Главная стр 1
скачать
Прибыль и убытки.

«Прибыль капиталиста получается оттого, что он может продать нечто, чего он не оплатил».

(К. Маркс «Капитал», том 3, глава 2, стр. 49.)


Точно замечено, но все по порядку. Вспомним, сначала, одно из наблюдений, сделанное в статье «Энергетические деньги»: «Жизнь человека по своей мотивации и физической сущности требует постоянного получения им энергии извне». При этом все, что нас окружает, мы принимаем, для простоты, за ту или иную форму энергии. Именно биологическая потребность организма в энергии и стремление «выжить» определяют направленность хозяйственной деятельности людей от добычи «природной» энергии к потреблению человеком через ее переработку и доставку. Сразу определимся с терминами. Человек, стоящий в конце этой цепочки «потребляет» энергию, во всех остальных случаях на промежуточных этапах она только «используется» им. Такую направленность движения энергии от добычи к потреблению назовем «вектором потребления». Слово «природная» мы взяли в кавычки только потому, что источником еще не добытой человеком энергии является Природа независимо от того физического или психологического она вида. (Условное разделение энергии на две группы и их определения мы сделали еще в статье «Энергетические деньги».)

Энергию также можно рассматривать как средство, и для выживания при потреблении, и для хозяйственной деятельности при использовании. А, если мы говорим о форме энергии, имеющей цену или определенный спрос на рынке, то тогда она может выступать как капитал. Очевидно, что любые формы энергии, кроме «природных», являются чьей-либо собственностью, принадлежащей конкретным людям. И даже, если энергия в какой-то момент не имеет реального собственника, то определение «ничейная» не только характеризует ее в данной ситуации, но и указывает на временный или условный характер такой «ничейности». Значит, при рассмотрении хозяйственных операций от слова «энергия» мы можем свободно перейти к словам «собственность» и «средства», не забывая, при этом, что под ними мы реально подразумеваем всевозможные формы и виды энергии. При этом, очевидно, что для конкретного человека или предприятия средства могут быть собственные, принадлежащие ему по закону или праву собственности, и заемные, взятые у другого собственника. Потребляя энергию, человек уменьшает собственные средства, а, используя ее, он стремиться увеличить их. Другими словами, человек использует в хозяйственной деятельности энергию не только для того, чтобы разнообразить ее формы, но и для увеличения собственных средств, поскольку это позволяет ему увеличить потребление. Можно сделать вывод: увеличение собственных средств является главной целью любой хозяйственной деятельности человека.

Каковы же реальные источники или пути такого увеличения? Очевидно, что для этого необходимо либо забрать средства у других, т.е. силой или обманом, что нельзя назвать хозяйственной деятельностью, либо добыть их у Природы, т.е. заработать в процессе хозяйственной деятельности. Первый путь мы исследовать не будем, так как он не является предметом рассмотрения данной статьи. Отметим, между прочим, только, что наличие искусственных преград на втором пути разворачивает мышление отдельных людей на первый, более легкий для них путь. Значит, максимально убирая препоны со второго пути, и, наоборот, создавая все больше преград на первом, мы повернем мышление всех граждан в сторону честной хозяйственной деятельности.

А, что значит: добыть собственные средства у Природы или заработать их в процессе хозяйственной деятельности? Очевидно, что «добыть» означает получить у Природы определенным путем бесплатную энергию. То, что природная энергия бесплатная надеюсь не у кого не вызывает сомнений. И даже попытки отдельных обществ назначить заранее цену на отдельные виды такой энергии, как правило, из-за возможности предварительной количественной оценки, не должны помешать нам правильно оценивать факт ее бесплатности. Реальная цена на энергию возникает после ее «добычи» и за счет, в первую очередь, произведенных для этого материальных затрат.

По мере добычи, переработки и доставки различных форм энергии к потребителю, т.е. в процессе хозяйственной деятельности, бесплатная ранее природная энергия постепенно на каждом из этих этапов приобретает цену, определяемую спросом и предложением на данную форму или вид энергии на рынке. Этот процесс назовем капитализацией энергии. Другими словами, с точки зрения капитализации, в процессе хозяйственной деятельности мы на всех этапах «добываем» природную энергию, а не только на добывающих производствах. (Поэтому, слово «добыча» и взято в кавычки.) Значит, «добывая» бесплатную природную энергию мы можем увеличить собственные средства только в процессе ее капитализации или придания ей цены. (Этот процесс мы продолжим исследовать в последующих статьях.)

Отдельно надо сказать о капитализации части психологической энергии, обусловленной умственной деятельностью человека. Во-первых, источником такой энергии выступает разум человека, а, значит, он доступен практически каждому. Во-вторых, за счет своей неопределенности: условности измерения и денежной оценки, взаимосвязанности с формами физической энергии, он не очевиден, что мешает осознать его важность и доступность. В-третьих, его постоянное проявление в трудовых способностях, с одной стороны, делает человека в труде не только исключительно «роботом», но и «думающим» или «разумом», а, с другой стороны, не позволяет, в связи с этим, реально оценить труд работника, что может расцениваться как эксплуатация человека человеком. (Эту проблему мы рассматриваем в статье «Трудовые ресурсы».)

Далее, и продажа результатов труда, и оплата расходов в виде покупки, как предметов, так и средств труда, являются, по сути, обменными операциями с собственностью. При этом честные стороны стараются обменяться равноценными собственностями, когда ценность определяется только спросом или интересом пользователя либо потребителя на данную форму энергии. А, поскольку, ценность собственности является достаточно условным понятием, то и справедливость или равноценность обмена будет достаточно условной и относительной. Значит, насколько бы не был обмен равнозначным, при нем возможна неравноценность, что отразится определенным образом на собственных средствах сторон, участвующих в обмене.

И так, мы видим три источника пополнения собственных средств:



  1. капитализация «природной» энергии,

  2. капитализация части психологической энергии, выражающейся в результатах умственной деятельности человека,

  3. несправедливый или неравноценный обмен собственностью.

Далее в этой статье мы исследуем только последний источник.

Вспомним, цена реализации собственности, определяемая спросом и предложением на рынке, как правило, выше цены затрат на ее приобретение, поскольку в ней частично приобрела реальную и определенную стоимость бесплатная ранее энергия. Формально эта величина равна разности между доходами, полученными в виде выручки от продажи, и расходами, произведенными для оплаты всех затрат по «добыче». А, из экономики мы знаем, что если доходы превышают расходы, то мы получаем прибыль, а если расходы превышают доходы, то мы имеем убытки, при этом, и в том, и в другом случае, в размере превышения одного над другим. При чем, в расходы включаются только те затраты, которые необходимы для производства лишь реализованной продукции. Но, такие определения прибылей и убытков не раскрывают истинные источники и причины их возникновения, а служат только для их расчета.

Из наших же рассуждений получается, что прибыль - это часть стоимости «добытой» бесплатной ранее и проданной энергии. Это то «нечто», что мы можем продать, но чего мы сами не оплачиваем в виде затрат. И величину этой части определяет спрос или ценность данной формы энергии для потребителя или пользователя. Очевидно, что если ценность данной формы энергии ниже реальных затрат по «добыче», то после ее реализации мы получаем не прибыль, а убытки. Это не значит обязательно, что, при этом, бесплатная энергия частично не капитализировалась в цене, просто завышенные затраты при неравноценном обмене могли «поглотить» эту часть стоимости и увеличить прибыль по «энергетическому кругу» другому участнику хозяйственной деятельности, поскольку расходы одного - это доходы других. (О влиянии затрат по «энергетическим кругам» на прибыль мы говорили в статье «Энергетические деньги».) Монопольное и инфляционное повышение затрат создают не только убытки, но и делают природный источник прибыли еще более неочевидным. Т.е. можно утверждать, что реальная ценность природной энергии для человека постепенно приобретает цену или капитализируется в виде прибыли у всех участников хозяйственной цепочки при добыче, переработке и доставке ее к потребителю.

Далее, посмотрим на силу вектора потребления. С одной стороны, она зависит от силы «добычи», которая определяется производительностью средств «добычи» и доступностью к источникам энергии. С другой стороны, она ограничена покупательской способностью или величиной собственных средств потребителей и доступностью к ним. (Сразу оговоримся, что о доступности, и к источникам, и к потребителям мы поговорим в статье «Планета Земля - экономический Союз».) А поскольку собственные средства увеличиваются только в процессе «добычи» и их использования, то главным «инструментом» увеличения вектора потребления выступает повышение производительности труда. При этом такое повышение, с одной стороны, влияет на силу «добычи», а, с другой, на покупательскую способность за счет уменьшения затрат по «добыче». Которые, как мы помним из статьи «Энергетические деньги», могут влиять по «энергетическим кругам» на цену энергии. А, чем больше сила вектора потребления, тем больше само потребление и наличие рабочих мест. Значит, чем эффективнее или производительнее мы «добываем» природную энергию, тем быстрее и у большего числа людей мы можем увеличивать собственные средства.

И так, Общество можно представить как совокупность людей, обладающих собственными средствами и в процессе хозяйственных операций постоянно производящих использование и обмен этими собственностями для удовлетворения интересов последующего «использования» и «потребления» в конечном итоге. Т.е. все хозяйственные операции можно условно разделить на два вида: капитализирующие природную энергию и обменные. При этом результат капитализации может проявляться только после обмена. Значит, в любом случае для получения прибыли стадию обмена обойти нельзя. А поскольку любой обмен сам по себе за счет неравноценности приводит к увеличению или к уменьшению собственных средств, то назовем такие изменения, соответственно, выгодой и ущербом и исследуем их.

Надо заметить, что обмены собственностью бывают разные. Если говорить о бартерном, т.е. натуральном или безденежном, обмене, то величину выгоды и, соответственно, ущерба можно обозначить так. Цена на собственность складывается из двух составляющих: затратной и прибыльной. При бартерном обмене можно написать уравнение, где и с левой, и с правой стороны расположены такие суммы: (Зт 1 + Пр 1 = Зт 2 + Пр 2). Тогда по законам математики можно написать другое уравнение: (Зт 1 - Зт 2 = Пр 2 - Пр 1), где, очевидно, Пр 2 - Пр 1 = ^ Пр, и есть для одной стороны выгода, а для другой ущерб. А их величина равна разности затрат. Это значит, что тот, у кого затраты меньше, получает выгоду, а тот, у кого они больше, ущерб, и такой величины, на сколько затраты отличаются. А, так как в обмене участвует только две стороны, то выгода одной стороны - это равнозначный ущерб другой. Если же затраты сторон равны, то ни выгоды, ни ущерба при обмене не будет. Но, поскольку стороны все знают о своих затратах, и почти ничего о реальных затратах другой стороны, то получение выгоды или ущерба является совершенно неочевидным явлением для каждой из сторон. Т.е. при бартерном обмене стороны не просто обмениваются равнозначными собственностями, но могут при неравноценности и перераспределять часть собственных средств между собой.

Очевидно, что такое перераспределение существует не только при бартерном обмене. Использование в качестве средства обмена денег не делают выгоду и ущерб более очевидными, хоть и проявляются они сразу после обмена. Поскольку в этом случае со стороны продавца или товара сразу появляются доходы, а, значит, прибыль или убытки; а со стороны покупателя или денег сразу образуются расходы, т.е. затраты под будущие доходы или под ожидание прибыли от последующего использования. И на одной, и на другой стороне, соответственно, прибыль и затраты маскируют или «поглощают» полученные выгоду и ущерб. Т.е. выгода увеличивает доходы или уменьшает расходы, а ущерб, наоборот, уменьшает доходы или увеличивает расходы. При этом надо понимать, что реальная цена при обмене на деньги не приводит к возникновению выгоды и ущерба, а нереальная может быть замаскирована ценой, установленной на монопольном рынке или с учетом неравных налогов.

Неравноценный обмен при монопольном рынке позволяет получать значительную выгоду. При этом совсем не обязательно, что ее должен получить исключительно монополист. Более того, монополист «социалистического» наследства имеет отличительные «недостатки» или «достоинства», это как на них посмотреть, - инертность установления цен на результаты труда, низкая производительность и большие затраты. А поскольку рыночные законы монопольностью отменить нельзя, то неравноценный обмен обязательно рано или поздно по «энергетическим кругам» бьет и по монополисту.

Неравноценный обмен из-за неравных налогов, включая и всевозможные льготы, также может приводить к значительным выгоде и ущербу, так как налоги в любом случае входят в цену реализации: (Ц = Зт + Нл + Пр). Налоговые льготы введены для получения преимуществ. При этом имеется в виду выигрыш в цене, который имеет место при конкуренции. Но, поскольку этот механизм работает через уже обозначенные выгоду и ущерб, то при обмене льготы одних, приводящие к выгоде, выступают ущербом для других, не являющихся для льготников конкурентами. Посмотрим опять на примере бартера: (Зт1 + Нл1 + Пр1 = Зт2 + Нл2 + Пр2). Если налоги будут зависеть от вида собственности, то при равных по величине затратах налоги у сторон будут различными. Т.е., если Зт1 = Зт2, а Нл1 не равны Нл2, то Нл1 - Нл2 = Пр2 - Пр1, где как мы помним: ^Пр = Пр2 - Пр1, и есть выгода или ущерб. Значит, у кого налоги больше у того ущерб, а у кого меньше у того равнозначная выгода.

При этом, базой налогообложения могут быть, и затраты, и прибыль. В первом случае, чем больше затраты, тем выше налоги, что само по себе при высоких ставках налогов может привести к убыточности, если собственных средств для выплаты налогов недостаточно. Во втором случае, чем больше прибыль, тем выше налоги. Что само по себе вроде бы справедливо. Но, рассчитать точно прибыль даже теоретически невозможно. Значит, есть возможность искусственно завысить затраты, чтобы снизить налоги на прибыль.

Поскольку выгода и ущерб приводят к изменению величины собственных средств непосредственно при обмене, а прибыль или убытки возможны только во взаимосвязи доходов и расходов, возникновение которых может быть разнесено во времени, пространстве и на части, то прибыльность носит более условный и относительный характер. А, за счет искусственного завышения затрат прибыль по отчетности можно вообще свести к нулю. При этом, в затраты могут включаться результаты «потребления», что, естественно, уменьшает не только собственные средства, но и прибыль. Между прочим, заметим, что воровство на производстве - это один из видов такого потребления, а налог на прибыль является мотиватором воровства.

Но и это не все. Желание уйти от уплаты налога на прибыль и использование для этого искусственное увеличение расходов приводит к еще двум последствиям. С одной стороны, если завышена себестоимость за счет увеличения внутренних затрат, то начинают скапливаться списанные, но не использованные реально материалы и сырье, благодаря которым и было осуществлено такое увеличение. Это приводит к необходимости ведения двойной бухгалтерии и, что самое главное, к «темному» производству со всеми вытекающими недостатками. С другой стороны, если цены расходов завышены за счет увеличения внешних затрат, что означает «темный» увод капитала, то тогда стороны не заинтересованы проводить подобные сделки на открытом рынке, где цены определяются спросом и предложением, а не сговором сторон. В итоге мы получили утверждение, что от налогов на прибыль не только легко уйти, но и сам уход активизирует «темное» производство и «темный» рынок. Это значит, что налог на прибыль сам по себе отрицательно влияет на свободный рынок.

Очевидно, что оплата труда работника - это тоже обмен собственностью, где со стороны работника выставляются его трудовые способности. И в этой ситуации также возможен неравноценный обмен, который и выражается в виде эксплуатации человека человеком. (Эту проблему мы продолжим исследовать в статье «Трудовые ресурсы».)

Неравноценный обмен собственностью приводит также к возникновению дополнительного мотиватора повышения цен и, как следствие, к развитию инфляции, поскольку ущерб увеличивает затраты, а, значит, возможно и цены. Единственной преградой для подобного мотиватора является создание условий для максимально равноценного и справедливого обмена. А, поскольку основной обмен мы вынесли на «прозрачную» и доступную площадку, называемую рынок, то именно снижением его монопольности и, наоборот, увеличением его «прозрачности» и доступности мы сможем устранить неравноценность обмена. И обязательно необходимо не только убрать налоговые льготы, но, главное, и всякое неравенство ставок налогов в зависимости от вида собственности. И в этом плане лучше всего применять единый налог НПС, о котором мы говорили в статье «Собственность и налоги». Льготы должны реализовываться не через ставки налогов, а иными путями, рассмотрение которых не является целью данной статьи.

И, наконец, последний вопрос - определение убыточности предприятия. Уменьшение, у одной из сторон, собственных средств из-за ущерба может привести к убыточности, определяемой согласно критериям, о которых мы поговорим ниже. При этом мы не должны заблуждаться. Получение ущерба при обмене не означает однозначно убыточность. Если в процессе «использования» новому собственнику после обмена с ущербом удалось частично капитализировать ценность полученной природной энергии и добиться позже за счет этого прибыли, то полученный ранее ущерб только уменьшит ее. Как видно из наших рассуждений первый показатель «убыточности» - это отсутствие достаточных собственных средств, которые и являются единственным источником покрытия и убытков, и ущербов.

Но, в реальности владельцы и/или управленцы предприятий, например, берут кредиты только в «ожидании» прибыли - в ожидании источника пополнения этих собственных средств, не имея их в достаточном количестве. В таком случае, «возвратность» кредитов обусловлена «реалистичностью» этих ожиданий. Чтобы не вдаваться в сложные системы залогов и страхования кредитов, которые не являются предметом рассмотрения данной статьи, отметим главное. Кредит может быть выдан предприятию, если у него есть собственные средства и, лучше всего, в виде высоколиквидных активов. И, обязательно, в достаточном объеме для выплат пени или штрафов по кредиту, согласно договору, с учетом возможных подобных требований всех заемщиков предприятия, а также для покрытия возможных первоначальных и временных убытков или ущербов. При этом нельзя рассчитывать на проведение подобных платежей из заемных средств. И если такие платежи приведут к исчезновению собственных средств либо к их принципиальному уменьшению уже после получения кредита, то, в любом случае, это первый показатель убыточности.

Момент задержки одной из сторон любой выплаты или возврата кредита от срока, установленного сторонами в договоре, является вторым показателем убыточности. И, если хотя бы один из этих показателей появился, то у другой стороны договора возникают «законные» основания для начала процедуры признания должника банкротом, т.е. она имеет право обратиться в суд о таком признании. (Подробно вопросы функционирования и финансирования судов мы рассмотрим в статье «Суд да дело».) Если «следствие» суда определит, что у должника есть собственные средства для соответствующих выплат, включая теперь и оплату расходов самого суда, то последний обязывает должника через свое решение произвести необходимые платежи. Если же собственных средств у должника нет или их недостаточно, то суд признает его «банкротом» и назначает необходимую процедуру возврата долгов, согласно законодательству. Изобретение иных, более «мягких», показателей убыточности обусловлено не экономической, а политической или личностной целесообразностью и, естественно, экономической выгодой.

И так, мы теперь знаем, что прибыль капиталиста или владельца собственности получается оттого, что он может продать «нечто», чего он не оплатил. (Как по К. Марксу.) При этом мы назвали источники возникновения этого «нечто» и начали исследовать один из них - неравноценный обмен. Неравноценность собственностей при обмене - это дитя двух родителей. «Несвободного», т.е. непрозрачного и монопольного рынка, с одной стороны, и неправильной налоговой политики, и, в первую очередь, неравенство ставок налогов для различных видов собственности, с другой стороны. При этом неравнозначный обмен расценивается нами как скрытая или явная эксплуатация. Значит, устранив неравноценность обмена, мы избавимся от эксплуатации человека человеком. Важность и глубину этого вывода многим еще предстоит осознать.



Переход к следующей статье: «Планета Земля – экономический Союз».
скачать


Смотрите также:
Прибыль и убытки. «Прибыль капиталиста получается оттого, что он может продать нечто, чего он не оплатил»
133.15kb.
138. Прибыль и ее виды, сущности и пути повышения Прибыль
22.77kb.
Тест №4 Покажите на графике уровень выпуска, при котором прибыль фирмы максимальна
21.75kb.
Налог на прибыль организаций
398.21kb.
Михаил Барский что такое «черный бизнес». Краткая история
1009.13kb.
"налог на прибыль организаций" нк РФ расходы подборка судебных решений за 2009 год
954.02kb.
Задание к контрольной работе Задание 1
499.21kb.
Ларс Твид Психология финансов Введение
3454.32kb.
Налог на прибыль организаций
189.71kb.
Налог на прибыль организаций
69.25kb.
«От чего зависит прибыль фирмы»
36.36kb.
Занятие в каком-нибудь учреждении, как источник заработка Производственная деятельность по созданию, обработке чего-либо
26.52kb.