Главная стр 1
скачать
Легализация эвтаназии в зарубежных странах

Выполнил: Лобода Владимир, ученик 11 класса

МОУ «Красовская СОШ»

Руководитель: Присяжная Ирина Ивановна,

учитель математики.

ВВЕДЕНИЕ.
Для одних смерть – кара,

для других – дар,

для многих – благо.

Сенека
«Жизнь или смерть?» – слышится порой из уст криминального преступника. – «Жизнь, пожалуйста…» – едва доносится голос пострадавшего. Всё просто – лишь удовлетвори желание вора, наркомана и беги прочь от него, сохраняя единственное, что имеет слишком большую «стоимость» – жизнь. А что это, жизнь? Бытие, проблемы, чёрные и белые полосы, мимолётное счастье, серые будни, долгожданные выходные, родные, близкие… «Жизнь скучна, слишком долга», – говорят одни. А для кого–то, это только чистое небо над головой и мечта, бесконечная мечта жить… Как? это не важно…

Откуда в человеке берётся страх смерти? Почему природа не создала механизм, блокирующий этот страх? Почему она вообще позволила ему возникнуть в нашем сознании? А что за желание быстрее успокоиться, «уйти навсегда»?

Человек уже какой год прикован к постели и просит убить его. Тяжело, устали родные. «Это не жизнь, надо помочь больному» – говорит врач элитной поликлиники, решаясь удовлетворить просьбу пациента. Что это, убийство? Статья уголовного закона? Или обычный, вполне приемлемый метод борьбы с мучениками? Конституция даёт нам право на жизнь, а на смерть? В некоторых странах это право, а может и обязанность только приветствуется. Необъяснимо, но остаётся фактом. Следует признать, что медицина давно уже перехватила инициативу из рук Божьих. Великое множество больных излечивают, процесс умирания затягивают, отказавшее сердце вновь заставляют работать – привычно, естественно, не задумываясь.

В контексте такого сложного вопроса как «право на жизнь» существует ряд моментов, которые бурно обсуждаются во всех кругах общества. Среди них такие проблемы как:

• Применение смертной казни;

• Легализация эвтаназии;

• Право человека на самоубийство;

• Трансплантация органов;

• Клонирование человека и некоторые другие.

Все темы настолько страшны, что их трудно отграничить друг от друга. Применение смертной казни – неужели кто-то вправе отнимать жизнь? А как же мировые организации с гуманным подходом к личности человека – ООН, ЕС? Самоубийство, суицид – откуда возникает желание убить себя любимого? Трансплантация органов – необъяснимый медицинский метод борьбы… Борьбы за что? За жизнь? Клонирование – процесс бессмертия. Эвтаназия – «лёгкая смерть».

Среди всех нелепых и, казалось бы, решаемых проблем, меня потряс вопрос легализации эвтаназии. Как? Как оборвать всё в один момент? Как лишить человека мечты жить, пусть даже она так прозрачна? Ведь мир живых всегда занят, не так ли?

Цель: изучение эвтаназии и добровольного ухода из жизни человека в странах Запада.

Задачи:


1. Изучить источники информации по данной проблеме;

2. Проанализировать нормы законодательства Российской Федерации, права и обязанности, ответственность лиц, осуществляющих или побуждающих больного к смерти;

3. Рассмотреть страны, в которых эвтаназия в разных формах обеспечена юридически.

Объект исследования - проблемы применения эвтаназии.

Предмет – законодательства зарубежных стран и практика прекращения жизни человека.


§ 1. Право на жизнь и право на смерть.
Эвтаназия (греч. «eu» – хорошо и «tha'natos» – смерть) – практика прекращения или сокращения жизни человека, животного, страдающего неизлечимым заболеванием, испытывающего невыносимые страдания, в удовлетворение просьбы без медицинских показаний в безболезненной или минимально болезненной форме, для сокращения страданий.

Представляется небезынтересным сравнить терминологию и практические подходы, применяемые в законодательстве различных стран относительно эвтаназии.

Эвтаназия – действие, направленное на то, чтобы положить конец жизни той или иной личности, идя на встречу её собственному желанию, и выполненное незаинтересованным лицом (Голландское законодательство).

В Российской Федерации под эвтаназией понимается «удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни» (Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-1 (в ред. от 18 октября 2007 г.) .

Краткий оксфордский словарь дает три значения слова «эвтаназия»:

• первое – «спокойная и легкая смерть»;

• второе – «средства для этого»;

• третье – «действия по ее осуществлению».

На мой взгляд, столь немалое количество определений говорит о масштабности проблемы, о невозможности её раз и навсегда разрешить, осмыслить, понять, и наконец не допустить к применению.

Термин «эвтаназия» впервые ввел английский философ Фрэнсис Бэкон (1561 – 1626) для обозначения лёгкой безболезненной смерти. В теории выделяются два вида эвтаназии: пассивная и активная.

Пассивная эвтаназия выражается в том, что прекращается оказание направленной на продление жизни медицинской помощи, что ускоряет наступление естественной смерти – что на практике достаточно часто встречается и в России. Пассивная эвтаназия практикуется почти во всех странах.

Активная эвтаназия предполагает введение умирающему лекарственных средств либо другие действия, которые влекут за собой быструю смерть. К активной эвтаназии часто относят и самоубийство с врачебной помощью (предоставление больному по его просьбе препаратов, сокращающих жизнь).

Помимо этого, необходимо различать добровольную и недобровольную эвтаназию. Добровольная эвтаназия осуществляется по просьбе больного или с предварительно высказанного его согласия. Недобровольная эвтаназия осуществляется без согласия больного.

Об эвтаназии речь идет также тогда, когда мы имеем дело с преднамеренным убийством. В одном случае отнимается жизнь у безнадежно смертельно больного лица – для того, чтобы избавить его от лишних страданий, – либо при помощи прямого вмешательства (инъекции барбитуратов), либо «оставив его умирать», перестав кормить больного. В другом случае лишается жизни новорожденный ребенок с тяжелыми физическими недостатками, когда его прямо убивают или обрекают на верную смерть, прекращая подачу питания и основного лечения лишь для того, чтобы не причинять новой боли его родителям.

Таким образом, эвтаназия сама по себе ставится на уровень намерений:

• об эвтаназии говорится лишь тогда, когда есть намерение положить конец жизни данного лица или ускорить его смерть;

• об эвтаназии не идет речь, когда стараются облегчить страдания какого-либо лица, находящегося в последней стадии тяжелой болезни, назначая ему медикаменты, которые лишь непрямым образом могут ускорить физиологический процесс умирания. В этом случае не ставят перед собой цели «помочь умереть» пациенту, но пытаются уменьшить его боль при помощи препаратов, которые лишь в качестве побочного эффекта способны ускорить приближение конца. Смерть здесь не провоцируется преднамеренно, прямым образом, но является возможным последствием обезболивающей терапии.

Эвтаназию можно поставить в ряд различных медицинских методов:

• эвтаназия присутствует в том случае, когда употребляется препарат, вызывающий смерть, а также, если больного лишают всего того, что ему необходимо для жизни (еда), или всего того, что для него благотворно (реанимация, которая позволила бы ему прийти в себя и самостоятельно поддерживать жизнь, или такое лечение, которое способно дать шанс на продолжение жизни в нормальных условиях);

• эвтаназии нет в случае, когда прекращается или упускается такое лечение, которое имело бы неблагоприятное влияние на больного (например, лечение, которое лишь продлило бы саму жизнь в нечеловеческих условиях, не облегчив состояния пациента);

• эвтаназии нет в случае прекращения реанимации, когда состояние церебральной смерти является необратимым (всякое лечение не дает уже никакого результата, не облегчает страданий, не дает никакого шанса на дальнейшее выздоровление, а только продолжает время агонии и, кроме того, приносит невыносимые страдания семье и несоразмерные расходы государству);

• эвтаназии нет в случае нереанимации плохо сформированного новорожденного ребенка, или в тяжелом патологическом случае, если он естественным образом ведет к смерти (когда лишь искусственно можно продолжать жизнь, без надежды на улучшение и на возникновение способности к самостоятельному существованию);

• эвтаназии нет, если «дают спокойно умереть» больному смертельной болезнью, которая естественным образом приводит к смертельному исходу в краткий срок – в случае, когда всякая терапия позволила бы лишь на короткое время продлить жизнь в невыносимых условиях.

§ 2. Эвтаназия и закон: как и почему её разрешают
В соответствии с Конституцией Российской Федерации каждому человеку принадлежит неотъемлемое право на жизнь (ст. 20), один из аспектов которого предполагает возможность самостоятельно распоряжаться ею, решать вопрос о прекращении жизни. Допустить возможность реализации этого права можно лишь путем эвтаназии. Обсуждение этой сложной и противоречивой проблемы в обществе необходимо, но с участием специалистов в области права, медицины и других профессий, с последующим подведением итогов. В ряде публикаций и телепередач широко освещаются случаи применения медикаментозной эвтаназии, осуществляемой близкими по просьбе измученного болями больного. Они не всегда получают осуждения и разъяснения с точки зрения права. Иногда создается впечатление, что общество приучают к самостоятельному принятию решения о применении эвтаназии, оказывая отрицательное влияние на формирование общественного мнения.

Осуществление права человека на смерть с участием медиков также является спорным, но имеет какой-то смысл и нередко правовое обоснование, оно получило распространение в разных странах в связи с проблемой эвтаназии.

С принятием в 1993 г. Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан впервые в нашей стране положение об эвтаназии получило законодательное решение. В статье 45 под недвусмысленным названием «Запрещение эвтаназии» было закреплено, что удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти «какими–либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни» медперсоналу запрещается. При этом лицо, осуществляющее эвтаназию или побуждающее больного к эвтаназии, несет уголовную ответственность. Статья 45 проста – в прямом и переносном смысле. В ее диспозиции не учитываются никакие обстоятельства той сложной ситуации, которая в таких случаях встречается в жизни и с точки зрения гуманности входит в противоречие с нормами права. Безальтернативностью диспозиции статьи 45 можно объяснить частые нарушения статьи и «незамечаемость» применения эвтаназии на практике.

Общественное мнение об отношении к эвтаназии в России, как и в других странах, за последние 10-15 лет претерпело значительные изменения. Убежденных сторонников эвтаназии среди врачей в те годы было мало. Один из них стал известный детский хирург член-корреспондент АМН РФ профессор С.Я. Долецкий. Он писал, что борьба за жизнь пациента, вопреки существующим догмам, справедлива только до того, пока существует надежда, что спасение возможно. Когда же она утрачена, встает вопрос о милосердии, которое и проявляется в эвтаназии. Гуманный врач – это врач, который делает добро больному, несмотря на устоявшееся мнение. С.Я. Долецкий считает, что эвтаназия справедлива по отношению к неизлечимым больным, парализованным, больным–дебилам, пациентам, которые живут только с помощью жизнеобеспечивающей аппаратуры, а также по отношению к новорожденным с атрофированным мозгом, плодам беременных женщин, если доказано уродство или несовместимое с жизнью патологическое нарушение, ибо человек отличается от животного разумом и моралью .

В юридической литературе отмечается еще два условия осуществления эвтаназии в случаях установления, что в обозримый период времени смерть не наступит :

а) если значительные физические и моральные страдания невозможно устранить известными средствами;

б) если болезнь неизбежно приведет к деградации личности.

Несмотря на спорность ряда приведенных утверждений, эвтаназия не может во всех без исключения случаях восприниматься однозначно как безнравственное и недопустимое действие или бездействие врача в связи с действительно возникшей возможностью его деморализации, ошибок, злоупотреблений, искусственного сокращения растущего числа пенсионеров и изменения демографического положения страны.

Утверждение Гиппократа, изложенное в его «Клятве», – «я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла» – сегодня может быть лишь общим этическим требованием в поведении врача. За почти 2500 лет, в связи с внедрением достижений медицины и биологии, новым взглядом на права человека с приоритетом его личных интересов, возникли такие ситуации, при которых справедливым может быть и то, и другое мнение. Оно выражено в некоторых международных документах медицинских ассоциаций и, в частности, в Конвенции о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением достижений биологии и медицины: конвенция о правах человека и биомедицине (ETS N 164) (Овьедо, 4 апреля 1997 года) . Анализируя создавшееся положение, следует признать, что правы те, кто считает, что сейчас актуальным является вопрос не о том, разрешать или не разрешать врачам применение эвтаназии, а о том, когда и при каких условиях ее допускать и как при этом организовать контроль за правомерностью ее осуществления.

Решать вопрос об эвтаназии с точки зрения права непросто, ибо в тех же основах законодательства об охране здоровья граждан, на что обращалось внимание в печати, наряду с приведенной выше статьей 45, имеется другая статья – 33 «Отказ от медицинского вмешательства». В ней указано, что «гражданин или его законный представитель имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения», даже если оно начато на любом этапе проведения. При этом ему в доступной форме должны быть изложены все последствия отказа от лечения, что оформляется записью в медицинском документе и подписывается пациентом (его законным представителем) и лечащим врачом.

В некоторых лечебных учреждениях разработаны специальные расписки с указанием, о каких конкретно последствиях проинформирован больной. Право на отказ от медицинского вмешательства подтверждается и ст. 30 Основ законодательства – «Права пациента». Это соответствует международным нормам прав человека, но создает возможность легального использования пассивной эвтаназии путем «прекращения мер по поддержанию жизни», прямо запрещенных ст. 45.

В случаях тяжелого, опасного для жизни состояния такое вынужденное бездействие врача может рассматриваться как применение пассивной эвтаназии, ведь очевидно два важных ее признака:

1) просьба самого больного не оказывать ему помощь (после информирования врачом в доступной форме о возможных последствиях);

2) неоказание медицинской помощи по жизнеобеспечению или прекращение искусственных мер по поддержанию жизни.

Сложнее дело обстоит в случае отказа от медицинского вмешательства в отношении новорожденного или плода, что требует отдельного рассмотрения, а также лица, не достигшего определённого возраста или признанного недееспособным. В случае тяжелого состояния такого больного, решение принимают родители или законные представители, а не сам пациент. При этом не учитывается их нравственный облик, особенности обстоятельств и религиозной принадлежности, когда даже неопасное и оправданное вмешательство может категорически не допускаться . Очевидно, здесь необходимы определенные оговорки в законодательстве. Правда, лечебное учреждение может обратиться в суд для защиты интересов несовершеннолетнего, но в таких случаях, при необходимости оказания неотложной помощи, дожидаться решения суда, означает не оказывать своевременную медицинскую помощь. А это значит совершать другое противоправное деяние – «неоказание помощи больному» .

В случаях невозможности получить согласие пациента, родителей или законных представителей, а также в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, оказание медицинской помощи может быть и без их согласия . В этих условиях врач должен быть уверен не только в реально угрожающей опасности больному в случае неприменения конкретного медицинского вмешательства, но и в отсутствии его альтернативы. Неоказание помощи больному может быть также расценено как намеренное прекращение жизни, поэтому в этом случае может быть целесообразно для больного и юридически оправданно для врача не бездействие, а любой обоснованный риск.

По уголовному законодательству Российской Федерации неблагоприятный исход не может рассматриваться как преступление, если лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам .

При этом совершенные действия должны быть обеспечены соответствующими знаниями и умением, достаточными в конкретной ситуации, чтобы предупредить наступление вредных последствий. При существующем положении, когда эвтаназия запрещена законом, она может оформляться как отказ от медицинского вмешательства, поддерживающего жизнь. Чтобы достойно выйти из такой сложной ситуации врач не только должен обладать высоким профессионализмом и тщательно документировать свои действия, но быть юридически грамотным специалистом.

Сложность возникает и при доказательстве медикаментозной эвтаназии, особенно путем применения не сильнодействующих, а общепринятых лекарственных средств. В последнем случае умирание будет протекать не остро, а более продолжительно. Тогда доказать применение лекарства намеренно, с целью ускорения наступления смерти, невозможно. Тем не менее, не только причина смерти, но и вопрос о влиянии на ее наступление тех или иных лекарств в определенных дозах и сочетаниях, в связи с подозрением на эвтаназию, будет ставиться перед судебно-медицинской экспертизой. Это действительно важно для следствия (независимо от оценки профессиональной деятельности врача), ибо смерть от действия лекарств наступает от отравления, то есть является насильственной, а смерть при отказе от медицинского вмешательства вследствие заболевания, то есть ненасильственной. Производство судебно-медицинской экспертизы при расследовании дел по подозрению на применение эвтаназии в соответствии с правилами судебно-медицинской экспертизы по материалам дела всегда производится комиссионно. Однако, учитывая многочисленные сложные специфические вопросы, следует внимательно отнестись к подбору состава комиссии. Назначение таких экспертиз будет расти, поэтому надо знать способы эвтаназии, изучить рациональные и эффективные методические и организационные особенности, накапливать опыт таких экспертиз.

Могут быть ситуации, при которых применение пассивной эвтаназии является справедливым и действительно может рассматриваться как гуманное отношение к умирающему больному, ибо, имея неотъемлемое конституционное право на жизнь, он должен, в соответствии с международными нормами, при определенных обстоятельствах, иметь право решать вопрос о ее прекращении. Далеко не каждый может и хочет продлевать некачественную, не достойную жизнь на стадии умирания, испытывая при этом физические и нравственные страдания. Более четверти века назад доктор Питер Адмирал писал: «Уже следующее поколение будет глубоко озадачено тем долгим сроком, который понадобится нашему поколению, чтобы прийти к безусловному признанию эвтаназии в качестве естественного права человека» .

Конечно, при законодательном разрешении ненасильственной эвтаназии должны быть разработаны и строго соблюдаться определенные условия. О них писал еще в начале нашего столетия известный русский юрист и общественный деятель А.Ф. Кони, допускавший возможность добровольного ухода из жизни с предварительным уведомлением прокуратуры .

Вопреки аргументам противников эвтаназии в последние годы не только в зарубежной, но и в отечественной печати справедливо отмечается, что законодательное разрешение эвтаназии не приведет к увеличению количества злоупотреблений. Напротив, современное правовое положение порождает сокрытие истинного намерения прекращения жизни. Можно предположить, что при наличии хорошо разработанных медиками и юристами положений, учитывающих многочисленные факторы, при устранении противоречий в законе и приведении законодательных норм в соответствие с правами человека, подобных правонарушений станет меньше.

Необходимо однозначное правовое решение вопроса об эвтаназии с указанием недопустимости применения активной эвтаназии, а также перечня условий, разрешающих, в исключительных случаях, пассивную эвтаназию. Принятие такого решения и осуществление эвтаназии должно быть в строгом соответствии с порядком, который, с учетом опыта других стран, должен быть разработан юристами и медиками и утвержден соответствующими министерствами.
§ 3. Легализация эвтаназии в зарубежных странах.
Проблема эвтаназии и добровольного ухода из жизни неизлечимо больного человека широко обсуждается на Западе с конца 50-х годов прошлого столетия. Условия ее осуществления достаточно подробно разработаны и апробированы в ряде стран, где эвтаназия разрешена законом и где использованы рекомендации Совета по этике и судебным делам Американской медицинской ассоциации.

Пионером в области легализации добровольной смерти стали Нидерланды. Благоприятные условия для эвтаназии существовали там еще с 1984 года, когда Верховный суд страны признал добровольную эвтаназию приемлемой. В 1993 году здесь был издан специальный список из 12 обязательных пунктов, который и был положен в основу закона об эвтаназии. Опросы общественного мнения показали, что 75% населения поддерживают право человека на смерть. 1 апреля 2002 года закон официально вступил в силу, и таким образом Нидерланды стали первой в мире страной, законодательно закрепившей за смертельно больными пациентами право на активную эвтаназию. Согласно закону, смертельная процедура может быть применена к больным не моложе 12 лет и осуществлена только по требованию пациента, если будет доказано, что его страдания невыносимы, болезнь неизлечима, и врачи ничем не могут помочь. При этом обязательно требуется повторное согласие самого пациента. Решение уполномочены выносить как минимум два врача, а в случае сомнения дело рассматривается прокуратурой. Врачи также подпадают под контроль специальных комиссий из экспертов по медицине, праву и этике. За прошедший год в Нидерландах было официально зафиксировано 2123 случая эвтаназии. Умерщвленные страдали онкологическими, нервными, легочными, сердечно-сосудистыми заболеваниями, а также СПИД. Большинство совершили эвтаназию у себя дома, и множество случаев эвтаназии остались за рамками статистики, так как врачи не заявляли о них, боясь уголовного преследования.

В настоящее время отмечается рост случаев эвтаназии в Бельгии. В 2005 году было зарегистрировано 400 случаев «убийств из милосердия». Эвтаназия была легализована в Бельгии в 2002 году. По закону эвтаназии может подвергнуться человек старше 18 лет, страдающий неизлечимым заболеванием. После нескольких письменных запросов, подтверждающих твердую решимость больного, врач может провести эвтаназию. Согласно официальной статистике, в 40% случаев эвтаназию проводят на дому у пациента. С апреля 2005 года в бельгийских аптеках появились специальные наборы, позволяющие упростить процедуру добровольного ухода из жизни. В набор стоимостью около 60 евро входит одноразовый шприц с ядом и другие, необходимые для инъекции средства. Данный набор может заказать только практикующий врач, который должен указать точную дозировку отравляющего вещества. Оформить заказ можно после обращения в одну из 250 аптек, имеющих соответствующую лицензию.

В американском штате Орегон разрешено так называемое «самоубийство с помощью другого лица». О нем говорят, когда врач прописывает больному смертельные таблетки ( в то же время там не позволено давать пациентам наркотики). В двух других регионах США, согласно решениям Апелляционных Судов Второго Округа (Нью-Йорк) и Девятого Округа (Калифорния, Орегон), лишающим силы установленные законом запреты, врач может выписывать пациенту, но не давать сам вызывающие смерть препараты. Напротив, в Мичигане главный сторонник активной эвтаназии «доктор Смерть» Дж. Геворкян, осуществивший с 1991 года более 130 «операций», был приговорен судом к 25 годам заключения.

В 2006 году в Сиэтле (штат Вашингтон) создано общество «Сострадание в смерти», являющееся первым подобного рода в США. Оно состоит из добровольцев: врачей, медицинских сестер и представителей церкви. Члены общества оказывают консультационные услуги неизлечимым больным, которым современная медицина не может помочь избавиться от страданий и намеревающимся оборвать свою жизнь, а также находятся рядом с умирающими в последние минуты их жизни.

В Калифорнии после долгих лет обсуждения и голосования на референдумах в 1977 году был принят Закон «О праве человека на смерть», по которому неизлечимо больные люди могут оформить документ с изъявлением желания отключить реанимационную аппаратуру. Однако до сих пор этим Законом официально никому не удалось воспользоваться, поскольку одно из условий эвтаназии – заключение психиатра о вменяемости пациента (Американская ассоциация психиатров, в свою очередь, запрещает своим членам участие в подобных процедурах). Другое условие состоит в том, что проводить эвтаназию должен врач, но это также невозможно: Американская медицинская ассоциация приняла решение о запрещении своим членам участие в эвтаназии, выдвинув лозунг; «Врачи не должны быть палачами».

Попытки узаконить эвтаназию предпринимались и в Австралии. Соответствующий закон был принят в 1996 году, однако всего девять месяцев спустя он был отозван. Впрочем, это не поставило точку на проблеме. В августе 2002 года сторонники эвтаназии раздавали бесплатные специальные «наборы для самоубийства». В набор под названием «Уход по-австралийски», придуманный одним из организаторов кампании в поддержку эвтаназии врачом Ф. Ницке, входят полиэтиленовый пакет с резинкой для плотного прилегания к шее и снотворная таблетка. Смерть наступает не в результате удушения, а от нехватки кислорода. Чтобы избежать проблем с властями, наборы, изготовленные в количестве 150 экземпляров, распространялись без инструкции по применению.

В Колумбии эвтаназия практикуется сравнительно давно. В 1997 году Конституционный суд постановил, что врач, выполнивший желание безнадежно больного пациента о добровольной смерти, не несет за это ответственности перед судом.

В 2004 году пассивная эвтаназия была разрешена в Израиле и Франции (согласно опросу, во Франции 85% населения выступают за легализацию).

В Швейцарии, где эвтаназия в принципе запрещена, на самом деле человек, который, не имея собственной выгоды, помог другому уйти из жизни, не может быть осужден. По оценкам экспертов, ежегодно в Швейцарии таким образом прощаются с жизнью около 100 человек.

Несмотря на отсутствие закона, эвтаназия уже действует в Великобритании. В 2004 году в СМИ были опубликованы первые факты смерти, которой поспособствовали врачи. Для этого был создан необходимый прецедент, позволяющий всем желающим добиться своего. Высший Суд Королевства удовлетворил требование 43-летней женщины об отключении аппаратов искусственного дыхания, поддерживающих ее жизнь на протяжении года.

В Швеции и Финляндии пассивная эвтаназия путем прекращения бесполезного поддержания жизни также не считается противозаконной. Однако основой для принятия врачом решения о прекращении лечения является свободное и осознанное волеизъявление пациента. Аналогичные просьбы от ближайших родственников больного, находящегося в бессознательном состоянии, юридически недействительным.

Итак, наблюдается определенное смягчение отношения к добровольной смерти больного в законодательстве и (или) юридической практике. Это наблюдается прежде в категоричной позиции Ватикана: в 2002 году Папа Римский Иоанн Павел II заявил, что использование медицинского оборудования для спасения жизни больного в некоторых случаях может быть «бесполезным и неуважительным по отношению к пациенту».

На основании изложенного отмечу, что говорить о единодушии мирового сообщества не приходится. Эксперты комитета по правам человека Организации Объединенных Наций высказывают опасение, что закон об эвтаназии может привести к тому, что узаконенное использование станет обычным делом, не вызывающим каких-либо эмоций. Сомнения специалистов вызывает и этический аспект эвтаназии детей. А также возможность оказания давления на пациентов с целью обойти ограничения, оговоренные законом. Кроме того, эксперты опасаются, что легализация эвтаназии в отдельно взятой стране может послужить поводом к появлению особого вида туризма для людей, желающих свести счеты с жизнью. Такие опасения возникли после того, как в Италии был задержан человек, подозреваемый в попытках помочь неизлечимо больным поехать в Голландию, чтобы там подвергнуться эвтаназии. Однако закон об эвтаназии оговаривает необходимость близких отношений между врачом и пациентом, а Голландское добровольное общество в поддержку эвтаназии утверждает, что информирует иностранцев о невозможности въезда иностранцев с подобными целями.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
Ответом сторонникам эвтаназии является поддержка умирающего больного и помощь ему, сопровождение его в эти последние моменты жизни. Противники эвтаназии считают, что она противоречит основному принципу цивилизованного общества – уважению человеческой жизни. Смерть нельзя предсказывать, а способствовать ей – преступление!

В медицинском плане утолить боль возможно всегда. Возможно, но одного этого недостаточно. Драма раковых больных, как и большинства пациентов, находящихся в терминальном состоянии, носит, в основном, психологический характер: они чувствуют себя покинутыми не только врачом, а, часто, даже и родственниками. И как раз в такой момент приходит мысль об эвтаназии, просьба о которой, по своей сути, есть крик о помощи. Значит, очень важно по-человечески поддержать больного, создать вокруг него атмосферу доверия и внимания, в которой он может «спокойно умереть».

Жизнь – самое что ни есть дорогое у каждого из нас. Порой мы этого не замечаем и не хотим ценить. А нужно цепляться каждой клеточкой за то, чтобы любить, жить, полноценно существовать. Чтобы развивать общество, участвовать в его политической, социальной, экономической сферах. Мир живых и так занят, и неизвестно что ждёт нас потом, после смерти. Поэтому, я считаю, нужно всецело посвятить себя процессу жизни, а не только биологическому существованию и воспроизведению себе подобных.

Я у многих интересуюсь: «Что такое эвтаназия?». Подобный вопрос порой даже вводит некоторых в недоумение – не сама ли придумала новый термин. И в этом случае я за безграмотность, пусть лучше мир поменьше слышит и уж тем более знает о том, что такое эвтаназия, какими побуждениями руководствуются врачи, умерщвляя человека, имеющего полное право на жизнь. И пусть у больного, прикованного к постели, мало шансов, но веру, надежду, единственную надежду, которая существует в подсознании каждого, уничтожить не вправе никто. Какие чувства повелевают врачами, я не знаю, но для меня легализация эвтаназии – самое унизительное и страшное преступление. Возражения против эвтаназии имеют свои основания, так как история знает массу примеров противозаконного применения «гуманной смерти», когда истребление отдельных лиц, народностей и народов объяснялось благими намерениями: избавлением общества от неполноценного «балласта», улучшением демографической ситуации, заботой о генофонде человечества, высвобождением жизненного пространства для избранных.

Свою работу хочу завершить поэтической точкой собственного сочинения:
Как оборвать всё в один миг?

Убить его своими же руками.

Услышать стон, услышать крик,

Разрушить то, что «строилось» годами.


Жизнь не приходит вновь и вновь.

Она – река, мутна и быстротечна.

Через надежду и любовь

Лежит твоя дорога в вечность.


Вы, люди, верьте все в мечту!

В мечту единственную верьте.

А вы, надменные врачи,

Сопровождайте жизнь до самой смерти!




СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ.
1. Конвенция о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением достижений биологии и медицины: конвенция о правах человека и биомедицине (ETS N 164) (Овьедо, 4 апреля 1997 г.). – http://www.coe.int. – 2008. – 15 окт.

2. Конституция РФ от 12 декабря 1993 г. (в ред. от 21 июля 2007 г.) // Российская газета. – 1993. – № 237. – 25 дек.

3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (в ред. от 22 июля 2008 г.) // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954. – 17 июня.

4. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-1 (в ред. от 18 октября 2007 г.) // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 33. – Ст. 1318.

5. Российская газета. – 2008. – № 197 (4754).

6. Дмитриев Ю. Конституционное право человека и гражданина на осуществление эвтаназии в России // Право и жизнь. – 2000. – №24.

7. Журнал GEO. – 2007. – № 15.

8. Кони А.Ф. Собрание сочинений в 8 томах. Т.4. – М., 1967.



9. ВВС News. – 2006. – 14 дек.

10. http:// www.med prom.com.ua/in/579. – 2008. – 15 окт.
скачать


Смотрите также:
Легализация эвтаназии в зарубежных странах Лобода Владимир,
204.24kb.
Вопросы к зачету по дисциплине «Конституционное право зарубежных стран»
45.71kb.
Вопросы к экзамену по дисциплине «Конституционное право зарубежных стран» для студентов 2 курса зоочной формы получения образования на 2013 23014 уч год
42.02kb.
Легализация стоматологической практики
62.07kb.
Муравьиная кислота содержится в небольших количествах в пчелином меде, малине, черешне, хвойных иглах. Эта кислота обладает сильными антисептическими свойствами и используется в некоторых зарубежных странах для консервирования фруктовых соков и
19.71kb.
Равновеликие и равносоставленные плоские фигуры Лобода Владимир обучающийся в 10 классе моу «Красовская сош»
86.16kb.
О проблемах почтового голосования на выборах в зарубежных странах
177.6kb.
Ротавирусные инфекции
74.31kb.
Законодательное регулирование лоббизма в зарубежных странах
122.57kb.
Защиты информации в ведущих зарубежных странах» (о/о) по специальности 075300 «Организация и технология защиты информации»
29.24kb.
Б. Д. Карвасарский. Психотерапевтическая энциклопедия
21409.79kb.
Реферат опыт прогнозирования и планирования во Франции
122.34kb.