Главная стр 1
ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ РФ
ГРЫЗЛОВУ Б. В.


ПРЕДСЕДАТЕЛЮ КОМИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ
ДУМЫ ПО ПРИРОДНЫМ РЕСУРСАМ И
ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЮ

КОМАРОВОЙ Н.В.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО ПРОЕКТУ НОВОГО ЛЕСНОГО КОДЕКСА РФ


Почетного адвоката России О.А. Яковлевой (oyakovleva@jurix.ru, 394-25-22)

В девяностые годы в Российской Федерации был принят ряд законов по защите окружающей среды с целью реализации конституционного права граждан России на благоприятную окружающую среду. Они содержали не только правовые гарантии, но и имели реальные механизмы реализации экологических прав граждан. Первая половина десятилетия была не только периодом принятия законодательства, но и временем активизации общественности и возникновения первой практики применения природоохранного законодательства. Однако вначале постепенно, а в настоящее время с невероятной скоростью и напором природоохранное и природоресурсное законодательство меняется. Изменения происходят в направлении снижения, а порой и уничтожения государственного и общественного контроля за состоянием окружающей среды, ее охраны, использованием природных ресурсов. Причем изменения в законодательстве носят не хаотичный, а системный характер.


Наиболее опасным является жесткий курс на принципиальное изменение правового статуса природных ресурсов. По своей сути тенденция происходящего законотворческого процесса является антиконституционной и нарушает основы конституционного строя, провозглашенные в главе 1 Конституции РФ, в частности, ст. 2, 3, 7, 9, 15, 18, 42.
Если наметившая тенденция сохранится, то уже через несколько лет реальные в настоящее время конституционные права граждан станут лишь декларацией.
Самой серьезной на сегодняшний день проблемой является открытое желание власти в лице Правительства создать правовую базу для изъятия из собственности государства и общества природных ресурсов и передачи их в частную собственность узкой группе российских и иностранных граждан и корпораций.

Проверочным шагом в этом направлении является попытка Правительства РФ буквально силой протолкнуть проект нового Лесного кодекса. Он разрабатывается ведомствами Правительства, все предлагаемые варианты являются реализацией единой концепции, направленной на принципиальное изменение правового статуса лесного фонда России.


В соответствии с действующим Лесным кодексом РФ и ч. 2 Постановления Конституционного суда РФ от 9 января 1998 г. 1-П лесной фонд является общественным достоянием всех граждан России.
Статья 9 Конституции закрепляет принцип, в соответствии с которым земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни народов, проживающих на соответствующей территории.
Руководствуясь этим положением Конституции, Конституционный суд Российской Федерации дал определение лесного фонда России как публичного достояния многонационального народа, являющегося федеральной собственностью (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке Лесного кодекса РФ, принятого 22 декабря 1997 г.).
Таким образом, по действующему законодательству правовой статус лесного фонда не вызывает никаких сомнений: это общенародное достояние.
Находясь в государственной собственности, леса выполняют свое естественное предназначение, поэтому используются и охраняются как общественное, публичное достояние нынешних и будущих поколений российских граждан. Сохранение, использование и охрана лесов являются функциями государства и осуществляются Правительством РФ и его ведомствами. Признавая все трудности и недостатки существующего способа управления лесным хозяйством, невозможно не согласиться с тем, что государственная собственность и государственный контроль являются необходимыми и, как показывает российский и зарубежный опыт, наиболее эффективными механизмами сохранения лесного фонда.
Только государство в состоянии обеспечить использование, воспроизводство и охрану лесов в интересах всего населения Российской Федерации.
Действующая в России концепция лесных правоотношений не является уникальной.

Зарубежный опыт управления лесами

В США и Канаде, странах с развитой рыночной экономикой, имеющих значительные запасы лесных ресурсов, концепция регулирования лесных отношений базируется на сохранении лесного фонда в федеральной, публичной собственности и использовании лесов в интересах общества и граждан своей страны. Эта тенденция закреплена и в законодательстве, где официально введены ограничения для иностранных граждан и юридических лиц, в том числе и в праве частной собственности на лесные земли.


Законом о федеральной политике и управлении землями 1976 года США, провозглашено, что государственная политика направлена на сохранение государственных земель в федеральной собственности за исключением случаев, когда их передача в иную собственность отвечает национальным интересам. Согласно Закону 1978 года «О лесных и пастбищных возобновляемых ресурсах» (ст. 207) запрещается продажа федеральных земель иностранным гражданам, а также иностранным юридическим лицам, не подпадающим под действие законов США. Таким образом, очевидно, что федеральная собственность рассматривается в США как форма собственности, наилучшим образом отвечающая как экономическим, так и экологическим национальным интересам. Соответственно в законодательстве закреплен подход, основанный на максимальном ограничении возможности отчуждения федеральных земель, включая лесопокрытые земли.
Подобно США законодательство провинций Канады также исходит из необходимости сохранения права публичной (государственной) собственности на леса, но выражает такую политику еще более сильным образом. Законом провинции Квебек «О лесах» леса объявлены «национальным достоянием», собственностью всех жителей Квебека, находящимися в «публичном, доверительном управлении» государственных органов провинции. Их пользование осуществляется и регулируется в целях достижения максимально благоприятного с экономической и экологической точек зрения результата и только в публичных интересах. Как и в США, законодательство Канады ограничивает права иностранных граждан и юридических лиц (см. статью доктора юридических наук, профессора кафедры аграрного и экологического права Московской юридической академии И.О. Красновой «Отношения собственности на леса – чему учит зарубежный опыт» // «ЭКОС», №3, осень 2004).


О недопустимости изменения правового статуса лесного фонда России пишут известные ученые-лесоводы и юристы.
А. Исаев, действительный член РАН, Г. Коровин, доктор сельскохозяйственных наук: «Лесной кодекс готовился в недрах Министерства экономики и торговли, что и определило его преимущественно экономическую направленность и дискуссионность многих положений. Под благовидным предлогом рыночных преобразований подготовлена законодательная база для приватизации одного из основных богатств России – ее лесов» (статья «Лес: кризис управления. Стоит ли усугублять его, однобоко переписывая кодекс?»// «ЭКОС», №3,осень 2004)
Н. Моисеев, академик Российской академии сельскохозяйственных наук, заведующий кафедрой экономики и организации лесного хозяйства лесной промышленности МГУЛ пишет: «Мало сказать, что представленный Минэкономразвитием проект Лесного кодекса РФ – весьма несовершенный. Если проект получит путевку в жизнь, он столько «наломает дров», что придется долго расхлебывать и нынешнему, и будущим поколениям…Главная «бесшабашность» в том, что документ провозглашает, если говорить простым языком: бери леса кому не лень, на сколько хочешь и сколько хочешь. Тут и все граждане, в т.ч. иностранные и даже лица без гражданства, - приходи, плати и владей лесами и лесными землями (а их две трети территории страны) до окончания века» ( «Нельзя дважды обкрадывать свой народ»// «ЭКОС», №3, осень 2004).
М. Бринчук, доктор юридических наук, профессор, руководитель Центра эколого-правовых исследований Института государства и права РАН: «Наиболее успешно управлять природными ресурсами, являющимися общественным достоянием, может государство в рамках его экологической функции. Оно имеет сбалансированную систему органов - законодательных, исполнительных и судебных, - призванных последовательно решать задачи определения в интересах общества правового режима природных ресурсов, распоряжения ими с учетом всеобщего права на благоприятную окружающую среду, контроля за их использованием, обеспечения экологического правопорядка, в том числе посредством применения принудительной силы.
Правовой режим природных ресурсов как общественного достояния может быть урегулирован в законодательстве путем объявления его исключительной собственностью государства. Важно, во-первых, чтобы этот правовой режим отличался от правового режима иного имущества, в том числе государственного, находящегося в гражданском обороте. И, во-вторых, должна быть четко выражена правовая сущность общественного достояния: государство распоряжается им только в интересах общества и под его контролем. Учитывая особую общественную ценность природных богатств, представляется актуальным, чтобы правовой режим природных ресурсов как общественного достояния был закреплен в Конституции России».

Правительство РФ ведет последовательную работу по изменению правового статуса лесных ресурсов страны.



Министерствами разработано несколько вариантов проекта Лесного кодекса. Они лишь формально по структуре и формулировкам различаются между собой, а их суть и концепция остаются неизменными.
Проект Лесного кодекса РФ, представленный Правительством РФ в Государственную Думу базируется на общей концепции изменения правого статуса лесного фонда России, превращения его в товар, ликвидации государственного и общественного контроля за использованием природных ресурсов страны.
Основные положения проекта грубо нарушают Конституцию Российской Федерации, закрепленные в ней основы конституционного строя и права большинства граждан.
Целью проекта является превращение общественного достояния и основы жизни народа в товар, доступный только узкому меньшинству.
Уже в статье 2 закрепляются приоритеты: «… имущественные отношения, связанные с оборотом лесных участков, регулируются гражданским законодательством с учетом земельного и лесного законодательства». Лесные земли и леса приравнены к имуществу и подчинены законам рыночных отношений.
Положения о праве граждан России на лесной фонд как общенародное, публичное достояние отсутствуют.
Проект Лесного кодекса провозглашает в качестве основного принципа лесного законодательства регулирование имущественных отношений, связанных с оборотом лесных участков.
П. 1 статьи 4 открыто указывает на участников этих отношений: «Участниками лесных отношений являются Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, граждане и юридические лица, а также иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица».
Таким образом, если лесными отношениями являются имущественные отношения, связанные с оборотом лесных участков, полноправными участниками этого оборота предлагается сделать и иностранных граждан, и лиц без гражданства, а также иностранные фирмы и компании. Положения этой статьи не только противоречат Конституции России, но резко контрастируют с положениями законодательства стран с развитой рыночной экономикой (США, Канада).
Обращаем внимание на то, что все нормы, регулирующие конкретные правовые ситуации, содержат определения «лесной участок» или «участок лесных угодий» и четкие положения, защищающие права «пользователей участков» (следует читать собственников, арендаторов).
В отношении граждан о праве пользования применяется более широкое понятие - «леса».
На первый взгляд это правомерно и юридически точно. Однако введение этого понятия в статьи, регулирующие лесопользование большинства населения страны, имеет совершенно иные причины.
Анализ проекта свидетельствует о полной защищенности прав собственников конкретных лесных участков и их арендаторов.
Право граждан на пользование лесами не только не защищено, но и может быть ограничено по усмотрению тех же собственников и арендаторов участков.
Если тенденция распродажи и раздачи лесного фонда России будет реализована, страна через короткое время может стать сетью лесных участков, а лесов, в которых гражданам гарантировано право лесопользования, просто не останется.
Данный принцип соблюдается и при определении видов лесопользования. Проект гарантирует защищенность владельцев и арендаторов конкретных участков.
Лесопользователь на предоставленном ему участке вправе осуществлять все виды лесопользования.
Это гарантии для граждан и юридических лиц, имеющих конкретные лесные участки на праве собственности или аренды.
Права большинства российских граждан на лесопользование не защищены.
В проекте кодекса отсутствует даже понятие общедоступного, общественного лесопользования, в настоящее время осуществляемого большинством населения России.
Перечень видов лесопользования является исчерпывающим:

Ст. 18.
- заготовка древесины;


- заготовка живицы;
- заготовка второстепенных лесных ресурсов;
- побочное лесопользование;
- пользование лесом для ведения охотничьего хозяйства;
- пользование лесом для научно-исследовательских и образовательных целей;
- пользование лесом для рекреационных целей.

Общедоступное лесопользование является отдельным видом лесопользования.


Именно это лесопользование затрагивает права каждого гражданина России, поэтому отсутствие самого понятия «общедоступное лесопользование» в перечне лесопользования свидетельствует о полном пренебрежении к интересам общества в угоду интересов узкого меньшинства.
Статья 26 регулирует отношения по общедоступному лесопользованию, т.е. лесопользованию большинства населения России.
Содержание статьи 26 подтверждает, что авторы проекта не рассматривают большинство населения России в качестве лесопользователей.
В п.1 формально продекларировано право граждан свободно и бесплатно пребывать в лесах и осуществлять для собственных нужд сбор дикорастущих плодов, ягод, грибов и других лесных продуктов, однако это право перечеркивается положением этого же пункта, если иное не предусмотрено лесным законодательством.
Эта оговорка ставит конституционное право граждан на лесные ресурсы в зависимость от собственников и арендаторов конкретных лесных участков.
Весь кодекс разработан под интересы собственников и арендаторов конкретных участков.
В отношении граждан закреплены обязанности по соблюдению правил пожарной безопасности, запрещение допускать поломку, засорение лесов и т.д. Эти положения правомерны и необходимы. В части 1 декларируется право граждан бесплатно пребывать в лесах, собирать ягоды, грибы и другие пищевые ресурсы. На первый взгляд неотъемлемое право человека пользоваться тем, что создано самой природой, защищено.
Однако ч. 3 статьи полностью перечеркивает право граждан, закрепленное в ч. 1.: «Пребывание граждан в лесах, сбор дикорастущих плодов, ягод, орехов, грибов, других пищевых лесных ресурсов, лекарственных растений и технического сырья могут быть ограничены в интересах пожарной безопасности лесов, ведения орехопромыслового, лесоплодового или лесосеменного хозяйства, а также в иных случаях, когда пребывание граждан в лесах несовместимо с целями пользования лесными участками в соответствии с настоящим Кодексом».
Формулировка «в иных случаях…» дает неограниченные возможности для нарушения прав большинства российских граждан на пользование лесным фондом. В статье намеренно не указывается, кем и в какой форме могут быть ограничены права граждан. Неслучайно при ограничении права граждан на пребывание в лесах употребляется термин о пользовании лесным участком, а не лесом. Это позволит собственникам, арендаторам лесных участков запрещать пребывание граждан по своему усмотрению. В ч. 5 той же статьи создается основа для возможности существенного ограничения права граждан на бесплатный сбор недревесных лесных ресурсов, т.е. тех продуктов леса, которые использует большинство граждан, т.к. «нормы бесплатного сбора недревесных ресурсов могут устанавливаться органами местного самоуправления». И снова ограничения сбора недревесных лесных продуктов касается только граждан, осуществляющих общедоступное лесопользование и не являющихся собственниками или арендаторами.
Нормы, допускающие ограничения прав граждан, включены непосредственно в статью «Общедоступное лесопользование», можно сказать, адресно.
Однако ограничения на лесопользование, относящиеся к большинству граждан, не распространяются на собственников. Гражданский кодекс РФ гарантирует собственнику право владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению. Никаких конкретных и реальных ограничений прав собственника российское законодательство не предусматривает.
Ограничения прав граждан сформулированы конкретно и жестко. Используя кодекс, вводить эти ограничения можно практически произвольно. Для отмены запретов установлен барьер, который людям преодолеть будет трудно, порой и невозможно. Статья 28 устанавливает судебный порядок восстановления нарушенных прав при запрете лесопользования - «ограничение лесопользования может быть обжаловано в судебном порядке».
Проект кодекса обеспечивает собственникам длительность сроков ограничений и их стабильность. В соответствии со статьей 28 «….ограничения лесопользования могут устанавливаться без ограничения сроков»; «ограничения сохраняются при переходе прав на лесной участок к другому лицу».
И еще один пример направленности проекта на защиту интересов узкого круга собственников леса как имущества.
Согласно п.5, ст. 28 ограничения лесопользования, за исключением общедоступного лесопользования, подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997г. № 122-ФЗ « О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделки с ним».
Ограничения общедоступного лесопользования не подлежат государственной регистрации, что предельно упрощает для собственников и арендаторов участков введение запретов для лесопользования граждан. Оспорить эти положения возможно только в судебном порядке.
Проект кодекса предусматривает среди видов лесопользования – побочное лесопользование. Дано и подробное толкование этого понятия. К побочному лесопользованию относятся: пастьба скота, в том числе и северных оленей, размещение пасек, сбор плодов, ягод, грибов, заготовка мха, выращивание овощных культур, заготовка лекарственных растений и некоторые другие виды лесопользования, осуществляемые значительной частью населения.
Проект гарантирует право побочного лесопользования только для собственников и арендаторов конкретных лесных участков. Граждане, которые и в этом аспекте не рассматриваются как лесопользователи, в соответствии со статьей 22 вправе осуществлять побочное лесопользование по письменному соглашению с собственником, арендатором, или иным владельцем участка (если лесопользование не является общедоступным).
Даже эта оговорка не меняет положения. Общедоступное лесопользование не включает в себя сенокошение, размещение ульев и пасек, пастьбу скота и одомашненных животных (северных оленей), содержание и разведение объектов животного мира в полувольных условиях, т.е. содержание побочного и общедоступного лесопользования не являются тождественными. Поэтому возможность ограничивать, например, право сенокошения, пастьбы скота и некоторые другие, не нарушая оговорку «если лесопользование не является общедоступным», умышленно, искусственно создана в интересах собственников и арендаторов участков.
Таким образом, побочное лесопользование не собственников и не арендаторов лесных участков, т. е. большинства граждан не имеет никаких гарантий, не урегулировано и ставится в зависимость от воли собственников и арендаторов конкретных участков.
Отдельной оценки заслуживает грубейшее нарушение права на лесопользование коренных малочисленных народов России.
Для многих коренных малочисленных народов именно лесные промыслы являются основой жизнеобеспечения. Лесопользование этих народов имеет целый ряд особенностей, их права подлежат особой защите. Однако в статье 18 лесопользование коренных малочисленных народов как вид лесопользования также отсутствует. Их лесопользование регламентировано статьей 27 с отсылкой к той же 18 статье, не содержащей никаких гарантий прав граждан России на пользование лесами.
Лесопользование коренных малочисленных народов является особым видом лесопользования, принципиально отличающимся от всех других. Поэтому регулирование лесопользования коренных народов должно быть закреплено отдельными нормами, сформулированными с учетом особенностей жизни и деятельности коренных народов.
Отсылка к статье 18 показывает, что реальное лесопользование коренных народов должно осуществляться на общих основаниях, т.е. наравне с арендаторами, частными собственниками, государственными организациями. Осуществление каждого вида лесопользования, предусмотренного в статье 18, подробно регламентируется в последующих статьях, имеющих отсылки к техническим регламентам, а также к нормам другого законодательства.
Эти требования необходимы и целесообразны для других лесопользователей, однако неприменимы к коренным малочисленным народам. Требования, предусмотренные в статьях с 19 по 25 и распространяющиеся на коренные малочисленные народы, не содержат никаких положений о гарантиях прав коренных народов, а также исключений по порядку оформления лесопользования.
Таким образом, лесопользование коренных народов в Российской Федерации предлагается уравнять с лесопользованием коммерческих структур, осуществляющих лесопользование с целью извлечения прибыли, что фактически перечеркивает положение статьи 27, лишь декларативно гарантирующей возможность ведения традиционного образа жизни этих народов.
Коренные малочисленные народы осуществляют лесопользование, которое является по своему смыслу общедоступным и побочным. Однако общедоступное лесопользование может быть ограничено по усмотрению собственника или арендатора конкретного лесного участка. Никаких исключений для коренных малочисленных народов эта статья не содержит. В соответствии с пунктом 4 статьи 22 побочное лесопользование для собственных нужд осуществляется по письменному соглашению с собственником, арендатором, иным владельцем лесного участка (если оно не является общедоступным). Лесопользование коренных малочисленных народов с правовой точки зрения не является общедоступным, поскольку включает в себя более широкий спектр использования лесных ресурсов. Например, пастьба скота, разведение оленей и др. По этому формальному признаку оно и может быть ограничено необходимостью получения письменного разрешения пользователя конкретного участка (собственника, арендатора).
Редакция статей 18, 22, 26, 27, 28 представляет собой слаженную систему по ограничению прав граждан и прав коренных малочисленных народов на реальное лесопользование. Этот прием трудно усмотреть при прочтении проекта. Однако на практике это дает неограниченные возможности арендаторам и собственникам решать вопросы лесопользования граждан и коренных малочисленных народов только по своему усмотрению, произвольно ограничивая и запрещая его.

Аренда на срок 99 лет является скрытой формой передачи лесных участков в собственность.

Проект кодекса предусматривает и аренду лесных участков. Даже по объему главы об аренде видно, какие надежды возлагаются на аренду, которая меньше раздражает общественное мнение по сравнению с продажей и приватизацией. Но достаточно прочесть 2-3 положения из этой главы для того, чтобы понять, что договоры аренды лесных участков являются прикрытием той же продажи или приватизации.
Статья 64 этого раздела предоставляет право заключения договора аренды сроком до девяноста девяти лет. Заключение договора аренды на 99 лет равносильно получению лесного участка в собственность. Долгосрочная аренда сроком фактически на сто лет, создавая иллюзию сохранения права государства и народа на арендуемый участок, фактически предоставляет арендатору безграничные возможности для использования лесных ресурсов и распоряжения арендованным участком по своему усмотрению.

Анализ главы 5 «Право собственности на лесные участки и лесные угодья».

В отличие от законодательства Канады и США проект не только не вводит запрета на частную собственность лесных земель для иностранных граждан, но и делает их полноправными участниками лесных правоотношений. Это же относится и к лицам без гражданства.
В соответствии со статьей 42 собственниками лесных земель (участков) могут являться граждане России, иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные юридические лица. Для иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц установлено минимальное Для иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц установлено минимальное ограничение в праве собственности. В их собственности не могут находиться лесные участки, предусмотренные перечнем, утвержденным указом Президента РФ.
Это создает возможность продажи в частную собственность и приватизации лесов, находящихся в федеральной собственности, в том числе наиболее ценных лесов и особо охраняемых территорий.
Гражданам России хорошо известна практика приобретения и приватизации промышленных предприятий, гражданской авиации и других объектов, ранее находившихся в государственной собственности. Но отрицательный опыт приватизации основных средств производства не учитывается. Если допустить принятие Лесного кодекса в данной или другой аналогичной редакции, в течение нескольких лет леса России окажутся в частных руках узкого круга лиц. В России предлагается ввести частную собственность на один из ценнейших ресурсов – лес. Статья 42 закрепляет право иметь в частной собственности лесные участки и участки лесных угодий. Именно после прочтения пятой главы становится понятным, почему в предыдущих главах практически во всех нормах присутствуют эти термины. Предлагаемый проект и написан с учетом интересов потенциальных, а во многих регионах уже реальных собственников и арендаторов этих участков. Интересно содержание статьи 42 «Право собственности на участки лесных угодий». Довольно скромная формулировка: «… лесные участки угодий могут находиться в частной собственности в соответствии с гражданским и земельным законодательством».
Но она в комплексе с положениями Земельного и Гражданского кодекса Российской Федерации, не содержащими никаких ограничений прав собственников и арендаторов, предоставляет неограниченные возможности не только использовать лесные ресурсы, но владеть и распоряжаться ими.

Формальное отсутствие в проекте положений о возможности приватизации и продажи земель лесного фонда не исключают этого путем применения норм земельного, гражданского законодательства, а также Закона «Об обороте лесных земель», на который делаются ссылки.

Проект неслучайно закрепляет лишь возможность иметь в частной собственности земли лесного фонда, не указывая механизма их передачи из государственной собственности в частную. Этот «ход» направлен на усыпление общественного мнения. Отсутствие слов «приватизация», «продажа» не имеет никакого значения, поскольку все содержание кодекса написано «под единого заказчика»– собственника.
Данный прием уже использовался при принятии Земельного кодекса РФ. Решение вопроса об обороте земель сельскохозяйственного назначения было выведено из проекта.
Однако Земельный кодекс в совокупности с принятым позже Законом «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» достигли цели, привели к обезземеливанию мелких собственников, которыми являются бывшие колхозники, в интересах крупных землевладельцев, агрохолдингов. В случае с Лесным кодексом в положении «бывших колхозников» может оказаться большинство населения России.

Все проекты Лесного кодекса, разработанные Правительством, являются реализацией единой концепции антиконституционного и антинародного закона, направленного на отчуждение общественного достояния нынешних и будущих поколений российских граждан.

Учитывая эти обстоятельства, не имеет смысла предлагать поправки к конкретным статьям законопроекта, а следует принять принципиально новую концепцию, разработанную с учетом положений Конституции РФ и Постановления Конституционного Суда РФ и служащую интересам общества в целом.

Концепция Лесного кодекса должна базироваться


на Конституции и принципах справедливости.

Развивая положения статей 2, 3, 7, 9, 42 Конституции, в самом кодексе следует закрепить положения о лесном фонде как общественном, публичном достоянии народа России, его нынешних и будущих поколений. Это будет соответствовать основам конституционного строя Российской Федерации.

В развитых странах (США, Канада), где право собственности на леса принадлежит государству, управление лесным хозяйством осуществляется на основе доверительного управления.
Представляется интересным рассмотреть такую форму управления лесным хозяйством для России.
При доверительном управлении собственником лесного фонда является государство, т.е. все граждане России. Доверительный управляющий лесного участка осуществляет лесопользование в интересах собственника. Доверительный управляющий не вправе распоряжаться лесным участком. Финансовые отношения между собственником и управляющим строятся на справедливой и взаимовыгодной основе. Доверительный управляющий получает вознаграждение и возмещение необходимых произведенных расходов за счет доходов от доверительного управления лесным участком. Финансовая заинтересованность управляющего совпадает с заинтересованностью собственника, поскольку базируется на доходах от управления лесным участком. В проекте кодекса договор доверительного управления лишь упоминается в ряду малозначительных и непринципиальных договоров в лесном хозяйстве, в то время как именно это направление могло бы занять ключевое положение в новом Лесном кодексе России.

Проект Лесного кодекса разработан с нарушением конституционных прав граждан России.


Конституция России предоставляет гражданам широкие возможности.
Право граждан, непосредственно участвовать в управлении делами государства, закреплено в. статье 32 Конституции РФ.
В соответствии со статьей 3 Конституции РФ носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Право граждан на обращения в государственные органы гарантировано статьей 33: «Граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления».


Тысячи граждан и общественных организаций направляли в адрес Президента РФ и Председателя Правительства РФ индивидуальные и коллективные обращения с конкретными правовыми требованиями:
- опубликования проекта Лесного кодекса в печати;
- организации всенародного обсуждения проекта до его представления в Государственную Думу;
- закрепления в Лесном кодексе статуса лесного фонда как общественного, публичного достояния нынешних и будущих поколений российских граждан;
- закрепления исключительного права собственности государства на лесной фонд Российской Федерации;
- запрещения аренды на срок до 99 лет и установления разумных сроков аренды;
- исключения земель лесного фонда из гражданского оборота;
- запрещения передачи земель лесного фонда иностранным гражданам и иностранным юридическим лицам (как это сделано в Канаде и США).
Требования граждан проигнорированы и антиконституционный проект Лесного кодекса представлен Правительством в Государственную Думу.
Учитывая, что концепция проекта Лесного кодекса РФ нарушает Конституцию РФ, и его конструктивные и содержательные недостатки не могут быть исправлены путем внесения поправок, предлагаю отправить проект на доработку или предложить Правительству РФ отозвать представленный проект.
С уважением,

Адвокат Московской областной коллегии адвокатов


Почетный адвокат России Яковлева О.А.


Смотрите также:
Предложения по проекту нового лесного кодекса РФ
208.75kb.
Проект нового жилищного кодекса
1247.93kb.
В окружную комиссию по вопросам градостроительства, землепользования и застройки при Правительстве Москвы по Северному административному округу от жителей района Беговой
38.16kb.
Уроку э. Л. Безносов, г. Москва Продолжение. См. №13, 15/2004 Система уроков по синтаксису в 8-м классе односоставные предложения односоставные определенно-личные предложения
125.05kb.
Составления описания ноу-хау
15.81kb.
Профессиональный стандарт педагога
478.64kb.
Синтаксис Syntax Структура немецкого предложения Способы выражения членов предложения
46.22kb.
8 класс Тест по теме: «Однородные члены предложения»
53.44kb.
Правовой режим земель лесного фонда
147kb.
Статья Основные термины Кодекса
174.4kb.
Проект Профессионального кодекса учителя
39.61kb.
Повторение темы «Предложения с обособленными членами предложения»
63.56kb.