Главная стр 1
скачать


Voir Note explicative

See Explanatory Note

См. Инструкцию

(Version russe)


COUR EUROPÉENNE DES DROITS DE L’HOMME

EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
Conseil de l’Europe - Council of Europe

Strasbourg, France - Страсбург, Франция




REQUÊTE

APPLICATION

ЖАЛОБА

présentée en application de l’article 34 de la Convention européenne des Droits de l’Homme,

ainsi que des articles 45 et 47 du Règlement de la Cour
under Article 34 of the European Convention on Human Rights

and Rules 45 and 47 of the Rules of Court
в соответствии со статьей 34 Европейской Конвенции по правам человека

и статьями 45 и 47 Регламента Суда



              1. LES PARTIES

THE PARTIES

СТОРОНЫ



              1. LE REQUÉRANT / LA REQUÉRANTE

THE APPLICANT

ЗАЯВИТЕЛЬ

(Renseignements à fournir concernant le / la requérant(e) et son / sa représentant(e) éventuel(le))



(Fill in the following details of the applicant and the representative, if any)

(Данные о заявителе и его представителе, при наличии такового


  1. Nom de famille / Surname / Фамилия заявителя Маглеванная




  1. Prénom (s) / First name (s) / Имя(имена) и отчество Елена Ильинична

Sexe: masculin / féminin Sex: male / female Пол: женский




  1. Nationalité / Nationality /Гражданство Российская Федерация




  1. Profession / Occupation / Род занятий журналист




  1. Date et lieu de naissance / Date and place of birth / Дата и место рождения 15 декабря 1981 г., Волгоград, Россия




  1. Domicile / Permanent address / Постоянный адрес (скрыт)




  1. Tel. N / Номер телефона




  1. Adresse actuelle (si différente de 6.)

Present address (if different from 6.) / Адрес проживания в настоящее время (если отличается от п. 6)


  1. Nom et prénom du / de la représentant(e)1 Качанов Роман Евгеньевич

Name of representative* / Имя и фамилия представителя*


  • Profession du / de la représentant(e) адвокат

Occupation of representative / Род занятий представителя


  1. Adresse du / de la représentant(e) (скрыт)

Address of representative / Адрес представителя


  1. Tel. N/ Номер телефона (скрыт) Fax N / Номер телефакса


  1. LA HAUTE PARTIE CONTRACTANTE

THE HIGH CONTRACTING PARTY

ВЫСОКАЯ ДОГОВАРИВАЮЩАЯСЯ СТОРОНА

(Indiquer ci-après le nom de l’Etat / des Etats contre le(s) quel(s) la requête est dirigée)



(Fill in the name of the State(s) against which the application is directed)

(Укажите название государства, против которого направлена жалоба)

  1. Российская Федерация

  1. EXPOSÉ DES FAITS

STATEMENT OF THE FACTS

ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ
(Voir chapitre II de la note explicative)

(See Part II of the Explanatory Note)

(См. Раздел П Инструкции)







  1. Заявитель является известным Интернет-журналистом, пишущим на темы, связанные с нарушениями со стороны российских властей личных и политических прав человека и, в частности, на тему пыток в местах принудительного содержания граждан.




  1. В период с 14.09.2008 г. по 12.01.2009 г. заявитель разместила на различных сайтах сети Интернет статьи, посвященные пыткам осужденного Зубайра Зубайраева, чеченца по национальности. Так, 14.09.2008г. заявитель разместила в сети Интернет на сайтах www.vestnikcivitas.ru/pbls, www.chechenpress.info/events/2008/09/l3.1f. статью под названием «Судьба чеченца в российской тюрьме». 11.10.2008г. заявитель разместила на сайте www.islamcom.ru. статью под названием «Пытки заключенного-чеченца продолжаются». 12.01.2009г. на сайте www.vestnikcivitas.ru/pbls разместила в сети Интернет статью под названием «Пытки в российских колониях». В своих статьях заявитель обосновано аргументировала, что пытки Зубайра Зубайраева обусловлены его национальным происхождением.




  1. 18 февраля 2009 г. ФБУ ЛИГУ-15 ГУФСИН России по Волгоградской области обратилось в суд с иском к заявителю о защите деловой репутации, компенсации морального вреда, мотивируя тем, что сведения, изложенные в данных статьях и распространенные ответчиком Маглеванной Е.И. на сайтах в сети Интернет, являются недостоверными, ложными, порочащими деловую репутацию ФБУ ЛИУ-15. В связи с чем истец попросил суд признать несоответствующими действительности и порочащими деловую репутацию ФБУ ЛИУ-15 ГУФСИН России по Волгоградской области данные сведения, компенсировать ему моральный вред, который истец оценил в 500000 (пятьсот тысяч) рублей. Также истец попросил суд обязать ответчика Маглеванную Е.И. разместить в сети Интернет опровержения сведений, несоответствующих действительности, на постоянный срок, в каждой статье на всех сайтах, где они были размещены согласно тексту опровержения: «В сети Интернет были размещены статьи, где распространена информация в отношении федерального бюджетного учреждения «Лечебное исправительное учреждение № 15 Главного управления Федеральной службы исполнения наказания по Волгоградской области» и сотрудников уголовно-исполнительной системы. Данная информация порочит честь и достоинство сотрудников уголовно-исполнительной системы и деловую репутацию учреждения. Сотрудники уголовно-исполнительной системы состоят на службе у государства. Данная служба требует мужества, стойкости, выдержки, полной самоотдачи сил. Все утверждения, размещенные в статьях в сети Интернет, являются субъективным мнением автора всех этих статей. Все эти сведения не имеют место в реальности, не достоверны, не соответствуют действительности и умаляют честь и достоинство каждого сотрудника уголовно-исполнительной системы. Автор статей фактами, которые на самом деле не соответствуют действительности, ввел в заблуждение миллионы пользователей сети Интернет и позволил неправильно судить об уголовно-исполнительной системе в целом. Автор статей приносит свои извинения всем сотрудникам уголовно-исполнительной системы, особенно тем, кто работает в федеральном бюджетном учреждении «Лечебное исправительное учреждение № 15 Главного управления Федеральной службы исполнения наказания по Волгоградской области» за распространение ложных сведений, которые не соответствуют действительности».




  1. В ходе рассмотрения дела истец ФБУ ЛИУ-15 ГУФСИН России по Волгоградской области изменил исковые требования в части возложения обязанности на ответчика Маглеванную Е.И. по опубликованию опровержений и просит суд обязать ответчика Маглеванную Е.И. опубликовать в газете «Комсомольская правда Волгоград» опровержение сведений, несоответствующих действительности, содержащихся в статьях «Судьба чеченца в российской тюрьме», «Пытки заключенного чеченца продолжаются», «Пытки в российских колониях» согласно тексту опровержения: «В сети Интернет были размещены статьи, где распространена информация в отношении федерального бюджетного учреждения «Лечебное исправительное учреждение № 15 Главного управления Федеральной службы исполнения наказания по Волгоградской области» и сотрудников уголовно-исполнительной системы. Данная информация порочит честь и достоинство сотрудников уголовно-исполнительной системы и деловую репутацию учреждения. Сотрудники уголовно-исполнительной системы состоят на службе у государства. Данная служба требует мужества, стойкости, выдержки, полной самоотдачи сил. Все утверждения, размещенные в статьях в сети Интернет, являются субъективным мнением автора всех этих статей. Все эти сведения не имеют место в реальности, не достоверны, не соответствуют действительности и умаляют честь и достоинство каждого сотрудника уголовно-исполнительной системы. Автор статей фактами, которые на самом деле не соответствуют действительности, ввел в заблуждение миллионы пользователей сети Интернет и позволил неправильно судить об уголовно-исполнительной системе в целом. Автор статей приносит свои извинения всем сотрудникам уголовно-исполнительной системы, особенно тем, кто работает в федеральном бюджетном учреждении «Лечебное исправительное учреждение № 15 Главного управления Федеральной службы исполнения наказания по Волгоградской области» за распространение ложных сведений, которые не соответствуют действительности».




  1. Маглеванная Е.И. в судебном заседании исковые требования не признала, суду пояснила, что сведения, изложенные в статьях «Судьба чеченца в российской тюрьме», «Пытки заключенного-чеченца продолжаются», «Пытки в российских колониях», соответствуют действительности, так как осужденный Зубайраев З.И., отбывающий наказание в ФБУ ЛИУ-15, неоднократно подвергался физическому насилию со стороны сотрудников ЛИУ-15. Статья не содержит никаких не соответствующих сведений порочащих истца, а у нее есть право свободно выражать свое мнение.




  1. Решением от 13 мая 2009 г. (судья Асатиани Д.В.) исковые требования ФБУ ЛИУ-15 к Маглеванной Е.И. были частично удовлетворены. В резолютивной части Решения суд указал:

«Признать не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию ФБУ ЛИУ-15 ГУФСИН России по Волгоградской области сведения, опубликованные в статье Маглеванной Елены Ильиничны «Судьба чеченца в российской тюрьме», размещенной 14.09.2008г. в сети Интернет на сайтах www.vestnikcivitas.ru/pbis и www.chechenpress.info/events/2008/09/13.1f.:

«Но и здесь пытки не прекратились. Теперь от Зубайра стали требовать, чтобы он подписал заявление, что не имеет никаких претензий к сотрудникам Фроловской колонии мучившим его. Добивались, естественно, все тем же испытанным способом - избиениями и пытками. На фотографиях, сделанных при осмотре его специально приглашенной комиссией, он выглядел ужасно - весь опухший, в сплошных синяках, с огромной ссадиной на лбу. Как рассказывает его сестра Малика: «На свидании мы с сестрой начали звать по имени брата, так как он был неузнаваем, он открыл пальцами руки нижние веки глаз. Из уголков глаз потекла кровь. Лишь после этого он узнал и обнял нас. Когда он снял шапку с головы, мы с сестрой еще больше ужаснулись, увидев у него на голове большую гематому и сильно опухшее лицо, полностью заплывшие глаза»

«Зубайр подал жалобу на одного из избивавших его - заместителя начальника ЛИУ-15. По факту нанесения тяжких телесных повреждений было возбуждено уголовное дело. Услышав об этом, начальство возмутилось: «Как смеет какой-то чеченец писать на нас жалобы!». И его стали в отместку бить еще больше, называя террористом. Ему говорили:

«Ты еще на коллег наших показания даешь, тебе жить так мало осталось, а чтобы списать твой труп, достаточно написать три бумажки». За три дня до состоявшегося 17 июня 2008 года длительного свидания с родными (кстати, вместо положенного по закону трехдневного с огромным трудом добились всего одного дня) он был зверски избит и брошен в карцер. Там ему трое суток не давали еды, морили голодом. Не выдержав всех этих издевательств, доведенный до отчаяния Зубайр хотел повеситься на собственной майке, но покончить с собой у него не хватило физических сил.»

«Сейчас Зубайр находится в тяжелейшем состоянии - об этом свидетельствуют и врачи ЛИУ-15, и другие осужденные. Ему жизненно необходимо нахождение в стационаре, но на все наши просьбы о переводе его туда руководство колонии придумывает все мыслимые и немыслимые причины для отказа. Неоднократные обращения родственников Зубайра и правозащитников с просьбой позволить ему получить адекватную его состоянию медицинскую помощь, результата не дали»

«В приватном разговоре с сестрой Зубайра заместитель начальника дал понять, что приказ «прессовать» заключенных-чеченцев идет сверху. Из поведения администрации и сотрудников колонии ясно видно, что они настроены именно против конкретного зэка - Зубайраева. Передачи, положенные ему, пропускают с большим трудом и после долгих уговоров, не позволяют звонить родным даже в разрешенное по графику время. О свиданиях и речи нет - я сама убедилась, как трудно добиться даже короткой встречи. Связь заключенного с семьей осуществляется исключительно через адвоката, от которого они и узнают об изменениях - как правило, не в лучшую сторону - в его здоровье. В качестве объяснений, почему надзиратели так строги к Зубайру, выдвигаются какие-то несуществующие нарушения. Мы с Маликой обошли множество инстанций - но везде разводили руками: «Ну, вы же понимаете, у него такая статья...». Лечения практически не проводится, родственников заставляют покупать дорогие лекарства - но дают их нерегулярно или не дают вообще, в результате чего за все время, проведенное Зубайром в этом так называемом лечебном учреждении (с февраля этого года), в его состоянии не только не наступило улучшения - напротив, оно заметно ухудшилось, в чем я сама удостоверилась. Подтверждает ухудшение здоровья заключенного и его адвокат Эдал-Бек Магомадов, которому удалось пробиться к нему на свидание - оно состоялось 2 сентября. По его словам, с момента предыдущего посещения произошли серьезные изменения в худшую сторону, а лекарств Зубайру не дают, даже обезболивающих. На лбу до сих пор огромная гематома - след от удара, раны на ногах от металлических заточек. Зубайру даже не дают костыль, чтобы он мог кое-как передвигаться, оправдывая это наличием у него полоски о склонности к побегу»

«20 августа нам с Маликой был дан список медикаментов, которые необходимо купить для Зубайра, что мы и сделали. 22 августа передали их в аптеку колонии. Но ни одного из этих препаратов Зубайр так до сих пор и не получил, вместо этого опять ему делали какие-то непонятные уколы, от которых становилось только хуже. Кроме того, санитары колонии также наносили Зубайру побои. В результате подобного варварского «лечения» каждый день, проведенный в ЛИУ-15, ухудшает его состояние. Оставаться там далее для Зубайра просто опасно, так как начальник и зам. начальника откровенно вымещают на нем злобу за отказ отозвать жалобу в прокуратуру. Очевидная цель их - сделать из него психически больного человека, чтобы все произошедшее с ним списать на эту болезнь. Заместитель начальника колонии В. Д. Дерипаско -тот самый, что избивал его, пригрозил (выбрав момент, пока начальник колонии находится в отпуске), что отправит Зубайра в психиатрическую лечебницу. Обвинил его в симуляции - что якобы на самом деле он абсолютно здоров и только притворяется»

Признать не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию ФБУ ЛИУ-15 ГУФСИН России по Волгоградской области сведения, опубликованные в статье Маглеванной Елены Ильиничны ««Пытки заключенного-чеченца продолжаются», размещенной 11.10.2008г. в сети Интернет на сайте www.islamcom.ru :

«В волгоградской тюрьме продолжают издеваться над осужденным Зубайром Зубайраевым. Даже после неоднократных обращений правозащитных организаций в отношении него по-прежнему осуществляются многочисленные нарушения его прав сотрудниками колонии, более того применяются поистине невыносимые пытки. Начальник колонии, узнав, что рассказы о зверствах, чинимых на подведомственном ему объекте, вышли за пределы контрольно-следовой полосы, отправил едва живого заключенного в карцер. Такое бесстыдство возможно только при условии, что "заплечных дел мастера" абсолютно уверены в своей безнаказанности. Видимо, в пенитенциарной системе современной России истязания и пытки заключенных - это уже не должностное преступление работников исправительного учреждения, а легальная форма "исправления и наказания" некоторых групп заключенных, в частности мусульман. - Исламский комитет».

«Он не мог идти самостоятельно, его приходилось едва ли не нести на руках — а ведь когда-то это был сильный мужчина, профессионально занимавшийся спортом. Сейчас от прежнего Зубайра, высокого плечистого здоровяка, ничего не осталось — лишь бледная тень. За время, проведенное в тюрьме, он похудел более чем вдвое. Как рассказывает его сестра Малика: «На свидании мы с сестрой начали звать по имени брата, так как он был неузнаваем, он открыл пальцами руки нижние веки глаз. Из уголков глаз потекла кровь. Лишь после этого он узнал и обнял нас. С трудом сдерживая слезы обиды и несправедливости, он нам все рассказал о своем критическом положении, когда он снял шапку с головы, мы с сестрой еще больше ужаснулись, увидев у него на голове большую гематому и сильно опухшее лицо, полностью заплывшие глаза». Кстати, Малике и другой сестре Зубайра — Фатиме — разрешили свидание лишь на том условии, что они будут уговаривать брата подписать то самое заявление с отказом от претензий. Между прочим, большинство снимков и видеозаписей, сделанных при осмотре Зубайраева комиссией, в настоящий момент находится неизвестно где».

«Произошло это так. К нему подошел дневальный, и сказал, что ему нужно спуститься на 1 этаж, потому что его там ждет адвокат, будто бы начальство ему дало пять минут на общение с адвокатом. Ничего не подозревая, Зубайр вместе с дневальным спустился на первый этаж. Но там его ждал не адвокат, а сотрудники администрации колонии. Не успел он опомниться, как они поволокли его в специальную комнату и начали жестоко избивать. Начальник ЛИУ-15 ударил его ногой в лицо, в результате чего был сломан носовой хрящ, затем заместитель начальника и двое сотрудников стали бить его ногами с огромной ненавистью, угрожая ему, что он слишком много жалуется, что это ему так не сойдет. Они кричали ему: «Ты не то что будешь жестоко наказан, мы тебе здесь создадим такие условия, что ты пожалеешь, что вообще родился на этот свет». После избиения они его волоком потащили и забросили в карцер. Несколько часов он пролежал на полу без сознания, когда очнулся, под ним была лужа запекшейся крови. Он хотел пошевелиться, но у него были нечеловеческие боли в области грудной клетки, спины, почек, очень сильно болела голова. Он с трудом повернулся на спину и еще сутки лежал на голом полу, не мог двигаться. На третий день врач принес ему матрас. Трое суток ему не давали еды, морили голодом. Не выдержав всех этих издевательств, доведенный до отчаяния Зубайр хотел повеситься на собственной майке, но покончить с собой у него не хватило физических сил. Он мог почувствовать рукой глубокую рану на лбу, на ногах, которые были проколоты насквозь металлическими заточками, очень сильную боль он ощущал между ребрами на спине.»

«Сестра выпросила у начальника колонии разрешение на свидание и приехала. Но безуспешно мы вместе с ней два дня добивались права увидеть Зубайра — начальник ушел в отпуск, а его заместитель, затаивший злобу на заключенного за поданную жалобу, без объяснения причин отказал в свидании, хотя по графику ему было положено краткосрочное как раз в этих числах августа. На наши замечания, что, мол, начальник разрешил, последовал однозначный ответ: «Я сам себе начальник, сам себе генерал, кому хочу, тому и разрешаю. Захочу - дам свидание, не захочу - не дам».

«21 августа должен был состояться День колонии, в честь которого более 100 осужденных должны были дать разрешения на внеочередные свидания. Мы с Маликой надеялись, что удастся в честь этого дня увидеться с Зубайром хотя бы на 10 минут все-таки люди приехали издалека, тем более было обещано. Но на все наши просьбы ответом был грубый окрик заместителя начальника колонии. Кроме того, при этом он обмолвился, что недавно Зубайр «несколько раз упал». Мы уже знаем, что это может означать на самом деле - вполне возможно, что он был в очередной раз сильно избит, и чтобы скрыть этот факт, родственникам и отказывают в свидании. Из разговора с врачом колонии выяснилось, что он действительно в очень тяжелом состоянии, у него гноятся раны на ногах (глубиной 5-6 сантиметров!). Передвигаться самостоятельно он почти не может.»

«Кстати, врач — единственный, кто в этой колонии действительно сочувствует Зубайру -сказал в разговоре с его сестрой: «Они просто хотят его убить»... Еще нам удалось узнать следующее. Оказывается, тюремные врачи ставят Зубайру диагноз «эпилепсия». Откуда у молодого крепкого парня могла взяться эпилепсия? Это заболевание — врожденное, проявляется впервые в детстве. Никогда ранее, до ареста, у Зубайра симптомов, которые напоминали бы эпилепсию, не наблюдалось. Нынешнее тяжелое состояние прежде абсолютно здорового человека может быть вызвано только одним — неоднократными побоями, в том числе и ударами по голове, которые вполне могли вызвать симптомы, похожие на эпилептические, в частности, кратковременные потери сознания. Для более точного установления диагноза необходима томограмма мозга, которую в условиях колонии осуществить невозможно. Однако тюремная администрация находит все новые и новые поводы для того, чтобы не только не отпустить заключенного в больницу, но и даже не разрешить пригласить к нему врачей-специалистов, хотя Зубайр сейчас находится в тяжелейшем состоянии — об этом свидетельствуют и врачи ЛИУ-15, и другие осужденные. Ему жизненно необходимо лечение в стационаре, но на все наши просьбы о переводе его туда руководство колонии придумывает все мыслимые и немыслимые причины для отказа. Лечения как не было, так и нет. Обманут и на сей раз.»

Признать не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию ФБУ ЛИУ-15 ГУФСИН России по Волгоградской области сведения, опубликованные в статье Маглеванной Елены Ильиничны ««Пытки в российских колониях», размещенной 12.01.2009г. в сети Интернет на сайте www.vestnikci vitas, ru/p bis :

«Я спросил у Зубайра: «Вот ты называешь конкретные персоны, говоришь, например, что тебя ударил ногой в лицо начальник колонии А. И. Мансветов. Ты не боишься, что будет еще хуже, или просто уснешь однажды и не проснешься?». Зубайр посмотрел в потолок, потом на меня, на стоявшего рядом начальника колонии, на врача, сделал глубокий вдох, чуть заметно улыбнулся и сказал: «Я готов на все. Я не знаю, доживу ли я до завтра, но хочу, чтобы люди, которые надо мной издеваются, были подвергнуты уголовному преследованию по закону. А если по закону не получится, то прошу после моей смерти рассказать обо всем моим детям, чтобы они, когда вырастут, отомстили за меня согласно нашим обычаям».

«Когда я увидел Зубайра, он выглядел очень изможденным, еле передвигался. Был буквально доведен до истощения - и физического, и морального. Вся левая половина лица, ото лба до подбородка, представляла собой огромную гематому, причем лицо было перекошено, опухшее, и с левой стороны практически потеряло чувствительность - то есть, говоря медицинскими терминами, произошел парез лицевого нерва. Имрат сказал, что когда в прошлый раз он видел Зубайра - в конце октября - этой гематомы не было, была только рана на лбу. Да и я как врач могу определить, что подобная травма, судя по ее виду, должна была быть нанесена 2-3 недели назад. На руках - как будто кусочки мяса щипцами вырывали. На правом коленном суставе - рана, из которой течет гной. Рана, по словам Зубайра, нанесена отверткой, которой ему буквально проткнули сустав. На голенях справа и слева -поверхностные раны диаметром примерно 5 см, которые уже начали немного заживать и при должном уходе - наложении повязок с мазью - могут затянуться очень быстро, но вот ухода как раз и нет, я еще раз повторяю, бинты стали менять только при нашем приезде. На обеих стопах -сквозные раны величиной примерно 0,5 см, тоже гноящиеся - ноги пробивали гвоздями. В результате всего этого Зубайр еле передвигается, опираясь на деревяшку - и ту, насколько мне известно, у него пытаются забрать под предлогом якобы ненадобности, хотя без нее он ходить совсем не может. Общее состояние тяжелое. Постоянные головокружения, потери сознания -признак сотрясения мозга крайней степени, это я говорю как врач. Я спрашивал у них историю болезни, медицинскую карту - хотел посмотреть, какие лекарства они ему дают, чтобы, может быть, назначить еще что-то - но мне отказали, сказав, что могут дать ее на руки только дежурному врачу. Зубайр сказал мне, откуда у него травмы - от постоянных избиений сотрудниками колонии. В последний раз, после визита Имрата и Минкаила Эжиева (известного чеченского правозащитника) ночью Зубайра вызвали с общего барака в другую комнату, надели майку на голову и жестоко избили. Сейчас Зубайр выглядит как человек, доведенный до последней степени отчаяния. Он едва стоит на ногах и производит впечатление абсолютно безучастного ко всему и до предела измученного. Он буквально на грани.».

Судом с Маглеванной Е.И. в пользу ФБУ ЛИУ-15 ГУФСИН России по Волгоградской области было взыскано 200000 (двести тысяч) рублей в счет компенсации морального вреда.

Суд обязал Маглеванную Е.И. за свой счет в течение 10 дней со дня вступления решения суда в законную силу опубликовать в газете «Комсомольская правда Волгоград» опровержение указанной информации в следующей редакции:

«В статьях Маглеванной Елены Ильиничны под названием «Судьба чеченца в российской тюрьме», размещенной в сети Интернет 14.09.2008г. на сайтах www.vestnikcivitas.ru/pbls и www.chechenpress. info/events/2008/09/l 3.1 f., под названием «Пытки заключенного-чеченца продолжаются», размещенной в сети Интернет 11.10.2008г. на сайте www.islamcom.ru, под названием ««Пытки в российских колониях», размещенной 12.01.2009г. в сети Интернет на сайте www.vestnikcivitas.ru/pbls были опубликованы несоответствующие действительности сведения о том, что осужденный Зубайраев Зубайра Исаевич, 1978года рождения, отбывающий наказание в ФБУ ЛИУ-15 ГУФСИН России по Волгоградской подвергается пыткам, жестокому, бесчеловечному и унижающим достоинство обращению и наказанию. Автор статей фактами, которые не соответствуют действительности, ввел в заблуждение миллионы пользователей сети Интернет. Решением суда указанные сведения признаны порочащими деловую репутацию ФБУ ЛИУ-15 ГУФСИН России по Волгоградской области. В пользу ФБУ ЛИУ-15 ГУФСИН России по Волгоградской области с Маглеванной Елены Ильиничны взыскана компенсация морального вреда в денежной форме».



В остальной части иска ФБУ ЛИУ-15 ГУФСИН России по Волгоградской области к Маглеванной Е.И. было отказано.


  1. На решение суда представителем Маглеванной Е.Е. – Шаклеиным В.А. была подана кассационная жалоба. В ней, в частности, указывалось на нарушение судом права Маглеванной Е.И. на свободное выражение мнения, гарантированное статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (со ссылкой на многочисленные прецеденты Европейского Суда по правам человека). В ней также указывалось на то, что Лечебно-исправительная колония № 15 деловой репутацией не обладает и, в силу этого, не может по суду требовать компенсации вреда, причиненного ее деловой репутации. В кассационной жалобе указывалось и о многочисленных нарушениях процессуальных прав ответчика, повлекших нарушение принципа состязательности и равноправия сторон. В частности, на то, что судом было отказано в удовлетворении ходатайства представителя Маглеванной Е.И. о допросе в судебном заседании в качестве основного свидетеля Зубайра Зубайраева, который мог бы подтвердить факты применения пыток и насилия в отношении него, а также о допросе в судебном заседании в качестве свидетелей должностных лиц ФБУ ЛИУ-15 Шмонина А.А., Пруцкова Д.В., Караваева С.Б. и руководителей ЛИУ-15, тем самым лишил возможности ответчика и его представителей допросить о конкретных фактах и обстоятельствах получения травм в течение 2008-2009 г. осужденным Зубайраевым З.И, что подтверждалось многочисленными свидетельствами не только родственников осужденного, но и различных независимых друг от друга граждан России и представителей международных правозащитных организаций.




  1. Кассационным определением Волгоградского областного суда от 14 августа 2009 г. Решение Кировского районного суда от 13 мая 2009 г. было оставлено без изменения, а кассационная жалоба представителя Маглеванной Е.И. – Шаклеина В.А. – без удовлетворения.

Как следует из Кассационного определения, судом вообще не был затронут и исследован вопрос о нарушении права Маглеванной Е.И. на свободное выражение мнения. Относительно довода о том, что не был допрошен в качестве свидетеля Зубайр Зубайраев и ряд других свидетелей, Волгоградский областной суд указал: «Доводы жалоб о том, что судом не были удовлетворены ходатайства ответчика о вызове в судебное заседание Зубайраева З.И. и других свидетелей являются несостоятельными, поскольку действующий ГПК РФ не предусматривает обязанности этапировать лицо, содержащееся в местах лишения свободы для участия в гражданском процессе, тем более, если это лицо заявлено ответчиком в качестве свидетеля» (стр. 16, абз. 4).


  1. 29 мая 2009 г. Маглеванная Е.И. после завершения Финско-Российского гражданского форума, проходившего на территории Финляндии, была вынуждена написать обращение к правительству Финляндии с просьбой о предоставлении политического убежища, в связи с тем, что была неспособна выплатить взысканную с нее денежную сумму, а также подвергалась угрозам. В скором времени ей было выделено место в общежитии для беженцев.


  1. EXPOSÉ DE LA OU DES VIOLATION(S) DE LA CONVENTION ET / OU DES PROTOCOLES ALLÉGUÉE(S), AINSI QUE DES ARGUMENTS À L’APPUI

STATEMENT OF ALLEGED VIOLATION(S) OF THE CONVENTION AND / OR PROTOCOLS AND OF RELEVANT ARGUMENTS

ИЗЛОЖЕНИЕ ИМЕВШЕГО(ИХ) МЕСТО, ПО МНЕНИЮ ЗАЯВИТЕЛЯ, НАРУШЕНИЯ(ИЙ) КОНВЕНЦИИ И/ИЛИ ПРОТОКОЛОВ К НЕЙ И ПОДТВЕРЖДАЮЩИХ АРГУМЕНТОВ
(Voir chapitre III de la note explicative)

(See Part III of the Explanatory Note)

(См. Раздел Ш Инструкции)



Заявитель считает, что в отношении него со стороны Российской Федерацией были нарушены права, гарантированные статьей 10, пунктом 1 статьи 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.


1. Согласно статье 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод:

«1. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Настоящая статья не препятствует государствам осуществлять лицензирование радиовещательных, телевизионных или кинематографических предприятий.



2. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия».
Публикуя статьи в сети Интернет, посвященные пыткам Зубайра Зубайраева, заявитель реализовала свое право на свободное выражение мнения; заявитель не только привлекала внимание общества и государства к трагической ситуации, сложившейся вокруг Зубайраева, но и поднимала и заостряла серьезную проблему применения пыток в уголовно-исполнительной системе России, которая неоднократно была установлена в многочисленных решениях Европейского Суда по правам человека. Существование этой проблемы не отрицают и власти Российской Федерации, в частности, Президент Медведев, инициировавший реформу уголовно-исполнительной системы.

Заявитель публиковала то, что сама слышала от родственников Зубайраева и других лиц, которые встречались и общались с ним, обличая данные сведения в определенную публицистическую форму.

В суде также не отрицалось, что Зубайраев испытывает серьезные проблемы со здоровьем, связанные, в частности, с физическими повреждениями его тела. Однако власти не признавали свою вину в этих повреждениях, считая, что он сам себе их нанес.

Вместе с тем, Европейским Судом по правам человека в своих решениях неоднократно было подчеркнуто, что государство ответственно за все случаи повреждения здоровья и смерти лиц, находящихся в заключении, т.к. у государства существует позитивная обязанность сохранять здоровье и жизнь таких лиц, вытекающая из статьей 2 и 3 Конвенции.

Европейским Судом по правам человека неоднократно подчеркивалась важность для демократического общества права, закрепленного в статье 10 Конвенции.

Как указывал Европейский Суд, статья 10 Конвенции защищает не только «информацию или идеи, которые принимаются благожелательно или расцениваются как безвредные или принимаются с безразличием, но и те, которые оскорбляют, шокируют или вызывают беспокойство со стороны государства или какой-либо части населения. Это - требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых не существует демократического общества» (решения Европейского суда: Хэндисайд против Соединённого Королевства, 1976; Лингенс против Австрии, 1986; Обершлик против Австрии, 1991).

С учетом этого, вполне допустимым Европейским Судом признаются: определенная степень преувеличения («некоторое преувеличение»); определенная степень гиперболизации; провокационность в подаче материала («провокационность мысли»); даже подстрекательство; жестко критические выражения; напористый язык; полемический язык; саркастические выражения, естественно выбрать отдельный случай иллюстрации более широкой проблемы; определенная избирательность в подаче материала.

Эта позиция Европейского Суда по правам человека должна учитываться при рассмотрении настоящего дела, поскольку прямо указывает на то, что даже нелицеприятные слова и оценки, которые могут показаться обидными истцу, порочащими, ущемляющими его свободы, все же имеют право на существование и могут быть опубликованы.

В своих решениях Европейский Суд по правам человека неоднократно определял роль прессы в демократическом обществе.

Так, в решении по делу «Санди Таймс против Соединенного Королевства» он указал: «Хотя пресса и не должна преступать границы, установленные в том числе для «защиты репутации других лиц», тем не менее, на нее возложена миссия по распространению информации и идей по политическим вопросам, а также по другим проблемам, представляющим общественный интерес. Если на прессе лежит задача распространять такую информацию и идеи, то общественность, со своей стороны, имеет право получать их» (п. 65).

Как указывал также Европейский Суд по правам человека, общественность имеет право получать от прессы любую информацию, представляющую общественный интерес: «Суд подчеркнул, что пресса играет важнейшую роль в демократическом обществе. … долг (прессы) состоит в том, чтобы сообщать любым способом, который согласуется с ее обязанностями и ответственностью, - информацию и идеи по всем вопросам, представляющим общественный интерес...» (решение по делу «Де Хаэс и Гийселс против Бельгии», п. 37).

Поднятая в публикациях заявителя тема несомненно представляет общественный интерес и является общественно значимой. Не секрет, что условия содержания подозреваемых, осужденных, заключенных в России давно являются краеугольным камнем уголовно-исполнительной системы и вызывают множество вопросов и нареканий как со стороны самих заключенных, так и со стороны общественности, прежде всего, в лице прессы и общественных организаций.

Кроме того, нельзя забывать и о том, что Европейским Судом по правам человека было вынесено несколько решений по фактам пыток в Волгоградских колониях, тюрьмах, СИЗО и т.п., в том числе решения по делам «Полонский против России» и «Сударков против России». Два дела, которые в настоящее время рассматриваются в Европейском Суде – «Шувалов против России» и «Ананьин против России» также касаются фактов бесчеловечного обращения, избиения, пыток в Волгоградских колониях, тюрьмах и иных мест заключения.
В своих решениях Европейский Суд каждый раз, в зависимости от индивидуальной ситуации, являющейся предметом спора, ищет ответы на следующие вопросы:

- Предусмотрено ли законом вмешательство государства в осуществление права на свободу выражения мнения;

- Какую цель преследовало государство таким вмешательством и является ли такая цель законной (правомерной);

- Необходимо ли такое вмешательство государства в демократическом обществе;

- Являются ли распространенные сведения утверждением о факте или оценочным суждением;

- Соразмерно ли вмешательство государства тяжести наказания, примененного в отношении распространителя сведений;

- Имеются ли заслуживающие внимания особые обстоятельства для освобождения распространителя сведений от ответственности;

- Действовал ли распространитель сведений добросовестно и соблюдено ли распространителем простое обязательство по проверке своих утверждений.

При этом Суд отмечает, что ст. 10 Конвенции оставляет совсем мало места для ограничений, вводимых государством на свободу слова по политическим вопросам, или на дебаты по вопросам, представляющим общественный интерес.

Соответственно, по мнению Суда ст. 10 Конвенции гарантирует: адекватную защиту законом репутации отдельных лиц; охрану сугубо личной жизни; уважение частной жизни; свободу распространения информации или идей, которые оскорбляют, шокируют или будоражат общество; журналистскую свободу в выборе формы преподнесения информации; право на опубликование ответа как важный элемент свободы выражения мнения; охрану конкурирующих интересов.

При ответе на первый вопрос (предусмотрено ли законом вмешательство государства в свободу выражения мнений), следует указать на то, что российской законодательство предусматривает различные формы и способы защиты граждан и организаций, в отношении которых распространены сведения. В частности, привлечение к уголовной ответственности за клевету и оскорбление (ст. ст. 129, 130 Уголовного кодекса Российской Федерации); привлечение к гражданско-правовой ответственности (ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, закрепляющая следующие способы защиты чести, достоинства и деловой репутации:

Однако в решении по делу «Романенко против России» Европейский Суд по правам человека призвал российские власти реформировать законодательство о диффамации, в частности, ввести однозначный запрет для органов публичной власти на подачу исков в гражданском судопроизводстве в целях защиты их «репутации» - (не лишающий права публичных должностных лиц подавать иски от собственного лица).

Такое требование обусловлено, по мнению Европейского Суда, тем, что законодательство в данной области не должно предоставлять какую-либо специальную защиту чиновникам от критики в их адрес. Как отмечал Европейский Суд, возможность подачи исков против СМИ и журналистов публичными властями должна быть исключена, так как последние не могут обладать достоинством, честью или репутацией. В интересах общества публичные власти должны быть открыты для свободной публичной критики. Если бы публичные власти входили в круг «других лиц», защиту репутации и прав которых обеспечивают положения ст. 10 § 2 Конвенции, это создавало бы для журналистов постоянную угрозу притеснения посредством судебных тяжб и подрывало бы способность средств массовой информации осуществлять функции «сторожевого пса» в отношении органов публичной администрации.

При этом Европейским Судом постоянно подчеркивается, что пресса и журналисты играют особую роль и выполняют специфические задачи в «демократическом обществе». С целью подчеркнуть особую роль СМИ и журналистов Судом используются различные сравнения, такие как: «наблюдатель общества»; «публичный контролер»; «наблюдающий контролер»; «общественный сторож»; «сторожевой пес». Более конкретно роль прессы и журналистов определяется Судом как: информирование граждан о нежелательных явлениях в обществе и привлечение внимания к этим явлениям, как только соответствующая информация попадает в их руки; охрана правопорядка; критика публичной власти (в том числе и по вопросам внешней политики). Задачей прессы и журналистов в «демократическом обществе» является: распространение информации и идей по всем вопросам, вызывающим общественный интерес; вклад в обсуждение вопросов, представляющих общественный интерес; участие в публичных дискуссиях по вопросам, вызывающим обоснованную озабоченность общества; привлечение внимания граждан к явным или предполагаемым злоупотреблениям публичной властью; выявление попыток вмешательства в судебное разбирательство или оказания влияния на исход разбирательства внесудебными мерами.

Несмотря на данные правовые позиции Европейского Суда, а также то, что содержащееся в российском гражданском законодательстве понятие «деловая репутация» по своей правовой природе может быть отнесено только к коммерческим организациям (истец же является государственным учреждением – фактически подразделением органа государственной власти – Федеральной службы исполнения наказаний), с учетом сложившейся правоприменительной практики, следует сделать вывод, что в данном случае вмешательство государства в право на свободное выражение мнения предусмотрено законом.

При ответе на второй вопрос (цель вмешательства и правомерность цели), следует сделать вывод о том, что целью вмешательства является защита репутации граждан и юридических лиц. По-видимому, данная цель в общем является правомерной.

При ответе на вопрос, необходимо ли такое вмешательство государства в демократическом обществе, с учетом вышеприведенных правовых позиций Европейского Суда о праве публичных властей подавать иски о защите чести, достоинства и деловой репутации и роли журналистов в демократическом обществе, следует сделать вывод, что такое вмешательство не является необходимым в демократическом обществе; фактически создает ситуацию запрета критики деятельности публичных властей, в данном случае – в области функционирования уголовно-исполнительной системы.

При ответе на вопрос, являются ли распространенные сведения утверждением о факте или оценочным суждением, следует сделать вывод, что публикации Маглеванной Е.И. представляют собой смесь утверждений о фактах и оценочных суждений. Суды не стали разбираться, где в этих статьях утверждения о фактах, а где оценочные суждения (мнения), признавая огромные куски из этих статей, содержащие даже вполне «нейтральный» материал, не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию лечебно-исправительного учреждения.

С учетом изложенного, представляется очевидным, что ответы на оставшиеся вопросы будут являться излишними.
2. Пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусматривает право каждого в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Данное дело представляет собой «спор о гражданских правах и обязанностях», поэтому к нему применим пункт 1 статьи 6 Конвенции.


2.1. Отказ суда в допросе свидетелей, в том числе, «ключевого» свидетеля Зубайра Зубайраева, в отношении которого были применены пытки, ставшие предметом оспариваемых публикаций Маглеванной Е.И.
Как неоднократно отмечал Европейский Суд по правам человека, одним из аспектов требования справедливости судебного разбирательства является принцип состязательности и равноправия сторон в судебном процессе.

Состязательность и равноправие сторон должны проявляться во всех аспектах судебного разбирательства, в том числе, при собирании и представления в суд доказательств.

Отказ суда первой инстанции в допросе ключевых свидетелей, заявленных стороной ответчика, и основного из них – Зубайра Зубайраева только на том основании, что Гражданский процессуальный кодекс РФ не предусматривает конвоирование в суд по гражданским делам свидетелей, не может означать соблюдение судом требования состязательности и равноправия сторон.

Сам аргумент суда о невозможности доставки в суд Зубайра Зубайраева, в связи с тем, что ГПК РФ это не предусматривает, не выдерживает критики даже с точки зрения российского законодательства. Так, согласно статье 12 ГПК РФ «1. Правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

2. Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел».

Маглеванная Е.И. как ответчик имеет процессуальные права лиц, участвующих в деле, предусмотренные статьями 35, 39 ГПК РФ. В частности, она имеет право заявлять ходатайства, в том числе, об истребовании доказательств, задавать вопросы свидетелям.

Однако суд лишил ее возможности реализовывать принадлежащие ей процессуальные права, т.к. не выполнил свою обязанность «оказывать лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав», закрепленную в части 2 статьи 12 ГПК РФ.

В данном конкретном случае суд обязан был оказать содействие стороне ответчика в реализации ее процессуальных прав посредством выдачи требования о конвоировании Зубайра Зубайраева в зал судебного заседания.

При этом ссылка суда на то, что в ГПК РФ прямо не предусмотрено такое действие суда не может быть признана состоятельной, т.к. ГПК РФ как кодифицированный акт, содержащий абстрактные по своей природе нормы, не может учитывать все возникающие в практике ситуации. Он содержит общую обязанность суда оказывать лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, а под нее подпадают тысячи различных правоприменительных ситуаций, в том числе, ситуация, при которой возникает необходимость конвоирования в суд свидетеля.

Между тем, вопреки нормам ГПК РФ, судебная практика по данному вопросу в Российской Федерации складывается однозначным образом, а именно, суды отказывают в удовлетворении ходатайств о конвоировании в судебные процессы по гражданским делам не только свидетелей, но и истцов и ответчиков, в том случае, если они находятся под стражей, мотивируя это тем, что ГПК РФ не предусматривает такое действие суда как требование о конвоировании лица в суд, где рассматривается гражданское дело.


2.2. Игнорирование судами аргументов истца, основанных на стандартах статьи 10 Конвенции.
Согласно обязательству Высоких Договаривающихся Сторон, закрепленному в статье 1 Конвенции, Высокие Договаривающиеся Стороны обеспечивают каждому, находящемуся под их юрисдикцией права и свободы, определенные в разделе 1 настоящей Конвенции. В нарушение данного обязательства Кировский районный суд г. Волгограда в решении от 03.03.2005 г. и Волгоградский областной суд не дали оценки доводам истца, основанных на статьи 10 Конвенции.

Суды первой и кассационной инстанции допустили данное нарушение, несмотря на то, что истец, его представители неоднократно ссылались на аргументы, основанные на статье 10 Конвенции и основанной на ней прецедентной практике Европейского Суда, в отзыве на исковое заявление, в судебных заседаниях суда первой и кассационной инстанций и в кассационной жалобе.


Отказом судов рассматривать доводы истца о нарушении права на свободное выражение мнения, была нарушена норма части 1 статьи 6 Европейской конвенции. Положение части 1 статьи 6 Конвенции было истолковано в практике Европейской комиссии по правам человека и Европейского суда по правам человека, обязательной для судов России. Неоднократно Европейский суд по правам человека постановлял, что для соблюдения требований «справедливого» судебного разбирательства национальные суды обязаны «определить с достаточной четкостью основания, на которых они выносят свои решения» (гарантия мотивированного решения) (см. Hadjianastassiou v. Greece, judgment of 16 December 1992, Series A no. 252, para 33; Van de Hurk v. the Netherlands, judgment of 19 April 1994, Series A no. 288 at para 61; Hiro Balani v. Spain, judgment of 09 December 1994, Series A no. 303-B, at para 28: Ruiz Torija v. Spain, judgment of 9 December 1994, Series A no. 303-A, at para 30.). Если сторона процесса основывала свои доводы на положениях Конвенции, у суда появляется обязанность «проводить соответствующее исследование представленных доводов, аргументов и доказательств» (Kraska v. Switzerland, judgment of 19 April 1993, Series A no. 254-B). В связи с этим действия судов первой и кассационной инстанций, отказавших оценивать представленные аргументы стороны, основанные на Конвенции, не соответствует требованиям «справедливого» судебного разбирательства, выраженных в части 1 статьи 6 Конвенции.
3. Статья 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует право каждого, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Заявитель убежден, что ни российское законодательство, ни сложившаяся на его основе правоприменительная практика

- вопреки правовой позиции Европейского Суда по правам человека, высказанной в решении по делу «Романенко против России» и других, не запрещает публичным властям, в том числе, государственным учреждениям, выполняющим публично-властные функции (в частности, функцию по исполнению уголовного наказания в виде лишения свободы) обращаться в суды с исками о защите чести, достоинства, деловой репутации к журналистам, пишущим на злободневные темы, подымающим исключительно важные для российского общества проблемы, в частности, проблемы грубейшего нарушения прав на жизнь, на свободу от пыток, другого жестокого или унижающего достоинства обращения, в отношении лиц, пребывающих в данных учреждениях;

- не исключает возможности отказа в допросе заявленных стороной ключевых свидетелей по гражданским делам, находящихся в местах принудительного содержания, только на том основании, что действующее законодательство не предусматривает возможности их конвоирования в суд, при том, что сама сторона в силу очевидных объективных причин не в состоянии самостоятельно обеспечить явку в суд данного свидетеля.

Учитывая данные обстоятельства, заявитель считает, что судебная защита его прав от необоснованно предъявленных исковых требований не отвечала конвенционным критериям эффективного средства правовой защиты.


  1. EXPOSÉ RELATIF AUX PRESCRIPTIONS DE L’ARTICLE 35 § 1 DE LA CONVENTION

STATEMENT RELATIVE TO ARTICLE 35 § 1 OF THE CONVENTION

ЗАЯВЛЕНИЕ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 35§ 1 КОНВЕНЦИИ



(Voir chapitre IV de la note explicative. Donner pour chaque grief, et au besoin sur une feuille séparée, les renseignements demandés sous les points 16 à 18 ci-après)

(See Part IV of the Explanatory Note. If necessary, give the details mentioned below under points 16 to 18 on a separate sheet for each separate complaint)

(См. Раздел IV Инструкции. Если необходимо, укажите сведения, упомянутые в пунктах 16-18 на отдельном листе бумаги)



  1. Décision interne définitive (date et nature de la décision, organe – judiciaire ou autre – l’ayant rendue)

Final decision (date, court or authority and nature of decision)

Окончательное внутреннее решение (дата и характер решения, орган - судебный или иной - его вынесший)
Кассационное определение Волгоградского областного суда от 14 августа 2009 г., которым Решение Кировского районного суда от 13 мая 2009 г. было оставлено без изменения, а кассационная жалоба представителя Маглеванной Е.И. – Шаклеина В.А. – без удовлетворения

  1. Autres décisions (énumérées dans l’ordre chronologique en indiquant, pour chaque décision, sa date, sa nature et l’organe – judiciaire ou autre – l’ayant rendue)

Other decisions (list in chronological order, giving date, court or authority and nature of decision for each of them)

Другие решения (список в хронологическом порядке, даты этих решений, орган - судебный или иной - его принявший)
Решение Кировского районного суда от 13 мая 2009 г. о частичном удовлетворении исковых требований ФБУ ЛИУ-15 к Маглеванной Елене Ильиничне.

  1. Disposez-vous d’un recours que vous n'avez pas exercé? Si oui, lequel et pour quel motif n’a-t-il pas été exercé?

Is there or was there any other appeal or other remedy available to you which you have not used? If so, explain why you have not used it.

Располаете ли Вы каким-либо средством защиты, к которому Вы не прибегли? Если да, то объясните, почему оно не было Вами использовано?
В силу прецедентного права Европейского Суда по правам человека, иными эффективными средствами защиты заявитель не располагает. Надзорная инстанция, к помощи которой прибег заявитель путем подачи надзорной жалобы в Президиум Волгоградского областного суда (ответ на которую заявителем до сих пор не получен), не является эффективным средством защиты.


  1. EXPOSÉ DE L'OBJET DE LA REQUÊTE ET PRÉTENTIONS PROVISOIRES POUR UNE SATISFACTION EQUITABLE

STATEMENT OF THE OBJECT OF THE APPLICATION AND PROVISIONAL CLAIMS FOR JUST SATISFACTION

ИЗЛОЖЕНИЕ ПРЕДМЕТА ЖАЛОБЫ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ ПО СПРАВЕДЛИВОМУ ВОЗМЕЩЕНИЮ
(Voir chapitre V de la note explicative)

(See Part V of the Explanatory Note)

(См. Раздел V Инструкции)





Заявитель просит Европейский Суд по правам человека признать нарушение Российской Федерацией его прав, гарантируемых пунктом 1 статьи 6, статьями 10 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.


С учетом того, что заявитель претерпел моральные страдания в результате несправедливого судебного разбирательства, приведшему к нарушению его права на свободное выражение мнения; принимая во внимание ту имущественную ответственность, которую он понес в результате своей журналистской деятельности (200 тысяч рублей, присужденные судом в пользу истца), в связи с чем был вынужден иммигрировать в другую страну, просить там статус политического беженца, а также в связи с тем, что Российская Федерация не принимает никаких мер общего характера по исполнению решений Европейского Суда по правам человека, не изменяя законодательство и правоприменительную практику в области права на свободу выражения мнения и журналисткой деятельности, чем создает неприемлемые (невыносимые) условия для профессиональной деятельности журналистов в России, он просит Европейский Суд по правам человека присудить ему справедливое возмещение в размере 200000 евро (двухсот тысяч евро).

  1. AUTRES INSTANCES INTERNATIONALES TRAITANT OU AYANT TRAITÉ

L’AFFAIRE

STATEMENT CONCERNING OTHER INTERNATIONAL PROCEEDINGS

ДРУГИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИНСТАНЦИИ, ГДЕ РАССМАТРИВАЛОСЬ ИЛИ РАССМАТРИВАЕТСЯ ДЕЛО
(Voir chapitre VI de la note explicative)

(See Part VI of the Explanatory Note)

(См. Раздел VI Инструкции)



  1. Avez-vous soumis à une autre instance internationale d’enquête ou de règlement les griefs énoncés dans la présente requête? Si oui, fournir des indications détaillées à ce sujet.

Have you submitted the above complaints to any other procedure of international investigation or settlement? If so, give full details.

Подавали ли Вы жалобу, содержащую вышеизложенные претензии, на рассмотрение в другие международные инстанции? Если да, то предоставьте полную информацию по этому поводу.
В другие международные инстанции заявитель не обращался и обращаться не собирается.

  1. PIÈCES ANNEXÉES (PAS D'ORIGINAUX,

LIST OF DOCUMENTS UNIQUEMENT DES COPIES)

СПИСОК ПРИЛОЖЕННЫХ ДОКУМЕНТОВ (NO ORIGINAL DOCUMENTS,

ONLY PHOTOCOPIES)

(НЕ ПРИЛАГАЙТЕ ОРИГИНАЛЫ ДОКУМЕНТОВ,

А ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ФОТОКОПИИ)

(Voir chapitre VII de la note explicative. Joindre copie de toutes les décisions mentionnées sous ch. IV et VI ci-dessus. Se procurer, au besoin, les copies nécessaires, et, en cas d’impossibilité, expliquer pourquoi celles-ci ne peuvent pas être obtenues. Ces documents ne vous seront pas retournés.)



(See Part VII of the Explanatory Note. Include copies of all decisions referred to in Parts IV and VI above. If you do not have copies, you should obtain them. If you cannot obtain them, explain why not. No documents will be returned to you.)

(См. Раздел VII Инструкции. Приложите копии всех решений, упомянутых в Разделах IV и VI. Если у Вас нет копий, Вам следует их получить. Если Вы не можете их получить, то объясните причину. Полученные документы не будут Вам возвращены.)





a) копия Решения Кировского районного суда от 13 мая 2009 г. о частичном удовлетворении исковых требований ФБУ ЛИУ-15 к Маглеванной Елене Ильиничне;


b) Кассационное определение Волгоградского областного суда от 14 августа 2009 г., которым Решение Кировского районного суда от 13 мая 2009 г. было оставлено без изменения, а кассационная жалоба представителя Маглеванной Е.И. – Шаклеина В.А. – без удовлетворения;
c) копия Протокола судебного заседания по делу № 2-1187/2009 от 20 апреля 2009 г., из страниц 4-5 которого следует, что от представителя Маглеванной Е.И. поступало ходатайство о вызове в суд в качестве свидетеля Зубайраева З.И (ст. 4), в удовлетворении которого судом было отказано на том основании, что действующим гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрена возможность этапирования лица, содержащегося под стражей и отбывающего наказание в местах лишения свободы (стр. 5);
d) копия Определения Кировского районного суда г. Волгограда от 12 мая 2009 г. об отказе в удовлетворении заявления председательствующего судьи Асатиани Д.В., заявленного в связи с отказом суда допросить свидетелей, о допросе которых ходатайствовала сторона ответчика, в том числе, «ключевого» свидетеля Зубайра Зубайраева.
e) Протокол судебного заседания по делу № 2-1187/2009 от 12 мая 2009 г.
f) копия искового заявления ФБУ ЛИУ-15 ГУФСИН России по Волгоградской области к Маглеванной Е.И. о защите деловой репутации, компенсации морального вреда от 18 февраля 2009 г.;
g) отзыв на исковое заявление ФБУ ЛИУ-15 ГУФСИН России по Волгоградской области к Маглеванной Е.И. о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда, подписанный представителем ответчика Шаклеиным В.А.;
h) уточненный отзыв на исковое заявление ФБУ ЛИУ-15 ГУФСИН России по Волгоградской области к Маглеванной Е.И. о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда, подписанный представителем ответчика Шаклеиным В.А.;
i) копия письменных Объяснений Зубайраева З.И., данных им адвокату Хадисову М.С. в ФБУ ЛИУ-15 г. Волгограда;
j) статья Маглеванной Е.И. «Судья чеченца в российской тюрьме» на сайте «Вестника гражданского общества» www.vestnikcivitas.ru/pbls;
k) доверенность Маглеванной Е.И. на имя адвоката Качанова Романа Евгеньевича – адвоката, практикующего в г. Екатеринбурге, Свердловская область, Россия от 29 октября 2009 г.


  1. DÉCLARATION ET SIGNATURE

DECLARATION AND SIGNATURE

ЗАЯВЛЕНИЕ И ПОДПИСЬ

(Voir chapitre VIII de la note explicative)

(See Part VIII of the Explanatory Note)

(См. Раздел VIII Инструкции)


Je déclare en toute conscience et loyauté que les renseignements qui figurent sur la présente formule de requête sont exacts.

I hereby declare that, to the best of my knowledge and belief, the information I have given in the present application form is correct.

Настоящим, исходя из моих знаний и убеждений, заявляю, что все сведения, которые я указал(а) в формуляре, являются верными.

Lieu / Place / Место (срыто)

Date / Date / Дата (скрыто)

(Signature du / de la requérant(e) ou du / de la représentant(e))

(Signature of the applicant or of the representative)

(Подпись заявителя или его представителя)

Представитель заявителя, адвокат ____________________Р.Е. Качанов



1


Si le / la requerant(e) est represente(e), joindre une procuration signee par le / la requerant(e) en faveur du / de la representant(e).

A form of authority signed by the applicant should be submitted if a representative is appointed.

Если заявитель действует через представителя, следует приложить доверенность на имя представителя, подписанную заявителем.

Si necessaire, continuer sur une feuille separee

Continue on a separate sheet if necessary

Если необходимо, продолжите на отдельном листе бумаги

Si necessaire, continuer sur une feuille separee

Continue on a separate sheet if necessary

Если необходимо, продолжите на отдельном листе

IMPORTANT: La presente requete est un document juridique et peut affecter vos droits et obligations

This application is a formal legal document and may affect your rights and obligations.

В?ЖНО: Данная жалоба является официальным юридическим документом и может повлиять на ?аши права и

обязанности.



скачать


Смотрите также:
Европейский суд по правам человека вторая секция дело ракевич против россии
191.83kb.
Европейский суд по правам человека
716.65kb.
Европейский суд по правам человека
1807.23kb.
Европейский суд по правам человека
172.11kb.
Европейский суд по правам человека
264.63kb.
Решение Страсбург 15 июля 2002
538.84kb.
Европейский Суд по правам человека нашел еще одну системную ошибку в правоприменительной практике рф?
74.72kb.
Европейский суд по правам человека
381.95kb.
Вопросы к экзамену по курсу «международное публичное право»
28.24kb.
Европейский суд по правам человека и пересмотр судебных актов по арбитражным делам
339.56kb.
Правотворческие ошибки и Европейский Суд по правам человека
125.77kb.
Порядок рассмотрения жалоб уполномоченным по правам человека и его полномочия
75.81kb.