Главная стр 1
Игонина С.В.,

Сысоева О.А.
Мотив превращения в повести

И.Пронина «Дым над Ульшаном»
Литература фэнтези ведёт свою историю от античной, скандинавской мифологии и средневековых европейских эпосов. «Произведения фэнтези чаще всего напоминают историко-приключенческий роман, действие которого происходит в вымышленном мире, близком к реальному Средневековью, герои которого сталкиваются со сверхъестественными явлениями и существами. Зачастую фэнтези построено на основе архетипических сюжетов» [4] с использованием мифологических мотивов и образов. Одним из важнейших в мифологии, а впоследствии в фольклоре и литературе является мотив превращения. «Мотив оборотничества соотносим с архаической концепцией «взаимооборачиваемости» всех сторон и проявлений действительности. «Оборотность» иногда осмысливается в мифах как противопоставление истинного ложному. Оборотничество часто понимается как сокрытие подлинной сути под ложной формой» [2, 235]. Этот мотив становится структурно организующим в повести «Дым над Ульшаном» И. Пронина – причем не только в мифологическом понимании (изменение внешности, внешнего облика), но и социально-психологическом аспекте (человек оказывается не тем, за кого себя выдает или кем его считают).

Мифологическое понимание мотива превращения в повести связано с образами близнецов Элоиза и Элоиз - герцога и герцогини Азгендо, оборотничество которых обусловлено вредоносной магией и проклятием, наложенным на них колдуном. Маг-полуэльф Ираклиаз, для увеличения своей власти и силы, «используя свое волшебство, высосал из тела мертвой матери души детей и поместил их в другое, заранее приготовленное, демоническое тело. Душу демона Ираклиаз, наоборот, вдохнул в чрево мертвой матери» [3, 297-298]. В результате магического обмена души детей-близнецов оказались «запертыми» в одном теле, а душа демона, наоборот, расщеплена в два тела.

Днем телом демона владеет светловолосый брат Элоиз, после заката – смуглая, темноволосая сестра Элоиз. Единственное, что выдает их единую сущность – цвет глаз. Они рыжевато-желтые, независимо от того, кому из близнецов принадлежит сейчас тело. Кроме того, согласно традициям многих близнечных мифов, герои повести представляют собой воплощение оппозиции «день-ночь», «темное-светлое», «жизнь-смерть»: «Я никогда не причинял вреда людям. Но моя сестра совсем другая. Если я – день, то моя сестра – ночь» [3, 301]; «Белый брат не умеет сражаться. Нападать будет черная сестра. Черная сестра жестока» [3, 311]. Из-за того, что Элоиз «унаследовала» большую часть способностей и возможностей демона, в тело которого были заключены души близнецов, именно она является активно действующим персонажем, в отличие от своего брата, и способна превращаться в летучую мышь и пить кровь своих жертв. При этом, даже находясь в теле демона и являясь символом ночи и смерти, девушка Элоиз не нападает без причины, не убивает слабых и беззащитных. Наоборот, она способна на добрые поступки и пытается отблагодарить тех, кто ей (или ее брату) помог.

Демон же, расщепленный на два тела, потерял способность действовать самостоятельно, стал бесполезен. Его два тела «стремятся соединиться всеми доступными способами» [3, 298]. В результате этих попыток вернуть себе целостность окружающие наблюдают противоестественную связь герцога Азгендо со своей сестрой Лурией. Кроме попытки инцеста «недостаток» души и демоническая сущность проявляется и во внешнем виде близнецов – «молодой человек довольно слабых умственных способностей» [2,281] с мрачно сверкающими глазками и молодая, похожая на него девушка «с тем же отпечатком глупости и какой-то злобы на лице» [3, 290].

В результате вторичного магического вмешательства происходит обратное превращение. Души близнецов возвращаются в свои тела, при этом тела приобретают новые черты – «в глазах засветился ум, на губах то и дело вспыхивала приятная улыбка» [3, 317].

Интересные интерпретационные перспективы открывает и рассмотрение образа трикстера (точнее, многочисленных трикстеров) в повести И. Пронина. Этот термин взят из мифологии американских индейцев (так называемый цикл трикстера /плута) и интерполирован учеными на описание некоторых мифологических, психологических и литературных феноменов.

Как утверждает Дж.Хендерсен, трикстер - это первая и во многом рудиментарная стадия в развитии героического мифа, на которой герой целиком находится во власти своих инстинктов, предельно раскован и свободен. К тому же в трикстере отражаются теневые стороны общества, компенсируя его однобокость, показывая то, что не хотят замечать, превращая установившиеся обычаи в фарс.

Образ трикстера всегда рассматривался в контексте принципа дуализма: так, и в повести мы наблюдаем постоянный эффект раздвоения (демонически-комический вариант Элоиз/Элоиза, герцог /сестра).

Большое место в своем учении об архетипах отводит образу трикстера швейцарский психолог, культуролог, философ К.Г. Юнг: «В своих проявлениях он предстает как верное отражение абсолютно недифференцированного человеческого сознания, соответствующего душе, которая едва поднималась над уровнем животного» [5, 343].

В.В. Зеленский подчеркивает следующие черты, доминирующие в образе трикстера: двойственность, непредсказуемость, стремление к провокации, подвоху, пародированию, различного рода профанациям, искушению, близость к сакральным фигурам дьявола, черта. Отметим, что именно они становятся основными характеристиками пародийных двойников в образной системе повести И. Пронина. Более того, почти все герои произведения в большей или меньшей степени обладают этими качествами.

Именно поэтому доминирующим оказывается и мотив превращения как сокрытие подлинной сути под ложной формой. Внешность обманчива, и окружающие воспринимают не самого человека, а то, кем он хочет казаться. Метаморфозы в этом случае связаны уже не с мифологией, а с попыткой реализоваться в этом мире, т.е. с социально-психологическим контекстом. Но, как и в первом случае, эти превращения временны, и конце произведения герои возвращаются к своим первоначальным статусам. Таковы в произведении поэт Кей Римти, маг Ираклиаз, профессор Хлумиз и его приемная дочь Агнеша.

Маг Ираклиаз – на пять шестых эльф, но чистокровные эльфы постоянно напоминают ему о его происхождении. Он всем пытается внушить, что он великий маг, которым на самом деле не является, что доказывается ходом повествования. Однажды совершив ошибку, полуэльф получил собственное пророчество. «Маг не маг, если его будущее не свободно от предопределения» [3, 309]. Таким образом, образ могущественного мага, правителя Викенны, оказывается лишь видимостью и обманом.

Образ Кея Римти воплощает традиционные черты поэта-пророка, человека, связанного с иным миром и наделенным интуицией. Но этот традиционный образ претерпевает ряд изменений: Римти - плохой поэт, он выдает себя за секретаря профессора, не брезгует воровством. В конце произведения, поняв, что весь мир – это иллюзия, он не настаивает на том, что он состоит на службе у Хлумиза.

Профессор Хлумиз исповедует следующую философию: нет ничего, кроме Личности и Вселенной, «которая зачем-то с ней общается, посылая ей образы и звуки. Рассматривать некоторые образы в качестве других Личностей несерьезно, ибо ничто не указывает на их существование» [3, 232]. На основании этого он выдает себя за великого мага: «если во Вселенной и существуют маги, то я, конечно же, маг, просто потому, что, кроме меня, никого нет» [3, 237] Несоответствие занимаемого статуса и истинной сущности, тем не менее, помогает ему одержать победу, но в конце концов он возвращается к прежней жизни.

Агнеша выдает себя за дочь профессора для того, чтобы выполнить свою миссию по уничтожению мага Ираклиаза, который проповедует равенство всех рас, но при этом готовит будущее для мира под властью эльфов как самой древней, мудрой и бессмертной народности.

Таким образом, повесть И. Пронина «Дым над Ульшаном» заимствует из мифологии традиционный для нее мотив превращения, при этом происходит его трансформация. Оборотничество связывается не только с изменением внешности, но и с попыткой изменения своей сущность или статуса. В образной системе произведения это отражается в преобладании героев-трикстеров.



Библиографический список
1. Зеленский В.В. Аналитическая психология: Словарь. СПб.: Б. С. К., 1996. – 656c.

2. Неклюдов, С.Ю. Оборотничество // Мифы народов мира: Энциклопедия: в 2 т. / Под ред. С.А. Токарева. – М., Большая Российская энциклопедия, 2003. Т.2. С. 234-235.

3. Пронин И. Дым над Ульшаном / Удивить дракона. Фантастические произведения. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. С. 219-324

4. Фэнтези // [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D1%8D%D0%BD%D1%82%D0%B5%D0%B7%D0%B8, свободный.



5. Юнг, К.Г. Душа и миф: шесть архетипов. М.; Киев: Совершенство: Port- Royal, 1997. - 323c.


Смотрите также:
Игонина С. В., Сысоева О. А. Мотив превращения в повести И. Пронина «Дым над Ульшаном»
55.5kb.
Носырина О. А
128.78kb.
О мамаевом побоище начало повести о том, как даровал бог победу государю великому князю дмитрию ивановичу за доном над поганым мамаем
539.34kb.
Светлое озеро крест в лесу
904.61kb.
Урок русской литературы в 8а классе
40.96kb.
Байкер или Страсти по Марии
2052.81kb.
Размышляя над прочитанным (по повести И. С. Тургенева
41.36kb.
"Что с нами происходит?". Раздумья над страницами повести В. Распутина «Последний срок»
123.61kb.
Проект работы над рефератом как форме отчета учебной деятельности учащегося Тема реферата: «Маленький человек» в повести Н. В. Гоголя «Шинель» развитие или закономерность?»
237.21kb.
Химические опыты с сигаретами. Опыт№1. Получение раствора веществ, содержащиеся в дыме и фильтре сигарет
25.74kb.
Мотив дороги и его философское звучание в произведениях отечественной классики 19 века
36.95kb.
«Развитие коммуникативной компетенции на уроках английского языка посредством игр и игровых ситуаций»
309.31kb.