Главная стр 1




А. АНИСИМОВ,

ведущий научный сотрудник

Научно-исследовательского института современного права

Волгоградской академии государственной службы,

доктор юридических наук
Правовое регулирование частных и публичных интересов (на примере градостроительного законодательства)
Проблемы соотношения частных и публичных интересов и механизм поиска компромисса между ним всегда привлекали внимание ученых-юристов. Саму постановку вопроса о существовании частного и публичного интереса в праве юридическая традиция приписывает римскому юристу Ульпиану (III в. до н.э.), указавшему на существование публичного права (включает нормы о положении Римского государства как целого) и частного права (нормы о положении отдельных лиц). Соответственно, критерием их разграничения предполагался интерес. Первоначально такой подход считался достаточным, но уже к середине XIX века все большая структуризация и иерархизация общественных отношений, переплетение частных и общественных интересов, расширение вмешательства государства в считавшиеся традиционно частными отношения, различное понимание пользы, выгоды и цели в праве привело к тому, что эта формула стала считаться недостаточной.

Не последнюю роль в изменении воззрений общества и государства на соотношение публичного и частного права сыграло понимание недопустимости их рассмотрения в контексте противопоставления и искусственной изоляции, ибо это не отвечает общему смыслу правового регулирования, логике построения и развития системы законодательства. Возрастание не только политической, но и экономической роли государства привело к известному стиранию граней между публичным и частным правом. Более того, в современных условиях деление права на частное и публичное становится все более условным, поскольку государство все активнее вторгается в регулирование цен, установление налогов, вопросы строительной и градостроительной деятельности, вводит процедуры лицензирования и государственной регистрации, что является прямым свидетельством того, что «частное право» не имеет сугубо автономного характера. При этом данная проблема анализируется большинством российских и зарубежных юристов в рамках проблематики гражданского права; количество научных работ с подобной постановкой проблемы в контексте земельного или экологического законодательства очень немногочисленно; исследования сочетания частного и публичного интереса в градостроительной деятельности практически вообще отсутствуют.

Между тем, поиск разумного компромисса между публичными и частными интересами в сфере градостроительства способен ориентировать органы публичной власти на вдумчивое отношение как к разработке нормативных актов, так и к их применению. Достижение подобного баланса позволит предупредить многие эксцессы в обществе, а также более адекватно урегулировать имущественные отношения в городах, обеспечить возможность усиления роли государства в экономике страны.

В контексте этой методологической установки попытаемся исследовать правовую проблему, весьма болезненную и актуальную как для Российской Федерации, так и большинства других стран СНГ. Речь идет о поиске разумного баланса частных и публичных интересов при осуществлении застройки многоквартирными домами городских населенных пунктов.

В настоящий момент Россия переживает строительный бум. В ходе реализации приоритетного национального проекта «Доступное и комфортное жилье - гражданам России» уже построены миллионы квадратных метров жилья, и этот процесс продвигается дальше по нарастающей. Продолжается совершенствование земельного и градостроительного законодательства, позволяющего определять параметры и виды застройки территории, учет интересов населения посредством публичных слушаний в ходе разработки и принятия градостроительной документации, набирает силу механизм проведения торгов при предоставлении земельных участков в собственность или аренду для жилищного строительства и т.д. Вместе с тем, проблема противоречий частных и публичных интересов в ходе проведения этой реформы проявилась особенно ярко. Сформулируем на этот счет ряд тезисов.

1) интерес любой фирмы-застройщика в сфере строительства вполне понятен. Не пытаясь перечислять все его аспекты, выделим две главных составляющих: необходимо получить земельный участок с минимальными расходами; согласовать в муниципальных органах архитектуры и градостроительства параметры его разрешенного использования (застройки). До недавнего времени (октябрь 2005 г.) процедура получения участка была простой и «устоявшейся»: участок предоставлялся организации-застройщику в аренду по процедуре предварительного согласования мест размещения объекта. Этот советский процедурный реликт предполагал, что земельный участок предоставляется без торгов организации, прошедшей все разрешительные и согласовательные процедуры. Но что делать, если на один такой участок будет два и более претендента, земельное законодательство умалчивало (и до сих пор этот вопрос четко не урегулирован), чем создавало почву для коррупции.

Относительно же параметров разрешенного использования, ответ был столь же однозначным – их определяли чиновники местных органов архитектуры и градостроительства, руководствуясь (формально) генеральным планом населенного пункта, иной градостроительной документацией, СНИПами и СаНПиНами, а еще чаще своим правосознанием и «финансовой щедростью» застройщика.

Суть градостроительной реформы как раз и заключалась в том, чтобы сделать процедуру предоставления земельного участка менее коррупционной, а, следовательно, более прозрачной. Именно для этого Градостроительный кодекс РФ от 29 декабря 2004 г. предусмотрел обязательность разработки документов территориального планирования (закрепляют существующие и планируемые объекты капитального строительства федерального, регионального и местного значения) и документов градостроительного зонирования (Правил землепользования и застройки – муниципального правового акта, устанавливающего посредством градостроительных регламентов допустимые виды и параметры застройки различных территориальных зон муниципального образования), публичное обсуждение всех видов градостроительной документации, а также сокращение полномочий муниципалитетов в земельно-градостроительной сфере в случае саботажа их разработки.

2) указанный выше простой и хороший план встретил непонимание не только со стороны муниципальных чиновников (что как раз вполне объяснимо его антикоррупционной направленностью, в связи с чем до сих пор продолжается саботаж разработки градостроительной документации), но и со стороны организаций - застройщиков. Поскольку мотивация последних носит более сложный характер, необходимо остановиться на этом более подробно.

Чем для организации-застройщика была хороша прежняя схема? Тем, что были отработаны связи и подходы к муниципальным чиновникам, и посредством различных коррупционных схем относительно быстро земельная и градостроительная документация нужного содержания утверждалась и реализовывалась. А что выгодно застройщику чисто экономически? Строить жилые дома на имеющихся инженерных и транспортных коммуникациях. Отсюда сплошь и рядом головной болью населения всех сколько-нибудь крупных городов остается ситуация, когда жители домов, выходя утром на работу, обнаруживают на месте детской песочницы строительную площадку, огороженную забором, на которой ведутся строительные работы. В каждом конкретном случае есть своя специфика: иногда жителям причиняется только эстетическое неудобство, а иногда строительство идет и с нарушением экологического и санитарного законодательства (например, с превышением предельно допустимых уровней шума). Но в нашем случае речь о другом: ситуация, когда население можно игнорировать, а с чиновником «договориться» застройщику не только выгодней, но еще привычней и понятней.

Аналогичная ситуация и с торгами. Когда законодатель обязал местные власти с октября 2005 г. предоставлять земельные участки под строительство многоквартирных домой только на аукционах, поднялось колоссальное недовольство. О частном интересе застройщика и муниципального чиновника мы уже говорили выше, а вот есть ли тут публичный интерес? Представляется, что есть. Если в стоимость дома закладывается стоимость взяток на получение участка и утверждение проектной документации, то получается, что граждане финансируют благосостояние муниципальных чиновников. Зато это относительно не дорого. Если проводить торги (а на торги выносят уже сформированные земельные участки, то есть имеющие границы и утвержденные параметры будущей застройки), то это будет стоить, несомненно, дороже. Но куда пойдут вырученные в ходе торгов деньги? Ответ очевиден – в муниципальный бюджет, и смогут впоследствии использоваться на различные социальные нужды, озеленение и благоустройство и т.д. То есть они вернуться населению назад, а не пойдут на личный счет чиновника в каком либо зарубежном банке. Какой вариант населению интересней?

3) а какой вообще интерес в градостроительной политике у населения? Сразу оговоримся, что эмоционально жители близлежащих домов всегда против «точечной застройки», насколько экономически, экологически и т.д. она не была бы правомерна. Просто так, из вредности. Власть всегда плохая, а эти богатеи строят себе дома. А пенсия маленькая. Против мы, и все тут.

Эмоциональную сторону доверим обсуждать психологам, но в этом вопросе есть и градостроительно-правовая составляющая, над которой население редко задумывается. Предположим, некий городской микрорайон был построен в 70-е годы прошлого века, и предполагалось, что число его жителей будет 100 тысяч человек. Исходя из этого, советскими архитекторами планировалось (и было построено) определенное количество школ, больниц, поликлиник, детских садов, бань, прачечных и иных социальных объектов.

Когда застройщик в порядке «точечной застройки» добавляет в таком микрорайоне несколько десятков многоквартирных домов, то единственно, что его интересует – это извлечение прибыли. И это ожидаемо. Граждан интересует – как быстрее вселиться в новое комфортабельное жилье. Казалось бы, все довольны. Однако вскоре выясняются парадоксальные вещи. Оказывается, детей в микрорайоне живет вдвое (или впятеро) больше, чем в состоянии принять детский сад; школа советской постройки не рассчитана на такое количество учеников; в поликлинике выстраиваются огромные очереди, поскольку число врачей и кабинетов рассчитывалось для обслуживания совсем другого количества населения и т.д. Кого в этой ситуации винят граждане? Правильно, муниципальную власть. А кого надо бы обвинять?

4) итак, мы выяснили, что «точечная застройка» - это не всегда благо; торги – не всегда плохо; наличие современной градостроительной документации в лице Правил землепользования и застройки – всегда хорошо. Но как решить поднятые вопросы стратегически? На этот счет в законодательстве есть несколько моделей градорегулирования, попавших туда в результате обобщения опыта землепользования и застройки в г. Москве.

Дело в том, что именно там органы публичной власти впервые столкнулись с проблемой «точечной застройки» (после того как застроили все детские песочницы во дворах). И тогда на свет родились две новых процедуры градорегулирования: договор о развитии застроенной территории и комплексное освоение земельного участка в целях жилищного строительства.

Решение о развитии застроенной территории может быть принято, если на такой территории расположены многоквартирные дома, признанные в установленном Правительством РФ порядке аварийными и подлежащими сносу или многоквартирные дома, снос, реконструкция которых планируются на основании муниципальных адресных программ, утвержденных представительным органом местного самоуправления. Сам участок предоставляется застройщику бесплатно в собственность или аренду, причем на него возлагается обязанность обеспечить отселяемое население другим жильем, разработать необходимую градостроительную документацию и передать ее местной администрации и т.д. Потом на расчищенном месте (двор, улица, квартал) застройщик и строит новое комфортабельное (элитное) жилье.

Комплексное освоение территории в целях жилищного строительства предполагает, что выигравший торги арендатор получает несколько гектаров земли (не застроенной), и строит там целый микрорайон со всеми необходимыми элементами жизнеобеспечения населения и благоустройства. Безусловно, такой размах под силу далеко не каждой строительной организации.

Немногочисленный опыт реализации в субъектах РФ модели комплексного освоения показывает, что строительные организации, привыкшие работать «по старинке», выражают крайнее недовольство, поскольку отмена «точечной застройки» влечет для них необходимость участвовать в дорогих торгах и потом застраивать большие земельные массивы; на последнее нет денег; снижается объем работ и прибыль; сокращаются рабочие места.

Это все, разумеется, правда, но только не вся. Как говорится в одной русской пословице, «свято место пусто не бывает». Вместо одних строительных компаний на рынок строительных услуг придут другие из Москвы или зарубежные; количество рабочих мест в строительной отрасли (если строить гектарами, а не в песочницах) только увеличится; взаимопонимания между властью и гражданским обществом прибавится; отдельные строительные фирмы разорятся. Соотношение частных и публичных интересов очевидно.

Отсюда следует, что желание многих строительных компаний в регионах цепляться за старые и хорошо отработанные модели «точечной застройки» понятна и объяснима, но бесперспективна. Рано или поздно, но в Волгограде, Брянске, Тамбове и всех остальных российских городах строительные площадки в детских песочницах закончаться, как они уже практически закончились в г. Москве. И чтобы выжить в условиях рыночной экономики, строительным организациям придется участвовать в новых моделях градорегулирования. Причем думать об этом надо начинать уже сейчас.

Не претендуя в рамках одной небольшой статьи на обобщение всей проблематики в сфере градорегулирования, заметим, что она носит комплексный характер и может быть решена только посредством совокупности столь же комплексных методов, причем игнорировать интересы местного населения будет с годами все труднее. К поиску и обсуждению таких методов правового регулирования градостроительной деятельности мы и приглашает всех заинтересованных представителей градостроительной и юридической науки.


Материалы Международной научно-практической конференции «Теоретические вопросы развития законотворчества в Казахстане и совершенствование административного, административно-процессуального законодательства». – Астана, КазГЮУ, 2007. – С. 16-20.


Смотрите также:
Правовое регулирование частных и публичных интересов
92.31kb.
Вопросы к зачету по дисциплине «Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности»
29.82kb.
Законодательное регулирование лоббизма в зарубежных странах
122.57kb.
Правовое регулирование хозяйственной деятельности
269.5kb.
Российская академия наук
2851.11kb.
Правовой и управленческий аспекты
2502.57kb.
Семинар № Гражданско-правовое регулирование общества с ограниченной ответственностью Цель
10.56kb.
1. Нормативно-правовое регулирование процесса банкротства градообразующих предприятий 3
133.48kb.
Местный референдум: понятие, правовое регулирование, принципы проведения
28.93kb.
Тема Правовое регулирование конкуренции и ограничения монополистической деятельности
177.91kb.
Правовое регулирование налога
289.89kb.
Развитие и правовое регулирование защиты прав потребителей при продаже товаров ненадлежащего качества 6
776.57kb.