Главная стр 1


Чтобы получить полную версию дипломной работы свяжитесь со мной:

- по телефону 89092672698 или

- эл.почте o-a-a@mail.ru

Оглавление


Введение 4

Глава 1. Понятие, элементы и содержание договора дарения. Ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора дарения 8

§1. Понятие, предмет, порядок заключения, форма 8

и стороны договора дарения 8

§2. Содержание договора дарения 36

§3. Ответственность сторон договора за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора дарения 36

Глава 2. Отдельные виды договоров дарения 37

§1. Особенности дарения ограниченно оборотоспособных объектов гражданского права 37

§2. Особенности дарения доли в уставном капитале юридического лица и ценных бумаг 37

§3. Пожертвование как разновидность дарения 37

Заключение 38

Библиография 41




Введение

Актуальность. Договор дарения ныне урегулирован в ГК РФ гл.32 в качестве особого договорного типа. Преобладание в гражданском обороте эквивалентно-возмездных отношений не исключает существования и развития всевозможных безвозмездных имущественных связей.

Из определения в ГК 1964 г. видно, что ранее договор дарения признавался реальным. Более того, в ч. 2 ст. 256 ГК 1964 г. особо указывалось: «Договор дарения считается заключенным в момент передачи имущества». Согласно же действующему определению договора дарения одна сторона может не только безвозмездно передать, но и принять на себя обязанность передать другой стороне соответствующий предмет либо имущественное право, а также освобождение от обязанности.

Тем самым закон признает возможность существования не только реального, но и обладающего таким же значением консенсуального договора дарения. Это обстоятельство, как и то, что именно он теперь более подробно урегулирован в ГК, не всегда учитывается.

Необходимо подчеркнуть, что приведенное определение данного конкретного типа договора не согласуется с закрепленным в части первой ГК общим понятием безвозмездного договора, безоговорочно признаваемого законом консенсуальным. В силу ст. 423 ГК ("Возмездный и безвозмездный договоры") безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления.

Таким образом, в системе гражданско-правовых договоров договор дарения выделяется в отдельный тип договорных обязательств благодаря наличию некоторых характерных признаков, позволяющих квалифицировать его в данном качестве.

В настоящее время в законодательстве, регулирующем договор дарения, наблюдаются определенные проблемы, требующее скорейшего решения, основными из которых являются:

1. Необходимо уточнить порядок совершения дарения одним из


супругов в целях защиты имущественных прав второго супруга. В связи с
чем необходимо внесение определенных изменений в п.3 ст.35 СК РФ.

2. Корректность правового регулирования требует установления для пожертвования, обусловленного жертвователем использованием этого имущества по назначению, письменной формы договора, где и должно быть оговорено соответствующее условие, под страхом недействительности договора при несоблюдении формы.

3. Поскольку дарение оружия требует специальных формальностей -получения лицензии на оружие, то договор дарения оружия должен совершаться в письменной форме, несоблюдение которой влечет его недействительность, в виде обещания дарения под условием получения лицензии одаряемым на оружие.

4.В целях охраны культурного достояния нации, необходимо внести изменение в законодательство, в соответствии с которым дарение памятника истории и культуры, а также культурной ценности, имеющей уникальный характер, особо важное историческое, художественное, научное или иное культурное значение возможно только в отношении граждан РФ.



Цель исследования заключается во всестороннем исследовании теоретических положений о договоре дарения, определении его места в системе гражданско-правовых безвозмездных сделок, выявлении и анализе основных проблем при применении правовых норм о договоре дарения, и выработке на основе предпринятого анализа научно обоснованных, конкретных рекомендаций по совершенствованию законодательства в сфере дарения. В соответствии с указанными целями могут быть сформулированы следующие задачи, которые решаются в предлагаемой работе:

- исследование явлений безвозмездности в гражданском праве, его влияние на гражданско-правовые отношения, природы безвозмездных сделок, их системы и места дарения в системе гражданско-правовых сделок;



  • выявление основных теоретических вопросов, а также исследование примеров судебной практики, связанных с заключением, исполнением и прекращением договора дарения;

  • рассмотрение отдельных разновидностей договора дарения, выработка рекомендаций по совершенствованию существующего законодательства в области договоров дарения.

Объектом настоящей работы являются гражданско-правовые отношения, возникающие в процессе заключения, изменения и исполнения договора дарения.

Предмет исследования: понятие и элементы договора дарения, его содержание, а также основные проблемы, возникающие при применении норм законодательства о дарении.

Методологической основой работы является общие научные методы, такие как анализ и синтез, аналогия, обобщение. Кроме того, применялись и частные методы: исторический, сравнительно-правовой, комплексный метод и иные научные методы исследования, позволившие обеспечить возможно глубокое исследование поднятых вопросов, установить пробелы и противоречия в законодательстве о дарении, и внести предложения по совершенствованию действующего законодательства.

Теоретической основой дипломной работы послужили специальная
цивилистическая юридическая литература, научные разработки по
философии, общей теории государства и права, истории государства и права, социологии и т.д. Автором работы изучены труды таких известных
современных и дореволюционных ученых - цивилистов, как М.М.Агаркова, С.С.Алексеева, С.Н.Братуся, М.И.Брагинского, В.В.Витрянского, Д.М.Генкина, К.А.Граве, Б.Д.Завидова, О.С.Иоффе, О.А.Красавчикова, М.Н.Малеиной, А.Л.Маковского, Р.А.Максоцкого, Д.И.Мейера, К.Победоносцева, И.А.Покровского, В.А.Тархова, О.Н.Садикова, К.И.Скловского, Е.А.Суханова, Ю.К.Толстого, В.А.Умова, Ф.Шершеневича, К.БЛрошенко, и других видных отечественных правоведов. Кроме того, автором исследованы и работы некоторых зарубежных ученых, таких как Е. Годэмэ, Л. Ж. де ла Морандьера, Р.Саватье.

Эмпирической базой исследования являются: нормативно-правовые акты и иные правовые документы, относящиеся к предмету исследования, а также опубликованная судебная практика и судебная практика, отобранная автором диссертации для целей исследования.

Научная новизна исследования заключается в том, что настоящая работа является комплексным исследованием договора дарения, определения места дарения в системе безвозмездных сделок, анализа и обоснования правовой природы дарения, автор провел анализ основных вопросов, связанных со спецификой субъектов дарения, определил основные тенденции развития законодательства в сфере дарения особых объектов гражданских прав, предложил обоснованные практические рекомендации по совершенствованию гражданского и налогового законодательства для устранения противоречий и пробелов существующих в них в настоящий момент.

Структура данной работы представлена введением, двумя главами, разбитыми на шесть параграфов, заключением и библиографией.



Глава 1. Понятие, элементы и содержание договора дарения. Ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора дарения




§1. Понятие, предмет, порядок заключения, форма

и стороны договора дарения


В соответствии с п.1 ст. 572 ГК РФ договором дарения признается такой договор, по которому одна сторона (даритель) передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право к себе или третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. Таким образом, в п.1 ст.572 ГК РФ договор дарения раскрывается через обязанность одной стороны - дарителя. Такая формулировка может привести к выводу о договоре дарения как односторонней сделке дарителя. Между тем само название ст. 572 ГК РФ «Договор дарения» и упоминание в ней о дарителе и одаряемом подтверждает, что дарение является договором. М.Н. Малеина указывает, что договор дарения является также и двусторонне обязывающим договором, поскольку в ГК РФ прямо указывается на обязанности одаряемого (обязанность возвратить вещь в случае отмены дарения - п. 5 ст.578; обязанность выполнить условие, поставленное при дарении в общеполезных целях - п.3 ст.582)1. Однако мы полагаем, что в этом случае, скорее всего, идет речь о заключении договора дарения под условием. Данная конструкция может быть использована как поощрительная мера, стимулирующая одаряемого к определенному поведению (например, успешному завершению учебы). Такие условия не порождают обязанности одаряемого перед дарителем. Значение условий заключается в том, что они являются необходимой предпосылкой для вступления в силу обязательств дарителя. Условия в соответствии со ст. 157 ГК РФ могут быть как отлагательными, так и отменительными.. К последним, по нашему мнению, может быть отнесено условие, предусматривающее отмену дарения, в случае если даритель переживет одаряемого.

Юридическими признаками договора дарения являются: безвозмездность, уменьшение имущества дарителя, увеличение имущества одаряемого, намерение одарить, принятие дара, бесповоротность дарения.



Что касается такого признака договора дарения как безвозмездность, то о нем достаточно подробно говорилось в работе ранее. В рамках же настоящей главы мы отметим, что порочность признака безвозмездности совершенно исключает возникновение прав и обязанностей по договору и приводит к его недействительности2.

Рассмотрим иные признаки данного договора. Итак, дарение, прежде всего, направлено на увеличение имущества одаряемого. Это составляет непосредственную цель данного договора. Еще Г.Ф.Шершеневич отмечал, что по договору дарения лицо одаряемое приобретает право, которого прежде у него не было, - оно обогащается (дарение рассматривалось ранее как способ приобретения права собственности). Данный признак, как справедливо подчеркивал автор, позволял отличить договор дарения, например, от меновой сделки в которой одна сторона может выиграть больше другой, потому что такое обогащение составляет случайный элемент и не является прямой целью соглашения. Увеличением имущества одаряемого производится посредством передачи вещи в собственность, предоставления одаряемому права требования, освобождения одаряемого от обязанности. Данный признак позволяет отличать договор дарения от иных договоров, не предусматривающих встречного предоставления. Например, договор залога может быть заключен третьим лицом с кредитором должника в целях обеспечения обязательств последнего без какой-либо компенсации риска указанного третьего лица со стороны должника. Несмотря на очевидную выгоду для должника и безвозмездность отношений между должником и залогодержателем, такой договор не может рассматриваться в качестве дарения, поскольку он не увеличивает имущества должника. И напротив, - дарение может происходить не только в форме безвозмездной передачи имущества, но и путем продажи имущества (имущественного права) по явно заниженной цене. В этой связи представляется уместным привести следующий пример судебной практики. ОАО «Магнит» обратилось в арбитражный суд с иском к ТОО «ТОК» признании недействительным договора аренды с правом выкупа и применении последствий недействительности договора. ТОО «ТОК» предъявило встречный иск о вынесении решения о государственной регистрации данного договора. Решением арбитражного суда от Об. 11.98 в удовлетворении основного иска отказано, а встречный иск удовлетворен. В кассационной жалобе и дополнении к ней ОАО «Магнит» просит отменить решение суда первой инстанции и вынести новое решение. По мнению ОАО «Магнит», основаниями для отмены судебного акта являются нарушения статей 165, 179, 224, 401, 431, 433, 554, 607, 608, 611 ГК РФ, статей 77, 78 ФЗ РФ «Об акционерных обществах», статей 22, 59, 87 АПК РФ. Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа посчитал, что решение под­лежит отмене по следующим основаниям. Согласно условиям оспариваемого договора ОАО «Магнит» передавало ТОО «ТОК» в аренду с правом выкупа часть своего имущества в частности зданий общей площадью 3000 кв. м. Стоимость выкупаемого имущества определена в сумме 1 093 668 415 рублей и должна быть внесена в течение 10 лет. За просрочку внесения суммы выкупа арендатор уплачивает неустойку в размере 0,01 процента от суммы долга за каждый день просрочки. Принимая решение, суд первой инстанции не дал оценки всем условиям договора, не выяснил, по каким причинам договор заключен на условиях, явно выгодных для арендатора и невыгодных для арендодателя. Между тем несоответствие договора действующему законодательству может заключаться не только в противоречии конкретным нормам гражданского права, но и в нарушении принципов гражданского права. Отношения между коммерческими организациями носят возмездный характер, дарение в отношениях между ними не допускается. Под дарением понимается безвозмездная передача вещи или права (ст. 572 ГК РФ). Следовательно, подтверждается, что может происходить не только в качестве безвозмездной передачи вещи, но и путем продажи имущества или права по явно заниженной цене. В этом случае по действительной цене оплачивается только часть имущества. Остальная часть, по существу, передается безвозмездно, то есть в форме дарения3.

Итак, обогащение одаряемого есть существенный признак договора дарения. В юридической литературе разного временного периода встречаются весьма интересные рассуждения касающиеся того, является ли этот признак необходимым только в момент совершения договора дарения или же обогащение одаряемого всегда является необходимым условием для того, чтобы наступили последствия дарения. Так, В.А.Умов отмечал, что «последствия дарения могут явиться по прошествии долгого времени после его совершения, например, требование возврата подаренного имущества вследствие неблагодарности одаренного. Здесь и возникает вопрос о том, будут ли иметь место эти последствия, когда ко времени их возникновения обогащение одаренного, бывшее следствием дарения исчезнет» . Отвечая на этот вопрос, автор ссылается на работы, прежде всего, римских юристов и отмечает трудность и неоднозначность его решения. Рассуждения по данной проблеме наиболее интересно и полно представлены в работе Савиньи, несмотря на то, что он рассматривал этот вопрос исключительно применительно к дарению между супругами4. Савиньи анализирует те ситуации, когда бывшее во время совершения дарения обогащение исчезает и в этом случае он различает чистое исчезновение и исчезновение, соединенное с приобретением нового имущественного права вместо исчезнувшего.

При дарении увеличение имущества одаряемого должно происходить за счет уменьшения имущества дарителя. Так, еще римское право не считало дарениями сделки, в которых имущество предполагаемого дарителя не уменьшалось . Д.И.Генкин отмечал, что дарение не имеет места в случае, когда увеличение имущества одного участника не является следствием уменьшения имущества другого участника5. Д.И.Мейер полагал, что дарение есть отчуждение права, когда даритель лишается какого-либо права, и притом при жизни. Причем нет надобности, чтобы лишение по ценности равнялось приобретению: дарение может быть гораздо важнее для лица одаряемого, нежели для дарителя, а требуется только, чтобы лишение существовало . И этот признак также необходим для отграничения договора дарения от иных договоров и сделок, результатом совершения которых является увеличение имущества лица, но не за счет уменьшения имущества оказывающего ему услугу другого лица. Такие правоотношения имеют место, в частности, по договору страхования, заключенному страхователем в пользу выгодоприобретателя, который при наступлении страхового случая, получая от страховщика страховое возмещение, увеличивает свое имущество, но не за счет уменьшения имущества страхователя. Аналогичная ситуация может возникнуть по договору поручения, не предусматривающему обязанность доверителя по выплате вознаграждения поверенному. Этим признаком дарение отличается и от завещания.

По завещанию наследодатель оставляет все свое или его часть другому лицу, однако, при этом его имущество не уменьшается, пока он жив, а после смерти это имущество будет уже принадлежать не наследодателю, а его наследнику. Признаком договора дарения является также наличие у дарителя, передающего одаряемому имущество либо освобождающего его от обязательств, намерения одарить последнего, т.е. увеличить имущество одаряемого за счет собственного имущества. При отсутствии такого намерения у «дарителя» договор, по которому производится передача имущества, даже при отсутствии в его тексте условий о цене указанного имущества и порядке его оплаты либо иного встречного предоставления, должен в соответствии с п. 3 ст. 423 ГК признаваться возмездным. Так, Г.Ф.Шершеневич отмечал, что если лицо, желая помочь другому в деликатной форме, сознательно покупает у него дом по несообразно высокой цене - дарения нет, потому что нет намерения одарить6. В.А.Умов обращал внимание на случаи, когда дарение не являлось таковым ввиду отсутствия намерения у одного лица одарить другое: «когда у лица, обогащающего другое лицо нет сознания о том, что оно уменьшает свое имущество и тем обогащает другое лицо, например, когда кто либо делает уплату, ошибочно считая себя обязанным к ней, или отчуждает вещь за слушком дешевую цену не зная ей настоящей цены. Когда кто - либо сознательно делается беднее и тем обогащает другого, но, не имея этого намерения, например, когда кто либо продает вещь дешевле или покупает дороже, чем она стоит, если он делает это не из чувства благорасположения к другому контрагенту, а потому что его к этому вынуждают обстоятельства. Не будет дарения и тогда, когда лицо прекращает процесс мировой сделкой, уменьшая свои требования. Не будет дарения в тесном смысле и тогда, когда одно лицо, сознательно обогащая другое, действует так по чувству долга, по обязанности. Родители по с. 172 Гражданских законов обязаны давать несовершеннолетним детям пропитание, одежду и воспитание по своему состоянию. Смеем думать, что если родители будут продолжать содержать своих детей или вообще будут помогать им и по достижении совершеннолетия, то этого никто не сочтет за дарение»7.



Непременным признаком договора дарения является согласие одаряемого на получение дара. Так, В.А.Умов отмечал, что «уменьшение имущества одного лица и обогащения вследствие того другого еще мало для того, чтобы сделку можно было считать дарением: обогащение должно быть принято тем лицом, которому оно делается. Намерению подарить со стороны одного лица должно соответствовать желание получить дар со стороны другого. Таким образом, дарение для своей действительности требует соглашения двух воль, а поэтому может быть названо договором». В трудах Д.И.Мейера также указывалось на то, что «дарение должно предполагать принятие дара со стороны лица одаряемого. Так как дарение доставляет выгоду лицу одаряемому, а людям свойственно действовать согласно с их выгодами, то, конечно, в большей части случаев лицо согласно на принятие дара. Это до того естественно, что в иных случаях согласие лица даже предполагается. Принятие дара существенно для действительности каждого дарения, и если нельзя свести этот акт к формальному изъявлению согласия, то всегда можно свести его по крайней мере к условию, что дарение недействительно, если лицо одаряемое не согласится на принятие дара, выразит свое несогласие8. Данный признак не всегда можно обнаружить в отношениях, связанных с дарением, особенно если договор дарения заключается по модели реального договора. В повседневной жизни на бытовом уровне каждый день совершается огромное число дарений без всяких видимых следов истребования согласия одаряемого на принятие подарка. Однако даже обыденные представления не исключают возможности отказа одаряемого от принятия подарка. Мотивами для такого отказа могут служить дороговизна подарка, испорченные отношения между дарителем и одаряемым, понимание одаряемым, что за подарком последуют просьбы дарителя совершить какие-либо нежелательные (для одаряемого) действия, и т.п. В юридической литературе указывается, что согласие одаряемого может предполагаться. Однако мы полностью согласны с мнением М.И.Брагинского и В.В.Витрянского, М.Н.Малеиной, О.С.Иоффе в соответствии с которым при заключении договора дарения необходимо получить согласие одаряемого на передачу ему соответствующего дара. По справедливому выражению И.А. Покровского, «всякий договор является осуществлением частной автономии, которая составляет необходимое предположение всего гражданского права...» Поскольку одаряемому должно быть не безразлично, кто именно, по каким мотивам, и какой предмет дарения ему намерен передать. Не всякое дарение может оказаться для одаряемого приемлемым, учитывая характер забот и расходов по содержанию имущества полученного в дар. Тем более что некоторые предметы обременены требованиями по содержанию, охране, страхованию, внесению налогов и др. Никто не может быть одарен против его воли. Допустимость предположения о согласии одаряемого противоречит конструкции дарения как договора (соглашения сторон)9. Здесь необходимо иметь ввиду, что еще в комментарии к Проекту Гражданского уложения отмечалось, что «дарение, как и любое другое благодеяние, никому не может быть навязываемо» . Кроме того, данное предложение уже имело нормативное закрепление в ч.1 §407 Гражданского кодекса Чехословакии 1964 г.

Из определения договора дарения (п.1 ст.572 ГК РФ) следует, что законодатель конструировал его как по модели реального договора, так и по модели консенсуального договора дарения (в данном случае договор порождает обязательство передать определенное имущество одаряемому в момент, не совпадающий с моментом заключения договора, т.е. в будущем. Реальный договор отличается от консенсуального договора, который считается заключенным с момента достижения сторонами соглашения по всем существенным условиям договора (п.1 ст.432 ГК РФ) прежде всего тем, что для заключения реального договора необходима также передача имущества (п.2 ст.433 ГК РФ)10. Таким образом, договор дарения, заключаемый путем передачи дарителем имущества одаряемому, отличается от консенсуального договора - обещания подарить в будущем по моменту его заключения и возникающим в результате обязанностям сторон. При реальном договоре дарения момент заключения договора совпадает с передачей дара, поэтому такой договор не порождает обязанности дарителя перед одаряемым. При консенсуальном договоре дарения момент заключения договора дарения не совпадает с моментом передачи объекта дарения, поэтому договор порождает обязанность передачи вещи со стороны дарителя. Обязав дарителя исполнить договор и передать подарок в будущем, законодатель наделил одаряемого правом не только получить подарок по воле дарителя, но и требовать от дарителя передачи подарка в обусловленный договором срок (ст. 314 ГК РФ). П. 2 ст.572 ПС РФ, закрепляющий обещание дарителя передать одаряемому вещь или имущественное право, либо освободить кого-либо от имущественной обязанности, не всегда может быть оценен однозначно. С одной стороны, одаряемый получает механизм реализации своего права на обещанный подарок, а с другой - даритель в большинстве случаев лишен возможности изменить судьбу подарка после дарственного обещания (за исключением п. 1 ст.577, п.1 ст.578 ГК РФ). О.С.Иоффе отмечал, что единственно правильным является признание дарения консенсуальным договором. Так как если признать дарение реальной сделкой, оно окажется таким весьма своеобразным договором, который вообще не порождает никаких обязательственных правоотношений для его контрагентов. В самом деле, передача вещи означала бы совершение сделки, и потому никакие обязанности из заключенного договора для дарителя возникнуть не могли бы, а одаряемый также не является обязанным лицом ввиду одностороннего характера договора дарения. Избежать подобных выводов можно только, признав, что передача имущества не выражает факта совершения сделки, а производится на основе уже заключенного договора. Вместе с тем, автор отмечал, что подарить имущество другому лицу является исключительным правом собственника, поэтому с точки зрения, признание, например, договора обещания дарения консенсуальным может привести к ситуации, когда лицо будет наделено правом требовать в принудительном порядке подарок, что является недопустимым с точки зрения моральности11.

На вопрос о возможности считать дарение одновременно реальным и косенсуальным договором Р.А.Максоцкий отвечает отрицательно. И данный вывод обосновывает на основе анализа римского права, где в группу реальных и консенсуальных договоров попадали разные договоры, т.е. эти группы не пересекались и один и тот же договор не мог быть в обеих группах. Также на основе анализа Германского гражданского уложения автор делает вывод, что ГГУ не предусматривает наряду с консенсуальным и реальный договор. Наоборот - договор дарения является консенсуальным и действительным только в случае облечения его в специальную форму, а словесный договор (обещание подарить) является недействительным. Автор отмечает, что если воспринять конструкцию ст.572 ГК РФ, то можно прийти к выводу, что дарение, с одной стороны, представляет собой консенсуальный договор (порождающий дарственное обязательство), который помещается в особенную часть. А с другой стороны - вещный договор, никакого обязательства не порождающий и подлежащий перемещению из обязательственного права в раздел «Вещное право» (право собственности и иные вещные права). И здесь же Р.А.Максоцкий указывает на ошибочность данного положения, поскольку один и тот же институт гражданского права не может находиться в разных подотраслях гражданского права12.

Закрепляя возможность заключения договора дарения по модели консенсуального тле. придавая обещанию безвозмездно отдать часть своего имущества другому лицу юридически обязательный характер, новый Кодекс делает это с большой осторожностью.

Во-первых, такое обещание, чтобы стать обязательным, должно быть облечено в форму письменного договора (п. 2 ст. 574 ГК РФ). Несоблюдение письменной формы делает этот договор ничтожным, причем из этого правила нет никаких исключений, даже для незначительных подарков. Если же для такого договора необходима государственная регистрация, то в отношении нее действуют правила, предусмотренные ст. 165 ГК РФ. Во-вторых, в консенсуальном договоре дарения должно быть ясно выражено намерение дарителя именно безвозмездно передать вещь или право одаряемому либо освободить его от имущественной обязанности. В-третьих, в таком договоре должно быть указано конкретное лицо - одаряемый. Наконец, в-четвертых, сам предмет дарения должен быть обозначен в таком договоре путем указания «на конкретный предмет» в виде вещи, права или освобождения от обязанно­сти. Все это - существенные условия договора.

При соблюдении указанных условий консенсуальный договор дарения создает для одаряемого право требовать его исполнения дарителем в срок (ст. 314 ГК РФ), но не возлагает на него никаких обязанностей. Дарителю же, обязанному исполнить обещанное, закон дает возможность в исключительных случаях от исполнения договора отказаться (ст. 577 ГК РФ) либо потребовать его изменения или расторжения (ст. 451 ГК РФ).

Запрещается изъятие или иное прекращение прав на земельные участки и другие природные ресурсы, которые включаются в государственные природные заповедники. Предметом договора дарения могут выступать любые вещи, не изъятые из оборота. Это соответствует предписанию ст. 128 ГК РФ, которая причисляет к объектам гражданских прав вещи, включая деньги, и ценные бумаги, а также иное имущество, в том числе имущественные права. Так, Г.Ф.Шершеневич отмечал, что в случаях когда дарение направлено на установление права собственности в лице одаряемого, то передаваемая вещь должна быть способной к такой сделке13.

Что касается имущественного права (требования), то оно предоставляется одаряемому самим дарителем как обязательственное требование к нему. Под этот случай, по мнению А.Л.Маковского, не подпадает требование к дарителю, предоставляемое посредством передачи одаряемому ценной бумаги (например, выдачи простого векселя)14. По этому поводу Р.А.Максоцкий полагает, что выдача векселя векселедателем должна рассматриваться как дарение имущественного (обязательственного) права (требования), но всякая последующая передача векселя индоссантами будет дарением вещи (векселя как ценной бумаги)15. Однако с точки зрения М.И.Брагинского и В.В.Витрянского могут иметь место случаи дарения путем передачи одаряемому имущественного права (требования) посредством передачи последнему ценной бумаги при условии, что указанная ценная бумага имеет бездокументарную форму, поскольку при совершении сделок с бездокументарными ценными бумагами непосредственными объектами этих сделок являются права, вытекающие из таких ценных бумаг. На наш взгляд вполне справедливо указывал А.Л.Маковский на то, что не могут вообще рассматриваться в качестве дарения договоры о безвозмездном предоставлении другой стороне прав ссудополучателя, хранителя, доверителя или учредителя доверительного управления, так как соответствующие отношения урегулированы в ГК РФ как отношения по иным, самостоятельным договорам (гл. 36, 37, 49, 53 ГК РФ).

Кроме того, форма договора дарения обусловливается субъектным составом и ценой договора. В качестве исключения из общего правила по современному ГК РФ договор дарения движимого имущества должен быть совершен в письменной форме в случаях, если дарителем является юридическое лицо и стоимость дара превышает пять установленных законом минимальных размеров оплаты труда. Письменная форма договора дарения под страхом недействительности необходима для договоров, содержащих обещание дарения.

Если в качестве предмета договора дарения выступает передача одаряемому права (требования) либо освобождение его от обязанности перед третьим лицом, то требования к форме такого договора подчиняются правилам, определяющим форму сделок уступки требования и перевода долга (ст.389 ГК РФ и ст.391 ГК РФ). А именно, уступка требования и перевод долга, основанные на сделках, совершенных в простой письменной или нотариальной форме, должны быть совершены в соответствующей простой или нотариальной форме. Уступка требования и перевод долга по сделкам, подлежащим государственной регистрации, должны быть зарегистрированы в порядке, установленном для регистрации соответствующих сделок.

Особое внимание ГК РФ уделил сторонам договора дарения. В качестве дарителя и одаряемого по договору дарения могут выступать любые лица, признаваемые субъектами гражданского права граждане (физические лица), так организации (юридические лица), а также публичные образования, под которыми ГК понимает Российскую Федерацию, субъектов РФ, муниципальные образования. 'При этом, поскольку в результате договора дарения происходит передача права собственности, управомоченным на его совершение считается только собственник вещи. Безвозмездное приобретение имущества от несобственника не порождает права собственности даже и в лице добросовестного приобретателя: так как изъятие у добросовестного приобретателя вещи, приобретенной безвозмездно, не причиняет ему каких-либо имущественных потерь по сравнению с тем положением, в котором он находился до совершения данной сделки.



Категорично в отношении возможности государства выступать дарителем или одаряемым высказывается И.В. Елисеев. Он пишет, что «право государства совершать дарения, а равно выступать одаряемым не вызывает сомнений». При этом им подчеркивается, что государство вправе делать подарки и не только в общеполезных целях, так как общий интерес, преследуемый государством, может заключаться и в том, чтобы одарить частное лицо . Отметим, что ранее И. Елисеев придерживался несколько иной позиции, так как им высказывалось мнение, согласно которому государство может выступать в качестве одаряемого лишь по договору пожертвования. Такой подход справедливо критиковался М.И.Брагинским и В.В.Витрянским. По их мнению, данная точка зрения не соответствует действительности, поскольку законодательство подобных ограничений на участие в договоре дарения государства в качестве одаряемого не предусматривает, следовательно, должен действовать принцип распространения на государство при его участии в имущественном обороте положений о юридических лицах. Иначе пришлось бы любые ситуации, когда руководители различных государств на официальных дипломатических встречах обмениваются подарками, квалифицировать как пожертвования в пользу соответствующих государств16. Теперь же И.В. Елисеев считает, что дарение со стороны государства, и выступление его в качестве одаряемого не содержит ограничений в законе. При этом свою точку зрения указанный автор подкрепляет исторической ссылкой на весьма распространенные в дореволюционном праве пожалования, то есть дарение недвижимости частному лицу, которые совершались Государем Императором от имени государства. При этом И. Елисеев не отрицает возможности говорить о пожалованиях в современной России, во всяком случае о сходных правоотношениях, однако, как он подчеркивает, эти «...виды дарения не регулируются в силу их большой редкости. Ведь одаривание лидеров иностранных государств выходит за рамки гражданского права. А внутри РФ в государственном аппарате преобладают неправовые способы передела казенного имущества». Подавляющее большинство авторов, высказывавшихся по поводу выступления государства в качестве дарителя, отмечают, что вручение каких-либо подарков представителям иностранных государств от имени Российской Федерации дарением в его обычном смысле не является - эти отношения не вписываются в рамки частного права и проистекают в сфере регулирования международного публичного права, урегулировать же подобные отношения между РФ, выступающей в качестве дарителя и одаряемыми-гражданами РФ в рамках ГК не представляется возможным. Между тем выражение особого благоволения со стороны государства по отношению к какому-либо из своих граждан путем вручения дара имеет достаточно давнюю историю, и нельзя сказать, что такие отношения не понимались как гражданско-правовые. Говорить о отношениях рода пожалования можно, рассматривая вопрос пекулия, отдаваемого сначала господином рабу, а затем и трансформации таких отношений в воинский пекулий в Древнем Риме17. Мы не считаем правильным говорить о бессмысленности регулирования отношений рода пожалования в частном праве. Более того, существующая ситуация предполагает необходимость закрепления на определенном уровне закона -то есть в ГК РФ - правила о пожалованиях. Такой вид дарения может и должен существовать, причем в связи с остротой жилищной проблемы некоторых социальных категорий граждан - например учителей, врачей, и -что особенно важно - военнослужащих, исполняющих свой долг по обороне страны, это может быть вариант пожалования со стороны государства в виде предоставления жилого помещения за особые заслуги перед Отечеством.

Резюмируя вопрос об участии государства в качестве стороны договора дарения, мы должны подчеркнуть следующее.

Участие государства в сделках по дарению должно регулироваться как обычное правовое явление, подпадающее под общие положения части первой ГК РФ. Федеративное устройство Российской Федерации и положения ст.8 Конституции, ГК РФ, а также ст.ст. 125, 212, 214, 215 ГК РФ предполагают возможность участия в договорах дарения кроме РФ, также субъектов РФ и муниципальных образований, как лиц. Наделенных обособленной собственностью. Таким образом, государство и субъекты Федерации, а также муниципальные образования в сделках по дарению по своему правовому статусу приравнивается к юридическим лицам (ст. 124 ГК РФ). Государство и иные публичные образования ничем не ограничены по закону в возможности выступать в договоре дарения, как на стороне дарителя, так и на стороне одаряемого. Реальная ситуация и историческое развитие участия государства в качестве дарителя делает возможным возродить институт пожалования государством недвижимого имущества частному лицу за особые заслуги перед государством и обществом. Этот институт следует рассматривать как специальный вид дарения, характеризующийся следующими признаками:

1. Дарителем выступает государство или иное публичное


образование.

2. Одаряемым является физическое лицо.

3. Предметом дара выступает недвижимое имущество, в частности, жилое помещение, находящееся в собственности государства или иного публичного образования.

4. Поводом к пожалованию являются особые заслуги лица перед


государством и обществом.

Ввиду особенностей пожалования, на эти отношения должны распространяться правила п. 6 ст. 582 ГК РФ. Значительные теоретические и практические проблемы порождают сделки по дарению между физическими лицами в том случае, если стороны сделки имеют особенности правового статуса. В отношении всего правового регулирования несовершеннолетних можно сказать, что оно строится во имя соблюдения законных прав и интересов ребенка, а также защиты его интересов от нарушений со стороны всех лиц, в том числе и законных представителей. Кроме понятия «права ребенка» в действующем законодательстве широко используется термин «интересы ребенка». Легальное определение понятия интереса отсутствует, но интересы ребенка понимаются в юридической литературе как условие его благополучия18. Особенности имущественных прав несовершеннолетних по сравнению с имущественными правами, которыми обладают совершеннолетние лица, обусловлены двумя факторами. С одной стороны несовершеннолетние - это либо частично, либо полностью недееспособные лица. Это влечет ограничение тех имущественных прав, которые не могут быть ими надлежащим образом реализованы именно в силу недостаточной зрелости. С другой, стороны, дети нуждаются в повышенном внимании и особой защите . Таким образом, участие несовершеннолетнего в сделке конкретного вида должно быть обусловлено двумя обстоятельствами: правовые нормы должны быть сформулированы таким образом, чтобы интересы ребенка при совершении сделки не были ущемлены, а, во-вторых, особенности регулирования такой сделки должны учитываться в зависимости от основания и цели сделки. По понятным причинам, ввиду того, что дарение обычно не влечет обременительных последствий для одаряемого-несовершеннолетнего, а также ввиду безвозмездности не требует умаления его имущества, особое внимание законодатель должен уделить сделкам, в которых несовершеннолетний выступает дарителем. Прежде всего, речь идет о договорах дарения, в которых одной из сторон договора является несовершеннолетний гражданин19. Переданным в дар имуществом управляет попечитель от имени несовершеннолетнего лица, управление прекращается по достижении гражданином совершеннолетия. Сходное правовое регулирование дарения в отношении несовершеннолетних наблюдается и в законодательстве стран континентальной правовой семьи (например, Франция, Германия). Известно, что состояние несовершеннолетия российских граждан до достижения 18 лет или наступления события, с которым ГК РФ связывает наступление полной дееспособности граждан (вступление в брак или эмансипация), с момента рождения гражданина имеет свои градации. Закон не запрещает малолетним, несовершеннолетним выступать з качестве одаряемых. В нашем законодательстве участие несовершеннолетних в договоре дарения регулируется следующим образом. Ст. 60 Семейного кодекса РФ от 29.12.1995г. №223-Ф3 закрепляет имущественные права ребенка. Каждый ребенок имеет право собственности на доходы, полученные им, имущество, полученное им в дар или в порядке наследования, а также на любое другое имущество, приобретенное на средства ребенка.

Известно, что в соответствии со ст.28 ГК РФ до 6 лет граждане полностью недееспособны; с 6 до 14 лет дееспособность граждан ограничена возможностью совершать мелкие бытовые сделки, сделки по распоряжению средствами, предоставленными законными представителями, а также в разряд дозволенных юридических действий для несовершеннолетних этой категории входят сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды несовершеннолетним2, но только такие, которые не требуют по закону нотариального удостоверения и государственной регистрации. Следовательно, ребенок в возрасте от 6 до 14 лет может получить в дар практически любую вещь, однако в случае дарения недвижимого имущества интересы ребенка будут представлять родители или иные законные представители, поскольку договор недвижимости подлежит обязательной государственной регистрации (ст. 574 ГК РФ). Следует подчеркнуть, что согласие родителя на принятие ребенком обычного подарка не требуется, вопреки высказываемым иногда в литературе точкам зрения на необходимость такого согласия20.

Так, И.В.Елисеев категорически возражает против возможности для малолетних получать подарки. Автор полагает, что безвозмездность и выгодность дарения еще не означают отсутствия расходов и обременении, связанных с подарком и в качестве пример приводит ситуацию, когда ребенок приносит домой подаренного ему нильского крокодила21. М.И.Брагинский и В.В.Витрянский выступают с резкой критикой данной позиции, отмечая, что нормы ГК РФ и вся система правового регулирования имущественного оборота рассчитана на нормальные человеческие отношения, основанные на презумпции разумности и добросовестности участников имущественного оборота. И.В.Елисеев же предлагает строить систему правового регулирования на экзотических примерах с нильскими крокодилами, забывая при этом, что он попутно лишает детей радости получать подарки на новогодние праздники и дни рождения22.

Кроме того, считаем необходимым подчеркнуть ошибочность точки зрения о том, что несовершеннолетние в возрасте от 6 до 14 лет (малолетние) и недееспособные уравнены в возможности осуществлять дарение. Дарение от имени недееспособных граждан осуществляет опекун, причем, в соответствии со ст. 37 ГК РФ, опекун не вправе осуществлять дарение от имени подопечного без получения согласия органа опеки попечительства на такую сделку. Сходство в правовом положении несовершеннолетнего в возрасте до 14 лет и недееспособного гражданина в том, что их законные представители также не вправе совершать или давать согласие на совершение сделок по отчуждению, в том числе дарению имущества несовершеннолетних, сдаче его внаем, в безвозмездное пользование или залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих несовершеннолетнему прав, раздел его имущества или выделение из него долей, а также любых сделок, влекущих уменьшение имущества несовершеннолетнего без предварительного разрешения органа опеки.

Ст. 26 ГК РФ предусматривает, что несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет совершают сделки с письменного согласия своих законных представителей - родителей, усыновителей или попечителей, если этого не происходит, то сделка признается недействительной. Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей или попечителей: распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами; осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности и т.д. Соответственно, сделки по дарению имущества, приобретенного на «дозволенные» законом доходы для несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет вполне допустимы.

При наличии оснований несовершеннолетний в этом возрасте, а так же достигший совершеннолетия гражданин может быть ограничен или лишен права самостоятельного распоряжения своим заработком, стипендией и иными доходами и будет иметь возможность делать это лишь при согласии своих законных представителей. Необходимость такого ограничения может быть вызвана различными причинами: неразумная трата средств, расточительство, увлечение азартными играми и т.п. Соответственно, ограниченно дееспособный гражданин вправе совершать сделки по дарению, подпадающие под признаки мелкой бытовой сделки (ст.30 ГК РФ). Ввиду возможного злоупотребления правами несовершеннолетних, особую актуальность приобретает предварительное разрешение органов опеки и, попечительства для совершения сделок дарения в отношении жилых помещений, собственниками которых являются несовершеннолетние. Такое согласие необходимо и для сделок с приватизированными жилыми помещениями, где проживают дети, независимо от того, являются ли они собственниками или нет.



Влияет на судьбу договора дарения и особенности состояния гражданина в браке. В соответствии со ст.35 СК РФ, владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Исключение предусмотрено для дарения одним из супругов недвижимого имущества или иного имущества, когда по закону требуется нотариальное удостоверение или регистрация данной сделки. В этом случае необходимо нотариально удостоверенное согласие другого супруга. В противном случае исходя из анализа п.3 ст.35 ГК РФ сделка считается оспоримой, а супруг, чьи права нарушены, имеет право оспорить ее в течение года с момента, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Рассуждая о возможности дарения между супругами, полагаем, что необходимо вернуться к истории этого вопроса. В этой связи необходимо отметить, что римским правом запрещалось дарение между супругами. Так, при браке sine manu, построенном на принципе самостоятельности и независимости жены по отношению к мужу, для того, чтобы не только формально, но и материально гарантировать имущественную независимость супругов друг от друга, чтобы очистить брачное согласие от всех материальных соображений римское право запретило дарение между супругами. Дарение между мужем и женой ничтожно, подаренное первоначально мог требовать назад не только сам супруг, но и его наследники. И только если подаривший умер, не потребовав его обратно, дарение подтверждалось . В.А.Умов также на основе анализа источников римского- права пришел к выводу, что супруг, получивший в дар от другого супруга, незаконно владеет чужим имуществом и знает об этом23. В этом смысле, на наш взгляд, представляется интересным рассмотреть и судьбу приданого, передаваемого женой мужу. А именно является ли приданое даром. По древнему римскому праву приданое считалось в числе дарений. Однако, как справедливо отмечает В.А.Умов юридический характер и особенности приданого настолько выяснились в новом римском праве, что уже по учению классических юристов приданое не может быть рассматриваемо, как дарение. Хотя Д.И.Мейер в более поздний период относит назначение приданого к особым видам дарения24. Нам представляется аргументированной позиция В.А.Умова, в соответствии с которой «приданое приносимое женою не будет дарением от жены мужу потому, что если юридически жена не обязана дать мужу приданое, то нравственно обязана к тому и предполагается, что муж берет жену, имея ввиду ее приданое»25. Приданое давалось отцом жены, самой женой или лицом посторонним. Но, во всяком случае, приданое должно было быть установлено каким-нибудь специальным актом - «dos aut datur aut dicitur aut promittitur» (приданое или дается, или устанавливается, или обещается)26. Приданое также не будет дарением потому, что оно давалось для помощи мужу в несении тяжестей брака, следовательно, не вполне безвозмездно. Доходы от приданого шли на содержание жены и ведение общего хозяйства. Кроме того, передаваемое мужу приданое оценивалось и как бы считалось мужу проданным за известную сумму денег, которую он обязывался вернуть на случай развода. Таким образом, в римских источниках установление приданого рассматривалось как возмездная сделка и противопоставлялось чистому дарению. В подтверждение сказанному также служил тот факт, что в интересах равенства и справедливости муж, получая приданое, выделял из своего имущества известную часть, по стоимости приблизительно равную приданому, что являлось гарантией получения женой определенного имущества на случай развода. Можно утверждать, что запрет дарения между супругами в значительной мере повлиял бы на улучшение состояния вопросов в области сокрытия имущества от налогового или иного взыскания, однако мы отдаем себе отчет, что такая норма вряд ли будет принята в РФ.

Если права несовершеннолетних и недееспособных лиц при осуществлении дарения от их имени или при получении ими дара, защищены должным образом, то в отношении дарения имущества, находящегося в совместной собственности супругов, на наш взгляд существует серьезный пробел.

Дарение, как известно, является безвозмездной сделкой, направленной на отчуждение имущества в собственность другого лица. Именно такая сделка может серьезно нарушить права супруга, не участвующего при совершении сделки лично. Полагаем, что законодатель должен учесть это обстоятельство, и, для совершения сделки по дарению имущества, стоимость которого превышает 10000 рублей, установить необходимость получения письменного согласия другого супруга. Последствия неполучения согласия должны быть аналогичными судьбе сделки по дарению супругом недвижимого имущества без согласия другого супруга, то есть по правилам ст. 35 СК РФ такая сделка будет оспоримой. В связи с этим считаем, что для защиты имущественных прав второго супруга необходимо внести соответствующие изменения в П.З CT.36 СК РФ и изложить ее в следующей редакции: «Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью, сделки, стоимость которой превышает 10000 рублей, а также сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.



Юридические лица также могут выступать в качестве и дарителя, и одаряемого. Однако ввиду особенностей правового положения юридических лиц существуют некоторые ограничения по поводу возможности заключения договора дарения.

«Договор дарения в отношениях между коммерческими
организациями (хозяйственными обществами и товариществами,
производственными кооперативами, государственными и муниципальными унитарными предприятиями) запрещен в соответствии со ст.575 ГК РФ, исключением из данного правила является дарение обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей27. По мнению ряда авторов, эта норма серьезно ограничивает возможности нормального ведения предпринимательства и подчас противоречит сложившимся обычаям и обыкновениям бизнеса. Так, коммерческая организация вроде бы не вправе простить долг контрагенту -коммерческой организации. А в случае безнадежной задолженности это может повлечь за собой, целый ряд неблагоприятных экономических последствий для кредитора. Запрет на безвозмездную передачу имущества сильно ударит по холдингам и финансово-промышленным группам, осложнит взаимоотношения основных юридических лиц и дочерних. С критикой позиции законодателя в отношении запрета дарения между коммерческими организациями выступил и А.Эрделевский. По мнению автора, законодатель несколько опрометчиво счел, что безвозмездное отчуждение дарителем - коммерческой организацией своего имущества несовместимо с целью извлечения прибыли. И в этой связи А.Эрделевский вполне справедливо задается вопросом, почему же законодатель запрещает дарение лишь в случае, если одаряемым является коммерческая организация?28 Ведь безвозмездное получение коммерческой организацией имущества вполне соответствует целям извлечения прибыли, и запрет на получение ею подарка не может не быть обоснован несоответствием этого действия целям ее деятельности. Возможно, законодатель презюмирует, что дарение имущества между коммерческими организациями - это притворная сделка. Но почему он в таком случае не распространяет этот принцип на дарение, производимое коммерческой организацией кому бы то ни было, остается неясным. Кроме того, такая презумпция противоречила бы принципу презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений (п.3 ст. 10 ГК РФ). В целом автор обоснованно считает, что ст.575 ГК РФ в части запрещения дарения между коммерческими организациями налагает необоснованные ограничения на осуществление права собственности, в силу этого противоречит ст.35 и ч.3 ст.55 Конституции РФ . Однако, рассматривая проблему о возможности или невозможности заключения договора дарения между коммерческими
организациями представляется небезынтересным проанализировать пп. 11
п.1 ст.251 Налогового кодекса РФ, поскольку содержание данной нормы
может навести на мысль о возможности заключения договора дарения
между коммерческими организациями. В соответствии с
вышеобозначенной нормой при определении налоговой базы не
учитываются, в частности, следующие доходы: имущество, полученное
российской организацией от организации, если уставный (складочный)
капитал (фонд) получающей стороны не менее чем на 50 процентов
состоит из вклада передающей организации, или от организации, если
уставный (складочный) капитал (фонд) передающей стороны не менее
чем на 50 процентов состоит из вклада получающей организации. При
этом полученное имущество не признается доходом для целей
налогообложения только в том случае, если в течение одного года со дня
его получения указанное имущество (за исключением денежных средств)
не передается третьим лицам.

Исходя из системного анализа данной нормы в совокупности с п. 8 ст. 250 НК РФ следует вывод, что действие этой нормы распространяется на случаи безвозмездной и безвозвратной передачи имущества, включая денежные средства. В соответствии с п. 8 ст. 250 НК РФ признаются внереализационными доходами доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случаев, указанных в ст. 251 НК РФ. В связи с этим возникает вопрос относительно возможности применения пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ в отношениях между коммерческими организациями, поскольку безвозмездная передача имущества в собственность в соответствии с пунктом 1 статьи 572 ГК РФ признается дарением, однако в силу абзаца 4 статьи 575 ГК РФ дарение между коммерческими организациями не допускается. Действительно с учетом установленных законом признаков договора дарения, отличающих его от иных видов гражданско-правовых сделок, сделки по безвозмездной передаче имущества в собственность между коммерческими организациями могут рассматриваться как дарение. Однако необходимо учитывать законодатель распространил действие пп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ не на любые случаи безвозмездной передачи имущества, а только на случаи передачи имущества между взаимосвязанными через участие в уставном капитале лицами. Причем с учетом п.1 ст. 105 ГК РФ речь по всей видимости идет о взаимоотношениях дочернего хозяйственного общества и основного общества, т.е. когда основное общество, в силу преобладающего участия в уставном капитале дочернего общества имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом. В чем же заключается основное отличие сделки по безвозмездной передаче имущества между основным и дочерним обществами от дарения? При дарении целью, на достижение которой направлена воля дарителя, является удовлетворение интересов одаряемого, а именно, намерение дарителя одарить другое определенное лицо, увеличить его имущество за свой счет и в этом смысле обогатить его. Целью безвозмездной передачи имущества между основным и дочерним обществами является не облагодетельствование одаряемого, а управление имуществом в связи с осуществлением предпринимательской деятельности. Передача имущества между основным и дочерним обществами осуществляется для наиболее эффективного использования этого имущества с учетом конкретных обстоятельств положения дел на


основном или дочернем обществе и, в конечном счете, направлена на
получение экономического эффекта самим передающим имущество
лицом. Иными словами, на получение встречного предоставления. При
этом, такая передача не влечет прекращения полномочий лица,
учредившего основное общество, по контролю за использованием
имущества, поскольку через реализацию прав акционера (участника) он
имеет возможность участвовать в управлении деятельностью общества,
получившего имущество. Лишаясь части своих активов в виде
отчужденного имущества, основное общество получает частичную
«компенсацию» за счет увеличения рыночной стоимости имущества
дочернего общества, и, следовательно, увеличения стоимости
собственного участия в нем.

Имущественная выгода основного общества может выражаться и в более отдаленных экономически результатах сделки по передаче имущества, например, расширении деятельности дочернего общества за счет использования полученного имущества, увеличении его прибыли и, как следствие, увеличении выплачиваемых дивидендов и т.д. Таким образом, рассматривая случаи безвозмездной передачи имущества дочерним обществом основному, нельзя полностью утверждать о полной безвозмездность в этом случае, поскольку на основное общество при определенных обстоятельствах могут переходить риски неисполнения дочерним обществом своих обязательств перед третьими лицами, в частности, в виде субсидиарной ответственности по долгам дочернего общества при его несостоятельности (ч.2 ст. 105 ГК РФ), ответственности перед участниками дочернего общества за убытки, причиненные ему основным обществом (ч.3 ст. 105 ГК РФ), и т.д. Поэтому, безвозмездная передача имущества между основным и дочерним обществом не может рассматриваться как дарение, а должна расцениваться как иная сделка, прямо не предусмотренная законом, но не противоречащая ему, что соответствует п. 2 ст.421 ГК РФ.

Исходя из анализа п.1 ст.5 76 ГК РФ имущество, принадлежащее государственному или муниципальному унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения, а также имущество, закрепленное за казенными предприятиями или учреждениями на праве оперативного управления, может быть подарено только с согласия собственника имущества. Это ограничение не распространяется только на обычные подарки небольшой стоимости (в размере до пятикратной величины минимальной заработной платы). Однако, рассуждая о возможности дарения имущества с согласия собственника такими юридическими лицами как государственные или муниципальные унитарные предприятия, казенные предприятия и учреждения вышеобозначенная статья не проводит различия в специфике распоряжения имуществом данных юридических лиц, принадлежащего им на праве оперативного управления и хозяйственного ведения. Так, государственные или муниципальные унитарные предприятия, обладающие правом хозяйственного ведения на имущество в соответствии со ст.295 ГК РФ не вправе продавать или иным образом распоряжаться (в том числе дарить) недвижимым имуществом без согласия собственника, а относительно дарения движимого имущества оно может осуществляться и без согласия собственника, а на основании ст.575 ГК РФ это ограничение не распространяется на обычные подарки небольшой стоимости. Что касается таких субъектов права как казенное предприятие и учреждение, обладающие правом оперативного управления на закрепленное за ними собственником имущество, то они действительно не вправе распоряжаться любым имуществом как движимым, так и недвижимым без его согласия. С тем же, рассмотренным ранее исключением.

Исходя из анализа ст.575 ГК РФ можно отметить, что заключение договора дарения между работниками социальной сферы (лечебными, воспитательными учреждениями, учреждениями социальной защиты, а также другими аналогичными учреждениями), выступающими в качестве одаряемых и гражданами, находящимися в них на лечении, содержании или воспитании, супругами и родственниками этих граждан выполняющими роль дарителей разрешается на сумму не более трех тысяч рублей. Такое же ограничение суммы дара предусмотрено и в случае заключения договора дарения между государственными служащими и служащими органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей.


§2. Содержание договора дарения

§3. Ответственность сторон договора за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора дарения

Глава 2. Отдельные виды договоров дарения




§1. Особенности дарения ограниченно оборотоспособных объектов гражданского права

§2. Особенности дарения доли в уставном капитале юридического лица и ценных бумаг

§3. Пожертвование как разновидность дарения

Заключение

Рассмотрев основные вопросы, связанные с понятием, правовой природой и сущностью дарения, а также с тем его положением, которое оно занимает в системе сделок вообще, и, в частности, в системе безвозмездных сделок, мы можем подвести некоторые итоги.

Договор дарения выступает центральной сделкой в системе безвозмездных сделок, именно потому, что некоторые сделки могут быть его разновидностями (дарение как прощение долга), либо столь похожими на него, что требуется серьезное исследование их разграничения (ссуда, завещание), что и было предпринято в первой главе настоящей работы.

Сегодняшнее положение вещей дает возможность говорить о том, что дарение выступило в ряду важнейших договоров. Более того, именно возможность использовать дарение как сделку-прикрытие, или сделку в целях злоупотребления правом, или сделку, иным образом ущемляющую права прочих субъектов права, требует детального правового регулирования. Хотя мы должны говорить о том, что в ряде случаев норма о запрещении дарения не находит ни своего объяснения, ни практического применения (дарение между коммерческими организациями), с другой стороны законодатель излишне лоялен к прочим видам дарения - мы находим недоработанным норму о дарении между супругами, а также норму о дарении одним из супругов имущества, находящегося в общей совместной собственности ввиду состояния лиц в браке. Что же касается дарения имущества, находящегося в общей собственности, считаем необходимым ввести особый порядок совершения дарения одним из супругов в целях защиты имущественных прав второго супруга. В связи с этим предлагается внести соответствующие изменения в п.3 ст.36 СК РФ и изложить ее в следующей редакции: «Для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью, сделки, стоимость которой превышает трех тысяч а также сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки».

Корректность правового регулирования требует установления для пожертвования, обусловленного жертвователем использованием этого имущества по назначению, письменной формы договора, где и должно быть оговорено соответствующее условие, под страхом недействительности договора при несоблюдении формы. Предлагается дополнить п.2 ст.582 ГК РФ соответствующим требованием. Использование пожертвованного имущества не по назначению должно давать право жертвователю не только отмены пожертвования, но и возмещения убытков, причиненных несоблюдением соответствующего условия договора, в связи с чем в п.5 ст. 582 ГК РФ следует дополнить соответствующей нормой.

Довольно сложной проблемой видится дарение ограниченно оборотоспособных объектов гражданского права. Главной проблемой в отношении дарения памятников истории и культуры, а также культурных ценностей, находящихся на территории РФ, видится проблема сокрытия сделок купли-продажи с помощью совершения сделки дарения. Именно по этой причине, по нашему убеждению, ст. 576 ГК РФ необходимо дополнить п. 6, в соответствии с которым дарение памятника истории и культуры, а также культурной ценности, имеющей уникальный характер, особо важное историческое, художественное, научное или иное культурное значение возможно только в отношении граждан РФ.

Одним из ограниченно оборотоспособных объектов является также оружие. Возможность одаривания оружием только лица, имеющего на него разрешение, видится логичным решением законодателя. Но поскольку дарение оружия требует специальных формальностей - получения лицензии на оружие, то договор дарения оружия должен совершаться в письменной форме под страхом его недействительности в виде обещания дарения под условием получения лицензии одаряемым на оружие. В случае соблюдения письменной формы договора, одаряемый, в случае отказа дарителя от исполнения, имеет право требовать возмещения убытков, причиненных неисполнением договора.

Таким образом, мы полагаем, что высказанные предложения, могут послужить и в законодательной и правоприменительной деятельности, в целях совершенствования регулирования правоотношений по договору дарения.


Библиография



Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации 1993 г. (с изменениями от 30.12.2008)//Российская газета. 1993. 25 декабря; СЗ РФ. 1996. №3; №7; 2001. №24.

2. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31.07.1998 г. № 146-ФЗ (с изменениями от 28.12.2010)\\ Собрание законодательства РФ. 03.08.1998, № 31. Ст. 3824.

3. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 г. № 117-ФЗ (с изменениями от 21.04.2011)\\ Собрание законодательства РФ. 07.08.2000. № 32. Ст. 3340.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994. №51-ФЗ (с изменениями от 06.04.2011)//СЗ РФ. 1994. №32. Ст.3301;

5. Гражданский кодекс Российской федерации (часть вторая) от 26.01.1996. №14-ФЗ (с изменениями от 07.02.2011) С3 РФ. 1996.

6. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 г. № 146-ФЗ (с изменениями от 03.06.2008)//Собрание законодательства РФ. 03.12.2001. № 49. Ст.4552.

7. Федеральный закон от 08.08.2001. №129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (с изменениями от 23.12.2010)//СЗ РФ. 2001. №33 (часть 1). Ст.3431

10. Федеральный закон от 21.07.1997. №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (с изменениями от 20.03.2011)// СЗ РФ. 1997. №30. Ст.3594

11. Федеральный закон от 15.04.1998. «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации». (с изменениями от 23.07.2008)//СЗ РФ. 1998. №16. Ст.1799, Российская газета. 2000. 27 мая.

12.Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» от 22.04.1996 № 39-ФЗ (с изменениями от 07.02.2011)//Собрание законодательства РФ. № 17. 22.04.1996. Ст. 1918.

13.Федеральный закон РФ от 13.12.1996. №150 «Об оружии» (с изменениями от 21.04.2011)// СЗ РФ 1996. №51. Ст.5681.

14.Федеральный закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях от 11.08.1995 г. №135-Ф3 (с изменениями от 23.12.2010)// СЗ РФ. 1995. №33. Ст.3340

15. Федеральный закон от 08.02.1998. №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (с изменениями от 28.12.2010)//С3 РФ. 1998. №7. Ст.785

16. Федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26.12.1995. № 208-ФЗ (с изменениями от 28.12.2010)// СЗ РФ 1996. №1. Ст.1

17. Федеральный закон от 25.06.2002. №73-Ф3 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». (с изменениями от 13.12.2010)//Российская газета. 2002. 29 июня, СЗ РФ. 2003. №9. Ст.805.

18.Федеральный закон от 12.01.1996. №7-ФЗ «О некоммерческих организациях». (с изменениями от 29.12.2010)//СЗ РФ. 1996. №3, Ст. 145
Материалы практики

1. Постановление Федерального Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.03.2009г. № Ф08—0403/99//Судебная практика по гражданским делам. М., 2010. С. 588-590.

2. Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 02.04.1997 г. № 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»// Вестник ВАС.1996.№4.

3. Постановление Конституционного суда РФ от 20.07.1999 г. № 12-П. «О проверке конституционности положений статей 3, 5, 10, 16 и 18 Федерального закона «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации».

4. Постановление Федерального Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17 марта 1999 года № Ф08—0403/99//Судебная практика по гражданским делам. М.: Кодекс, 2000.

5. Определение Рязанского областного суда от 08.09.2010 N 33-1573 Суд пришел к обоснованному выводу о том, что сделки дарения доли недвижимого имущества заключены, и правильно признал за истцом право собственности на долю спорного жилого дома и долю земельного участка, поскольку в соответствие с ГК РФ не предусмотрена недействительность договора дарения недвижимого имущества в случае несоблюдения требования о государственной регистрации такого договора, правовых оснований полагать, что в данном случае договоры дарения являются недействительными или незаключенными, не имеется.


Специальная литература

  1. Бобков С.А. Уступка доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью//Журнал российского права. 2002. №7.

  2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн.2: Договоры о передаче имущества. М., 2003.

  3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель/Под ред. О.М.Козырь, А.Л.Маковского, СА.Хохлова. М., 2006.

  4. Гражданское право: Учебник. Т.3/Под ред. Л.П.Сергеева. Ю.К.Толстого. М., 2010.

  5. Гражданское право: Учебник. Ч.2/Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого (автор главы - И.В.Елисеев). М., 2007.

  6. Гражданское право Германской демократической республики. Обязательственное право. Особенная часть/Под ред. Д.И.Генкина. М., 1959.

  7. Гражданский кодекс Российской Федерации. 4.2. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель/Под ред. О.М.Козырь, А.Л.Маковского, С.А.Хохлова. М., 2006.

  8. Гражданское право. Т. 1: Учебник/Отв. ред. Е.Л. Суханов. М., 2008.

  9. Иоффе О.С. Советское гражданское право (курс лекций). Отдельные виды обязательств. Л., 1961.

  10. Кабалкин Л. Договор дарения. Российская юстиция. 2007.№ 8.

  11. Комментарий к части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 2006.

  12. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ ч.2. М, 2006.

  13. Коренев А.П.. см.: О наследовании и дарении гражданского оружия// Государство и право. 2007. № 1.

  14. Лапач В.А. Система объектов гражданских прав. СПб., 2011.

  15. Маковский, А.Л. Дарение//Гражданский кодекс РФ. Ч.2.Текст, комментарии, алфавитно- предметный указатель М., 1996.

  16. Максоцкий Р.А. Возмездность и безвозмездность в современном гражданском праве. Учебное пособие/Науч. ред. М.В.Кротов. М., 2002

  17. Малеина М.Н. О договоре дарения//Правоведение. 2008. №4

  18. Мейер Д.И. Русское гражданское право. Часть 1 (по изд. 1902 г.). М., 1997.

  19. Нерсесов Н.О. О бумагах на предъявителя с точки зрения гражданского права// Избранные труды по представительству и ценным бумагам в гражданском праве. М., 2008.

  20. Новицкий И.Б. Римское право. М., 1972.

  21. Покровский И.А. История римского права. СПБ., 1998.

  22. Савельева Н.М. Правовое положение ребенка в РФ: гражданско-правовой и семейно правовой аспекты. Автореф. дис... канд. юрид. наук. Белгород, 2004. С.

  23. Савиньи Ф.К. Обязательственное право. М., 1876.

  24. Советское гражданское право. Учебник /Под ред. О.С. Иоффе. ЛГУ, 1971.

  25. Степанов Д. Общества с ограниченной ответственностью: законодательство и практика//Хозяйство и право. 2009.

  26. Тимохина Е. Продажа доли в уставном капитале 000: платить ли НДС?//Экономика и жизнь. 2010. N 13

  27. Умов В.А. Дарение, его понятие, характеристические черты и место в системе права. М., 1876.

  28. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М., 1995.

  29. Эрделевский А. Проблема соотношения запрета дарения между коммерческими организациями и прошением долга//Журнал практического налогового планирования. 2002. №1.

  30. Эрделевский A.M. Комментарий к закону РФ «О валютном регулировании и валютном контроле»//Приложение к ежемесячному журналу «Хозяйство и право» №3. 2000.




1 Малеина М.Н. О договоре дарения//Правоведение. 2008. №4 С. 129

2 Кабалкин Л. Договор дарения. Российская юстиция. 2007.№ 8. С.21

3 Постановление Федерального Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.03.2009г. № Ф08—0403/99//Судебная практика по гражданским делам. М., 2010. С. 588-590.

4 Савиньи Ф.К. Обязательственное право. М., 1876. С.51, 73

5 Гражданское право Германской демократической республики. Обязательственное право. Особенная часть/Под ред. Д.И.Генкина. М., 1959. С. 152.

6 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М., 1995. С.338

7 Умов В.А. Дарение, его понятие, характеристические черты и место в системе права. М.,

1876. С.104-105



8 Мейер Д.И. Русское гражданское право. Часть 1 (по изд. 1902 г.). М., 1997. С.243

9 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн.2: Договоры о передаче имущества. М., 2003. С.335

10 Комментарий к части второй Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 2006. С.50.

11 Иоффе О.С. Советское гражданское право (курс лекций). Отдельные виды обязательств. Л., 1961.С.139.

12 Максоцкий Р.А. Возмездность и безвозмездность в современном гражданском праве. Учебное пособие/Науч. ред. М.В.Кротов. М., 2002, С.61

13 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М, 1995. С.338.

14 Гражданский кодекс Российской Федерации. 4.2. Текст, комментарии, алфавитно-

предметный указатель/Под ред. О.М.Козырь, А.Л.Маковского, С.А.Хохлова. М., 2006. С.303.



15 Максоцкий Р.А. Возмездность и безвозмездность в современном гражданском праве.

Учебное пособие/Науч. ред. М.В.Кротов. М., 2002. С.67



16 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн.2: Договоры о передаче имущества. М., 2003. С.359

17 Новицкий И.Б. Римское право. М., 1972. С.71-72

18 Савельева Н.М. Правовое положение ребенка в РФ: гражданско-правовой и семейно правовой аспекты. Автореф. дис... канд. юрид. наук. Белгород, 2004. С. 12.

19 Гражданское право: Учебник. Т.З/Под ред. Л.П.Сергеева. Ю.К.Толстого. М., 2010. С.492

20 Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель/Под ред. О.М.Козырь, А.Л.Маковского, СА.Хохлова. М., 2006. С.311

21 Гражданское право: Учебник. Т.2/Под ред. А.П.Толстого, Ю.К.Сергеева. М., 2010. С. 144

22 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн.2: Договоры о передаче имущества. М., 2003. С.36І

23 Умов В.А. Дарение, его понятие, характеристические черты и место в системе права. М, С.85-86.

24 Мейер Д.И. Русское гражданское право. 4.1. М., 1997. С.245

25 Умов В.А. Дарение, его понятие, характеристические черты и место в системе права. М, 1876. С. 112

26 Покровский И.А. История римского права. СПБ., 1998. С.461

27 Гражданское право: Учебник. Т.2/Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. М., 2010. С. 145

28 Эрделевский А. Проблема соотношения запрета дарения между коммерческими организациями и прошением долга//Журнал практического налогового планирования. 2002. №1.



Смотрите также:
Чтобы получить полную версию дипломной работы свяжитесь со мной: по телефону 89092672698 или эл почте o
468.06kb.
Чтобы получить полную версию дипломной работы свяжитесь со мной: по телефону 8-909-267-26-98 или эл почте o
273.13kb.
Чтобы получить полную версию дипломной работы свяжитесь со мной: по телефону 8-909-267-26-98 или эл почте o
192.31kb.
Чтобы получить полную версию дипломной работы свяжитесь со мной: по телефону 8-909-267-26-98 или эл почте o
174.28kb.
Чтобы получить полную версию дипломной работы свяжитесь со мной: по телефону 8-909-267-26-98 или эл почте o
157.14kb.
Чтобы получить полную версию дипломной работы свяжитесь со мной: по телефону 8-909-267-26-98 или эл почте o
132.81kb.
Чтобы получить полную версию дипломной работы свяжитесь со мной: по телефону 8-909-267-26-98 или эл почте
176.43kb.
Чтобы получить полную версию дипломной работы свяжитесь со мной: по телефону 8-909-267-26-98 или эл почте
174.97kb.
Чтобы получить полную версию дипломной работы свяжитесь со мной: по телефону 8-909-267-26-98 или эл почте
195.45kb.
Чтобы получить полную версию дипломной работы свяжитесь со мной: по телефону 8-909-267-26-98 или эл почте
156.12kb.
Чтобы получить полную версию дипломной работы свяжитесь со мной: по телефону 8-909-267-26-98 или эл почте
178.09kb.
Чтобы получить полную версию дипломной работы свяжитесь со мной: по телефону 8-909-267-26-98 или эл почте o
196.13kb.