г.)

В 1911-12 учебном году, по приказу того же министра Кассо, из Одессы был переведен в Москву на кафедру Н. А. Умова профессор Б. В. Станкевич, по своим политическим убеждениям примыкавший к правому крылу профессуры.

Б. В. Станкевич окончил физико-математический факультет Московского университета в 1882 году со степенью кандидата. Был оставлен для приготовления к профессорскому званию на два года при кафедре проф. А. Г. Столетова. Будучи студентом, Б. В. Станкевич много занимался математикой, в частности, теорией чисел. Им найдены две новых теоремы по теории чисел, о содержании которых он доложил на заседании Математического общества в марте 1882 года. Эта работа в издании того же общества была напечатана под заглавием «К теории сравнений при модуле простом». Через два года после указанной чисто математической работы он опубликовал в «Ученых записках» Московского университета новую обстоятельную работу «Кинетическая теория газов в математическом изложении».

173 Годы упадка 1911 1917
Работа написана по поводу запроса математического факультета, сделанного в акте 1880 года. В запросе указывалось, на необходимость иметь на русском языке труд, в котором были бы систематизированы отдельные исследования по кинетической теории газов, разбросанные по брошюрам и журнальным статьям.

Работа Б. В. Станкевича не только дала ответ на запрос математического факультета Московского университета, но и поставила новые задачи, стоявшие на очереди в области кинетической теории материи.

В работе последовательно и очень обстоятельно разбираются две точки зрения на построение теории — точка зрения Больцмана, который основывал кинетическую теорию материи на гипотезе упругих шаров, и точка зрения Максвелла, который указал на возможность построения кинетической теории, основываясь на гипотезе силового взаимодействия между молекулами на расстоянии.

Весьма удачный анализ указанных двух течений в науке, который проделал Б. В. Станкевич в своей работе, высоко был оценен математическим факультетом и ему по заслугам была присуждена премия имени Брашмана.

Помимо упомянутой работы Б. В. Станкевич проделал ряд других работ по кинетической теории газов, которые послужили предметом для его магистерской диссертации; он защищал ее в Одесском] университете. Официальный оппонент Н. А. Умов и оппонировавшие математики признали диссертацию Б. В. Станкевича значительным явлением в русской научной литературе.

Свою докторскую диссертацию Б. В. Станкевич написал на тему «Материалы к познанию диэлектрической поляризации в жидкостях». Основные результаты этого исследования были получены в лаборатории Э. Ломмеля во время его 15-месячной командировки за границу. Защищал эту диссертацию Б. В. Станкевич в Казанском университете, официальными оппонентами были Гольдгаммер, Случинов и Назимов. Работа получила полное одобрение и Б. В. Станкевичу была присвоена степень доктора физических наук.

Московский университет проф. Станкевич покинул в 1917 году по личному желанию, до выхода известного циркуляра министра народного просвещения временного правительства Мануйлова. Скончался Б. В. Станкевич в гор. Барнауле.

Период истории физики в Московском университете от 1911 года до Февральской революции надо считать периодом глубокого упадка. Не было профессоров, которые бы привлекали студенческие массы к изучению физики. В это время на факультете имелось только два профессора физики — Α., П. Соколов и Б. В. Станкевич, которые отличались крайне неуживчивыми характерами и в силу этого значительное время тратили на всякого рода конфликты между собой, что отрицательно отзывалось на учебной и научной жизни Физического института. Специализировались по физике единицы (3—5 человек). Огромный Физический институт пустовал. Шкафы с приборами находились под замком.

Не безынтересно сравнить состояние Физического института в то время с его состоянием теперь. Это сравнение мы проведем не по линии научной продукции Физического института, которая выражается в последние годы значительным числом печатных работ (свыше 130 ежегодно) и весьма выразительной цифрой приборов, выпускаемых для производства. По этой линии сравнения произвести нельзя, ибо продукция института того времени была крайне ничтожной, о чем мы скажем несколько слов ниже. Мы проведем сравнение положения дел в институте в настоящее время и в указанный период по линии на-

174 Член-корр. АН СССР проф. А. С. Предводителев


сыщенности научными кадрами и студентами. Это сравнение нам кажется наиболее разительными и наглядным.

В настоящее время в Физическом институте Московского государственного университета магнитная лаборатория занимает 217 квадратных метров, научно работают в ней, не считая студентов, 21 человек; тогда все это помещение было пустым.

В настоящее время в Физическом институте лаборатория молекулярных и тепловых явлений занимает 224 квадратных метра, научно работают в ней, не считая студентов, 29 человек; тогда все это помещение тоже было пустым.

В настоящее время в Физическом институте оптическая лаборатория занимает 263 квадратных метра, научно работают в ней, не считая студентов, 18 человек; тогда три комнаты по 30 квадратных метров были заняты под квартиры, а остальное помещение было пустым.

В настоящее время лаборатория ионных и электронных процессов занимает 140 квадратных метров, научно работают в ней, не считая студентов, 19 человек; тогда две комнаты площадью в 60 квадратных метров были заняты под личные нужды профессуры, остальное же помещение было пустым.

Наконец, лаборатория колебаний занимает 272 квадратных метра; научно работают в ней, не считая студентов, 27 человек; тогда же все это помещение было пустым и т. д.

На всей этой громадной площади в то время не могли найти себе приюта каких-либо пять студентов специалистов-физиков; в настоящее время на этой площади осваивают приемы научного исследования свыше двухсот студентов четвертого и пятого курсов.

Среди такой безграничной в научном отношении пустоты, которая господствовала в Физическом институте с 1911 года по год революции, нельзя пройти мимо некоторых фактов, положительных по существу, нельзя пройти мимо потому, что они могут служить масштабом для оценки степени упадка в развитии физики в Московском университете в этот злополучный период времени.

В первую очередь следует упомянуть об экспедиции в Киев, которая была организована проф. А. П. Соколовым для производства наблюдений над полным солнечным затмением, происходившим в августе 1914 года. Военное время и неудачная погода не позволили получить особо ценных научных результатов. Однако на подготовку к этой экспедиции было затрачено ее членами много труда. В. А. Карчагин готовился к наблюдению поляризации коронных лучей, В. Г. Тихонов) готовился к наблюдению ионизации атмосферного воздуха, Г. С. Ландсберг собирался определить интенсивность рассеянного света неба и, наконец, И. Ф. Усагин готовился к фотографированию короны. Другой положительный факт, о котором следует упомянуть, и который является заслугой А. П. Соколова, это организация в подвальном этаже Физического института химической лаборатории по анализу радиоактивных руд. Лабораторию возглавлял химик Снесарев.

Наконец, необходимо указать, что при кафедре, возглавлявшейся проф. Б. В. Станкевичем, к концу 1916 года студент Метелкин и ассистент И. Ф. Усагин (ныне покойные) проделали работу «О флюоресценции газов при безэлектродном разряде».

Вот и все научное богатство, которое дал Физический институт за шесть лет, после того, как его покинули профессора П. Н. Лебедев, Н. А. Умов, А. А. Эйхенвальд и другие.

(Ученые записки МГУ, Физика, Юбилейная серия, вып. LII, 1940)



ФИЗИКА

ОТ 1917 ГОДА ДО НАШИХ ДНЕЙ
1917-1923

Член-κορρ. АН СССР проф. А. С. Предводителев

27 февраля (стр. ст.) 1917 года закончился первый этап революционного движения в России. Был образован временный комитет Государственной думы. Через несколько дней этот временный комитет и «эсеро-меньшевистские лидеры Исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов втайне от большевиков договорились о сформировании нового правительства России — буржуазного временного правительства во главе с князем Львовым, которого еще до февральского переворота царь Николай II намечал в премьер-министры своего правительства» [Краткий курс истории ВКП(б)].

В состав этого правительства в качестве министра народного просвещения вошел бывший профессор и ректор Московского университета Мануйлов. Почти немедленно после принятия дел министерства, Мануйлов издал циркуляр, по которому предоставлялось право всем профессорам и преподавателям, покинувшим Московский университет в 1911 году, вернуться вновь в его стены.

Из физиков вернулись в Московский университет проф. А. А. Эйхенвальд, приват-доцент А. К. Тимирязев, ассистент М. В. Вильборг и т. д. Несколько позднее вернулась в Университет и молодежь, которая со своими учителями в 1911 году покинула Университет. Вернулись С. И. Вавилов, Б. В. Ильин, Т. К. Молодый (ныне покойный), Э. В. Шпольский и другие.

Физический институт оживился; раскрылись его помещения, началась коллективная научная работа с сохранением в известной степени того стиля работы, который ей придал знаменитый П. Н. Лебедев.

В этот период в Физическом институте Московского университета стали более или менее правильно функционировать следующие учебно-вспомогательные и научные учреждения: физический кабинет, лаборатория общих работ по физике, лаборатория специальных работ по физике и лаборатория электрических измерений.

Физический кабинет получил в свое ведение проф. К. П. Яковлев, он же читал первую часть общего курса физики. Хозяйственною частью кабинета заведовал В. Г. Тихонов; ассистентами кабинета, на обязанности которых лежало создание новых физических демонстраций и подготовка демонстраций к лекциям, были К. Ф. Теодорчик и А. И. Данилевский.

Физический кабинет обслуживал лекции для физико-математического, медицинского, общественных наук и рабочего факультетов. Это примерно составляло 24 двухчасовых лекции в неделю, или по четыре лекции в день.

178 Член-корр. АН СССР проф. А. С. Предводителев


Лаборатория общих работ по физике также находилась в ведении проф. К. П. Яковлева. Хозяйственным ассистентом лаборатории состоял В. А. Карчагин; преподавателями были: А. А. Глаголева-Аркадьева, С. И. Вавилов, Б. В. Ильин, А. С, Ирисов, Т. К. Молодый, А. С. Предводителев, Ю. П. Симанов и Э. В. Шпольский.

К занятиям в лаборатории общих работ по физике допускались лишь те студенты, которые прослушали одну или обе части курса общей физики, по сдаче ими коллоквиума. Занятия происходили в три группы; каждая группа работала под руководством двух-трех преподавателей 2 дня в неделю по 4 часа в день. Для получения зачета требовалось правильное решение не менее 10 задач в семестр, по выбору работающего; по содержанию решенных задач при получении зачета производился коллоквиум.

Работало в семестр около 400 студентов физико-математического факультета (математики, физики, химики, биологии и т. д.).

К занятиям в лаборатории специальных работ допускались студенты, избравшие специальностью физику. Обычно это были студенты 3-го и 4-го курсов.

К этому моменту интерес к физике у студентов физико-математического факультета значительно возрос. Теперь можно было число студентов-специалистов по физике считать не единицами, как это было в годы упадка, а десятками.

Обычно в лаборатории специальных работ по физике число студентов доходило до 2—3 десятков. В лаборатории производились работы не только учебного характера, но ставились и небольшие исследовательские работы; в лаборатории были организованы отделы радиотехники и вакуумтехники. В первом отделе руководителем был А. И. Данилевский, во втором — Н. А. Капцов.

Лаборатория электрических измерений была организована В. К. Аркадьевым, в ней принимали участие Б. А. Введенский (ныне член-корреспондент Академии наук СССР), А. А. Глаголева-Аркадьева, С. Н. Ржевкин и К. Ф. Теодорчик, ныне профессора Московского университета, и Ю. П. Симанов — теперь доцент того же Университета.

Лаборатория электрических измерений в основном стремилась к параллельной организации работ учебного и научного характера. Число работающих студентов в этой лаборатории тоже доходило до двух десятков.

Лаборатория электрических измерений по сути дела имела основной своей базой научно-исследовательский коллектив, занимавшийся изучением магнетизма. С 1919 по 1924 год коллективом был проделан ряд весьма интересных исследований по магнитной спектроскопии и прилежащим к ней вопросам.

Весьма положительной стороной указанных двух научно-учебных организаций следует считать введение в план обучения студентов прохождения производственной практики на фабриках и заводах.

Студенты-физики в течение трех месяцев работали на фабрике электрических ламп, Центральном телеграфе в Москве и в Орле, при опытных работах по линии связи Москва — Орел, в Государственном экспериментальном электротехническом институте, Рентгеновском институте и т. д.

Общее методическое и административное управление осуществлялось через предметную комиссию по физике, членами которой являлись не только профессора и преподаватели, но и студенческие представители. Такая форма организации просуществовала до 1929 года.

Несомненно, революция резко изменила положение дела в Физическом институте. Увеличились научная продукция и контингент студентов, желавших специализироваться по физике. Однако имелись и очень существенные недостатки. В институте не было лица, которое

179 1917 1923


пользовалось бы одинаковым научным авторитетам у всего коллектива работников института. В силу этого происходили недоразумения в общей организации научной жизни в Физическом институте. Кроме того, среди довольно значительного коллектива научных работников института не имелось ни одного авторитетного теоретика: было полное «засилье» экспериментаторов. Этот последний недостаток ощущался почти всем коллективом физиков. Поэтому был срочно поставлен вопрос о привлечении в Москву профессора С. А, Богуславского, который до 1921 года занимал кафедру физики в Саратовском университете.

С. А. Богуславский был наиболее подходящим кандидатом в качестве профессора-теоретика в столичном Университете. В связи с приглашением его в Московский университет, профессор А. А. Эйхенвальд прислал письмо в физико-математический факультет, в котором он писал: «Я могу рекомендовать Сергея Анатольевича Богуславского, который обладает уже целым рядом работ, имеющих, несомненно, научное значение. Поданная им в Московский университет диссертация «Основы молекулярной физики и применение статистики к вычислению термодинамических потенциалов» уже рассмотрена мною и представлена в факультет с весьма благоприятным отзывом; а так как мною поднят вопрос о присуждении С. А. Богуславскому степени доктора, а не магистра, то вопрос этот передан в особую комиссию и вероятно будет решен на этих днях».

Отзыв А. А. Эйхенвальда в сущности уже предрешал вопрос о кандидатуре С. А. Богуславского на кафедру теоретической физики Московского государственного университета.

12*


СЕРГЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧ БОГУСЛАВСКИЙ

Член-корр. АН СССР проф. А. С. Предводителев

Сергей Анатольевич Богуславский, сын Анатолия Ивановича Богуславского, преподавателя математики и инспектора Московского реального училища Воскресенского (ум. в 1896 г.), родился в Москве 1 декабря 1883 года. Весной 1894 года поступил в 1-й класс Московской 4-й гимназии, где воспитывался семь лет. Летом 1901 года, перейдя в 8-й класс, заболел туберкулезом и был вынужден уехать за границу. Осенью того же года, по ходатайству совета гимназии, получил аттестат зрелости. Университетское образование начал осенью 1905 года, поступив во Фрейбургский (в Бадене) университет.

Осенью 1907 года перешел в Геттинген. Здесь он прослушал лекции W. Voigt'a, Υ. Klein'a, D. Hilbert'a, Минковского, участвовал в практических занятиях по физической химии у Тамманна. Начал самостоятельную работу по радиоактивности, которую, однако, не довел до конца, так как, ввиду ухудшившегося состояния здоровья должен был уехать из Геттингена. Позднее провел в Геттингене летний семестр 1909 года и пять семестров с весны 1911 до августа 1913 года. Кроме названных выше профессоров слушал специальные курсы по физике у М. Abraham'a, E. Wieckert'a, M. Born'a, участвовал в практических занятиях по астрономии у J. Hartmann'a, по механике у С. Meyerг'aа, по математической физике у М. Born'a и в семинарии по кинетическим теориям материи у Hilbert'a. У последнего он слушал также, получивший затем широкую известность, хотя и не напечатанный курс кинетической теории газов. С осени 1911 и до весны 1913 года работал в институте над диссертацией, по окончании которой летом 1913 года сдал докторский экзамен. Экзаменаторами были Voigt — по физике, Hilbert — по математике и Hartmann — по астрономии.

Своим научным образованием С. А. Богуславский в значительной мере обязан постоянному общению с рядом ученых, особенно с тогдашним приват-доцентом М. Born'ом, с которым жил на одной квартире.

В 1914 году провел несколько недель в Лейдене, где участвовал в коллоквиумах Н. А. Lorenz'a и П. С. Эренфеста. Летом того же года вернулся в Геттинген, где тогда вступал в заведование Физическим институтом вновь приглашенный туда профессором Р. Debue.

Весной 1915 года С. А. Богуславский окончательно вернулся в Россию. Осенью того же года по постановлению физико-математического факультета Петроградского университета он был допущен к магистерским экзаменам, которые и сдал в течение 1916—17 года. Одновременно работал над магистерской диссертацией.

В апреле 1918 года С. А. получил степень магистра физики после защиты диссертации «Основы молекулярной физики с применением статистики к вычислению термодинамических потенциалов». С марта до октября 1918 года заведовал учебной частью на организованных им

181 Сергей Анатольевич Богуславский
курсах электротехники для рабочих (курсы существуют до сего времени).

В мае С. А. был избран на кафедру теоретической физики в Саратовский университет, куда и выехал в октябре 1918 года. В марте 1919 года был избран профессором Московского университета, но временно оставался (по командировке) в Саратове, где вел преподавание теоретической физики и состоял председателем физико-математического отделения Саратовского общества естествоиспытателей.

Приехав в Москву весной 1921 года, Богуславский вступил в заведование кабинетом теоретической физики при Физическом институте 1-го Московского университета, читал курс теоретической физики по строению атома, вел семинарий и т. д. Той же весной он был приглашен сотрудником Государственного физико-технического института. В июле 1922 года был командирован Наркомпросом за границу для поправления здоровья и научных занятий. Во время этой поездки он делал доклады о своих работах в Кембридже, Лейдене, Геттингене и Берлине. Вернувшись из-за границы в марте 1923 года, после нескольких месяцев работы, С. А. Богуславский 3 сентября того же года скончался от обострившегося процесса туберкулеза.

С. А. Богуславский являлся выдающимся ученым, сыгравшим большую роль в развитии русской физики. Им напечатано около 25 работ. Почти каждая из этих работ свидетельствует о том, что она вышла из-под пера глубоко образованного физика, обладавшего большим дарованием.

Наиболее крупным произведением Богуславского следует считать его диссертацию, посвященную статистическому толкованию термодинамических потенциалов.

Учение о термодинамических потенциалах до С. А. Богуславского строилось чисто феноменологически. Не ставился достаточно четко и определенно вопрос о связи большинства термодинамических величин с молекулярными координатами и скоростями.

С. А. Богуславский последовательно и систематически в указанной работе проводит идею о том, что термодинамические величины можно рассматривать как средние значения во времени некоторых функций от молекулярных координат и скоростей. Строго говоря, это удается сделать только там, где средние во времени либо точны, либо мало отличаются от средних статистических.

Далее С. А. Богуславский показывает, что вариационные принципы механики являются лишь разновидностями механического принципа наименьшего действия. В этом пункте он в новой форме призывает к жизни идеи Клаузиуса, Больцмана, Михельсона, которые, казалось, бесповоротно ушли в прошлое.

Замечательные высказывания Клаузиуса о том, как следует изменить способы варьирования для того, чтобы вариационные принципы механики нашли свое отражение в термодинамике, получили, наконец, некоторый отклик в работе С. А. Богуславского. В этом его безусловная заслуга. Живым идеям Клаузиуса он придал новую форму, приблизил их к современности.

С. А. Богуславский не ограничивается в своей работе только указанием принципиальных путей расчета термодинамических величин с точки зрения статистики. Наоборот, он посвящает целую главу применению своего метода к ряду специальных задач. Он показывает на конкретных примерах, в каком смысле видоизменяется метод Гибса и указывает преимущества этого видоизменения: по методу Гибса можно вычислить только один термодинамический потенциал — свободную энергию, по способу С. А. Богуславского можно вычислить любой.

182 Член-корр. АН СССР проф. А. С. Предводителев
Цитируемый труд С. А. Богуславского замечателен, еще и в том отношении, что автор смело высказался в нем против воззрений Больцмана, относящихся к понятию «энтропия».

Признавая плодотворность метода и взглядов Больцмана, С. А. Богуславский все же считает, что для толкования термодинамических функций пользоваться идеей о вероятности состояния не представляется способом достаточно удовлетворительным, так как само понятие вероятности при ближайшем рассмотрении оказывается в значительной степени произвольным и установление его а priori затруднительным.

Среди других трудов, напечатанных при жизни С. А. Богуславского, следует упомянуть о его работах по пироэлектричеству и строению диэлектрических кристаллов. Эти работы относятся к 1914 и 1915 годам.

В 1912 году появилась работа П. Дебая, который предложил теорию изоляторов, представлявшую в известной мере пересказ теории ферромагнитных тел П. Вейса. По теории Дебая выходит, что диполи постоянного электрического момента, которые всегда находятся в диэлектрической среде, под влиянием внешнего электрического поля имеют тенденцию устанавливаться параллельно, этому полю. Указанные соображения Дебая привели его к видоизменению известной формулы Клаузиуса-Массоти, в которой постоянная Клаузиуса-Массоти линейно зависит от обратного значения абсолютной температуры.

С. А. Богуславский развил иную теорию в противовес обычной теории изоляторов. Он предположил, что силы, привязывающие заряды к их положению равновесия, не строго пропорциональны отклонению их от этого положения. Кроме того, равновесие зарядов остается устойчивым только до тех пор, пока отклонение их не переходит известных границ.

Эти условия заставили С. А. Богуславского написать для соответствующей работы над зарядом выражение в виде степенного ряда. С. А. Богуславский обрывает этот ряд на третьем члене; таким образом, выражение для работы у него содержит степени вторую, третью и четвертую. Далее с помощью обычных методов статистики С. А. Богуславский вычисляет поляризацию и находит выражение для константы Клаузиуса-Массоти в виде линейной функции от абсолютной температуры. Полученное соотношение дает вполне удовлетворительное согласие с опытом и имеет то преимущество перед соотношением Дебая, что может давать убывающие и возрастающие значения константы Клаузиуса-Массоти.

В применении упомянутых основных своих положений к кристаллам, не имеющим центра симметрии, С. А. Богуславский получил соотношение для электрического момента кристалла, подвергнутого температурному воздействию при отсутствии внешнего электрического поля.

Таким образом, он пришел к качественному объяснению полярного пироэлектричества. В дальнейшем эти идеи С. А. дополнил и развил в отдельной работе, посвященной новейшим экспериментальным исследованиям по пироэлектричеству.

Явление пироэлектричества, по мнению С. А. Богуславского, может быть достаточно полно объяснено, если исходить из следующей модели: атомы кристалла привязаны к некоторым определенным положениям равновесия в пространстве. Сила реакции определяется величиной отклонения от этих положений. Потенциальную энергию атомов можно представить в виде степенного ряда. Для количественного объяснения явления пироэлектричества достаточно ограничиться первыми двумя членами ряда, если использовать при этом теорию квант в формулировке Бора-Зоммерфельда.

Исходя из указанной модели и пользуясь обычными методами статистической механики, С. А. Богуславский вычисляет увеличение элек-

183 Сергей Анатольевич Богуславский
трического момента кристалла по отношению к моменту, которым обладает он, когда все атомы находятся в их положениях равновесия. Само собой разумеется, что эта разница получается в силу того, что атомы кристалла находятся в температурном движении.

Собственно этим соотношением и исчерпывается вопрос, который поставил перед собой С. А. Богуславский. Далее простым дифференцированием по температуре полученного выражения для момента кристалла находится величина, называемая пироэлектрической постоянной.

Сравнение экспериментальных данных, которые получил Аккерман для пироэлектрической постоянной, с ее теоретической величиной, вычисленной С. А. Богуславским, весьма убедительно говорит в пользу воззрений этого ученого.

В своих работах С. А. Богуславский весьма последователен и щепетилен. В каждой мысли, которую он высказывает, чувствуется, что автор все додумал до конца, знает положительные и отрицательные стороны вопроса. Он не успокаивается на достигнутых результатах, идет дальше, вносит уточнения, расширяет идеи, ранее им высказанные. Так, за работой по пироэлектричеству последовала новая работа, посвященная строению диэлектрических кристаллов. В этой работе С. А. весьма точно характеризует недостатки своих прежних взглядов: «Тогда я полагал, что молекулярная потенциальная энергия соответствует отклонению атомов от определенных положений равновесия в пространстве. Но отклонение от определенной точки в пространстве есть величина векториальная, а потому в теле изотропном или кристалле, обладающем центром симметрии, выражение потенциальной энергии не может содержать членов кубических. Отклонение от квазиупругости могло сказаться только в членах четвертой степени». Этот недостаток С. А. Богуславский исправляет; создает теорию строения диэлектрических кристаллов. Он показывает, что потенциальная энергия должна зависеть от расстояния между соседними атомами, и постольку, поскольку это расстояние есть величина скалярная, выражение для потенциальной энергии атомов может содержать члены третьей степени. Таким образом, рассуждениями, проводимыми в этой работе, С. А. делает результаты, полученные им ранее, более обоснованными.

Остается еще упомянуть о некоторых посмертных работах С. А. Богуславского.

Через год после его смерти в «Трудах» Государственного экспериментального электротехнического института (выпуск № 3) были напечатаны две работы С. А. Богуславского. В первой из них решался вопрос о влиянии магнитного поля на термоионные токи, во второй — о пространственных зарядах на силу термоионных токов. В этих работах С. А. Богуславский предвосхитил то, что впоследствии занимало внимание знаменитого американского ученого Лангмюра. Расчет магнетронных ламп представляется делом весьма существенным для техники их изготовления и для использования этих ламп в технике получения сантиметровых волн. Результаты, полученные С. А. Богуславским, могут принести пользу и уже принесли в указанной области научно-технических знаний.

С большим запозданием, спустя семь лет после смерти С. А. Богуславского, вышла из печати замечательная его книга под заглавием «Пути электронов в электромагнитных полях». Об этой книге М. Born в письме к сестре С. А. Богуславского пишет в следующих выражениях: «Эта книга поистине замечательна; в России Ваш брат был лучшим знатоком атомной теории и механики; его работы будут там ведущими и популярными»...

Упомянутая книга С. А. Богуславского представляет систематическое изложение задач о движении электронов в электромагнитных по-

184 Член-корр. АН СССР проф. А. С. Предводителев
лях, и содержит не только те задачи, которые были детально изучены ранее, но и те, которые удалось решить самому С. А. Богуславскому. Поэтому его книга имеет характер больше монографии, чем пособия к изучению движения электронов, находящихся под действием электрических и магнитных сил.

Эта книга, по мысли С. А. Богуславского, представляет лишь первую часть задуманного им большого сочинения по теории атома; его ему не удалось написать. До своей преждевременной кончины он осуществил лишь введение к этому сочинению.

Несмотря на свою непродолжительную работу в Московском университете, С. А. Богуславский все же не мало успел сделать для развития в нем физики. Преподавание теоретических дисциплин по физике на физико-математическом факультете, сразу же после появления С. А. в Университете, приняло ту окраску, которую оно сохраняет и по настоящее время. Помимо классических, твердо установившихся дисциплин, по его настоянию были введены в преподавание главы из современной физики. Он организует теоретический кабинет. Приглашает работать к себе Г. С. Ландсберга и Б. А. Введенского. Выписывает из Саратова своих учеников Смирнова и Котова. Ставит научные исследования по теоретическим и экспериментальным задачам физики. Читает курс по современной (тогда) теории атома. Лекции посещаются студентами, доцентами и профессорами.

Таким образом, кафедра теоретической физики, которую получил в свое ведение С. А. Богуславский, в короткий период приобрела те формы, которые в основном сохранились и после, когда ее, примерно через год, занял академик Л. И. Мандельштам, а потом профессор И. Е. Тамм.

НАУЧНЫЕ РАБОТЫ С. А. БОГУСЛАВСКОГО

1. Das Feld des Poytingsch Vektors bei der Interferenz von zwei ebenen Lichtwellen in einem absorbierenden Medium Phys., 3, 1912.

2. Ueber optische Eigenschiften der Platinnegaire, Leipzig, 1914.

3. Ueber optische Eigenschaften von Yttriumplatinegann, Ann. d. Phys., 1914 (сокращенная перепечатка предыдущей работы).

4. Zur Theorie der Dielektrika Temperaturabhängigkeit der Dielektrizitätskonstant Pyroelektrizität Phys., 3, 1914.

5. Кинетическая теория изоляторов. Зависимость диэлектрической постоянной от температуры. Пироэлектричество. Ж.Р.Ф.Х.О., 1914. (Мало отличный вариант предыдущей статьи).

6. Pyroelektrizität auf Grund der genanten Theorie Phys., 3, 1914.

7. Zu Herrn V. Ackermanns Messungen der Temperaturabhängigkeit der pyroelektrischen Erregung Phys., 3, 1914.

8. О строении диэлектрических кристаллов, Ж.Р.Φ.Χ.Ο., 1915.

9. Новейшие исследования о пироэлектричестве, Ж.Р.Ф.Х.О., 1915.

10. Zum Problem der inneren Reibung in der kinetischen Theorie. Mathem. Ann., 1915.

11. О механизме процесса плавления, Ж.Р.Φ.Χ.Ο., 1915.

12. Основы молекулярной физики с применением статистики к вычислению термодинамических потенциалов (Магистерская диссертация 1918 г.), Научные известия (Сб. 3), Труды Моск. физическ. общ., 1922.

13—18. О распространении химической реакции в виде волны. О частоте света, излучаемого моделью атома Бора. К теории строения атомного ядра; I, ядро с постоянным неподвижным электрическим диполем. К теории строения атомного ядра; II, ядро с подвижным диполем. О канонической форме уравнений движения электрона. О внутреннем явлении Зеемана. (Работы 13—18 отданы для напечатания в журнал Русск. физ.-хим. о-ва, физ. отд.).

19. Пути электронов в электромагнитных полях. Находится в печати в Госиздате (Догов. №. 2482).

20. О влиянии магнитного поля на термоионные токи I и П.

21. О влиянии пространственных зарядов на силу термоионных токов III (не напеч.).

22. Ueber einige Grundfragen der kinetischen Wärmetheorie, Phys. Zeitschr., 1922.

23. On the Problem of two movig charges in its connection with the atomic Theory. Philosophical Magasine, 1923.

ОРГАНИЗАЦИЯ НАУЧНО ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО ИНСТИТУТА



ФИЗИКИ

Член-корр. АН СССР проф. А. С. Предводителев.

В конце 1922 года по постановлению Государственного ученого совета Народного комиссариата просвещения был организован Институт физики и кристаллографии, который входил в состав Ассоциации научно-исследовательских институтов при Московском государственном университете. По мысли Государственного ученого совета, исследовательские институты должны были: 1) координировать научно-исследовательскую работу коллектива работников данного высшего учебного заведения; 2) продвигать в жизнь и в технику научные достижения отдельных работников и института в целом; 3) готовить кадры молодых научных работников.

В первоначальный состав Исследовательского института физики и кристаллографии действительными членами были назначены: С. А. Богуславский, Г. В. Вульф, К. П. Яковлев, А. К. Тимирязев, Η. Η. Андреев, В. К. Аркадьев, Б. А. Введенский, А. Б. Млодзеевский, С. Т. Конобеевский и Н. Е. Успенский.

Позднее, уже путем избрания, в состав института дополнительно вошли: действительными членами 3. Д. Зернов, Н. П. Кастерин, научными сотрудниками В. И. Баранов, М. В. Вильборг, Н. А. Капцов, К. Ф. Теодорчик, Ε. Ε. Флинт.

Первый год деятельности вновь сформированного Института физики и кристаллографии ознаменовался значительными внутренними противоречиями, вызывавшимися отсутствием единства в понимании задач института и недостаточной авторитетностью его директора. В результате этих разногласий из института вышли В. К. Аркадьев, Η. Η. Андреев, Б. А. Введенский и К. Ф. Теодорчик.

Приведенный выше состав членов института не изменялся до 1928 года. За это время в институте не сумели определиться и оформиться те или иные научные направления по физике. Работа велась по случайной и разрозненной тематике, и не всегда в стенах самого Университета. Это обстоятельство было, безусловно, отрицательной стороной дела. При таких условиях не могло расти научное и материальное богатство института в целом. Материальная обеспеченность научно-исследовательских, в особенности экспериментальных работ, была только для тех научных работников, которые группировались вокруг директора института. Такая политика руководства института привела к тому, что ряд деятельных коллективов, проводивших интенсивную научную работу в здании Физического института (лаборатория проф. В. К. Аркадьева, лаборатория В. А. Карчагина, лаборатория А. С. Предводителева и друг.) долгое время не имели связи с Институтом физики и кристаллографии, находившемся в том же здании,

186 Член-корр. АН СССР проф. А. С. Предводителев


тогда как лица, не состоявшие в штате физико-математического факультета, преподававшие в других высших учебных заведениях, не работавшие научно в стенах Физического института, являлись непременными членами исследовательской организации Московского государственного университета.

Но, несмотря на указанные недостатки, обновление жизни старой России, вызванное революцией, плодотворно сказалось и на результатах деятельности Института физики и кристаллографии. За первые четыре года своего существования институт дал работы значительного научного интереса.

Появились две работы Н. А. Капцова по дифракции герцевских волн и о движении электронов при генерации колебаний в схеме Боркгауза и Курца. Очень интересное исследование закончила аспирант М. Т. Грехова «О влиянии остатков газа на колебания в катодном генераторе для коротких волн». К этому же времени относятся исследования С. А. Богуславского по влиянию магнитного поля и пространственных зарядов на силу термоионных токов.

Проф. А. К. Тимирязев провел весьма интересные исследования по применению интегральных уравнений к теории внутреннего трения в разреженных газах. В этих работах А. К. Тимирязеву удалось обобщить уравнения Кундта и Варбурга для газового слоя конечной толщины и связать область трения Максвелла с областью, где передача количества движения через слой газа пропорциональна давлению.

А. Б. Млодзеевский занимался изучением жидких кристаллов; построил экспериментально диаграммы состояний бинарных смесей с образованием жидких кристаллов; открыл два вещества, в которых единственным агрегатным состоянием является жидкокристаллическое; впервые обнаружил образование твердых кристаллов из жидких при нагревании последних; показал существование эвтектики из твердых и жидких кристаллов. Несколько позднее он построил термодинамическую теорию сингулярных точек на диаграммах плавкости бинарных систем и новую топологическую теорию фазовых диаграмм.

Действительный член института С. Т. Конобеевский проделал ряд исследований по изучению кристаллической структуры вальцованных металлов — железа и никеля с помощью рентгенографического анализа. Он нашел общий способ расчета дифракционных диаграмм, позволяющий вычислять ось ориентировки и плоскость скольжения в кристаллах вальцованного металла. К сожалению, эти работы были проделаны С. Т. Конобеевским не в стенах Физического института, и потому не могли оказать должного влияния на развитие этих вопросов в Московском государственном университете.

Роль Научно-исследовательского института физики и кристаллографии сводилась лишь к материальной помощи работникам. Такое положение дел никак нельзя было бы объяснить отсутствием материальной базы в стенах института. Эту базу можно было бы при желании создать без особых затруднений, но для этого необходимо было больше патриотизма со стороны руководства института к физико-математическому факультету и к Университету в целом.

Действительный член института К. П. Яковлев в этот период производит исследования по разделению изотопов хлора, В. И. Баранов печатает свои работы по радиоактивности и атмосферному электричеству.

После смерти С. А. Богуславского его место в Институте физики и кристаллографии занял Л. И. Мандельштам, под руководством которого аспиранты М. А. Леонтович и А. А. Андронов произвели ряд исследований по теории электромагнитного прерывателя (Леонтович) и по теории молекулярного рассеяния света на поверхности жидкостей (Леонтович и Андронов).

187 Организация Научно-исследовательского института Физики


Весьма деятельную роль в деятельности Института физики и кристаллографии принимал его действительный член Г. В. Вульф, известный кристаллограф и кристаллофизик, которому Московский государственный университет, безусловно обязан тем, что в его стенах впоследствии развилось весьма серьезное направление по изучению вопросов, связанных со структурой твердого тела. Основной толчок и главнейшие идеи этого направления, как кажется, были восприняты именно от Г. В. Вульфа. В его работах следует искать источник идейного содержания работ существующей в настоящее время на физическом факультете Московского государственного университета рентгеноструктурной кафедры и лаборатории.

(Ученые записки МГУ, Физика, Юбилейная серия, вып. LII, 1940)


Смотрите также:
Годы упадка (1911 — 1917)
252.46kb.
Внешняя политика России в начале XX века Тема внешней политики России в первые годы XX века особенно важна для понимания последующей государственной катастрофы, разразившейся в два этапа: 1905-1907 и 1917 годы
63.34kb.
Готовимся к Контрольной работе Цель: проверить знания учащихся по темам раздела «Времена Советской России и СССР. 1917–1991 годы»
35.72kb.
Положение о городской открытой научно-практической конференции «Канский уезд Енисейской губернии в годы гражданской войны 1917-1922 г г.»
54.92kb.
Положение о городской открытой научно-практической конференции «Канский уезд Енисейской губернии в годы гражданской войны 1917-1922 г г.»
56.56kb.
Россия в 1917 – 1920 гг. Часть В
29.08kb.
Показания а. И. Шингарева (21 августа 1917 г.)
825.26kb.
Февральская революция 1917 г и ее историческое значение
15.9kb.
Начало исторического пути пионерства (1917-1930гг.)
158.23kb.
История марки Mitsubishi
109.13kb.
Блок 6 Вопрос 35
306.58kb.
Государственные Думы России 1906-1917 годы
53.21kb.