Главная стр 1
скачать
Покажите на фактах, что в 30-х гг. Советским союзом предпринимались практические шаги для создания системы коллективной безопасности в Европе. Как вы считаете, почему же эта здравая внешнеполитическая линия изменилась к концу 30-ых гг.? Соответствовал ли ей курс СССР на сближение с Германией? Какое объяснение этому можно дать?

Международная обстановка в конце 30-х гг. была напряженной и сложной. В ее анализе и оценке в руководстве нашей страны не было единогласия. И. В. Сталин, В. М. Молотов,

К. Е. Ворошилов, Г. М. Маленков, С. М. Буденный, Л. З. Мехлис исходили из тезиса, что капиталистическое окружение сплошь враждебно Советскому Союзу, рассматривали фашизм лишь как одну из разновидностей империализма. Его военная угроза Советскому Союзу, а также странам буржуазной демократии ими недооценивалась.

Другой позицией придерживались Н. И. Бухарин, М. М. Литвинов, М. Н. Тухачевский, И. П. Уборевич, А. И. Егоров. Н. И. Бухарин утверждал, что фашизм в Германии – это качественно новое политическое явление в системе империализма. В речи на XVII съезде партии он заявил, что фашистская идеология проповедует и практикует в самой Германии “открытый разбор” и “поножовщину”. В другом выступлении Бухарин сказал, что фашизм противопоставил себя умеренным буржуазным демократиям, и только в союзе с ними можно предотвратить фашистскую агрессию. Такие же положения – о возможности и даже неизбежности германской агрессии против СССР и необходимости антифашистского союза с западными буржуазными демократиями – выдвигали Уборевич и Тухачевский.

Сравните эти позиции. Какая из этих позиций представляется вам правильной? Почему? Какая из этих позиций возобладала в дальнейшем во внешней политике СССР? К каким последствиям это привело? Дайте объяснение этим фактам.

По данным генерала А. И. Тодорского, в предвоенные годы оказались репрессированными: 34 бригадных комиссара из 36, 221 комбинат из 397,

136 комдивов из 199, 25 корпусных комиссаров из 28, 60 комкоров из 67, 15 армейских комиссаров второго ранга из 15, 2 флагмана флота первого ранга из 2, 12 командиров второго ранга из 12, 2 командарма первого ранга из 4, 2 армейских комиссара первого ранга из 2, 3 Маршала Советского Союза из 5.

К началу Великой Отечественной войны только 7% командиров наших Вооруженных Сил имели высшее образование, а 37% не прошли полного курса обучения даже в--сред них военно-учебных заведениях. Около 75% командиров и 70% политработников нахо­дились в своих должностях менее одного года.

Только в 1937—1938 гг. репрессиям подверглась пятая часть общей численности командиров и политработников Красной,Армии, около половины командиров полков, почти все командиры дивизий и бригад, все командиры корпусов и командующие военных окру­гов, большинство политработников корпусов, дивизий и бригад. Среди погибших командиров и политработников были опытные военачальники: М. Н, Тухачевский, А. И. Егоров, А. И. Корк, И. Э. Якир, И. П. Уборевич, Е. И. Ковтюх, И. Ф. Федько, И. С. Ун-шлихт, П. Е. Дыбенко, Р. П. Эйдеман, Я- Б. Гамарник (покончил жизнь самоубийством) и другие.

За всю Великую Отечественную войну мы потеряли около 600 генералов (убитые, умершие от ран, пропавшие без вести и т. д.). А в 1937—1939 гг. было уничтожено почти в 3 раза больше военных из высшего командного состава (генеральские звания были введены в 1940 г.). Всего в армии было репрессировано 43 тыс. человек из командного и политического состава. Как пра­вило, это были люди сорокалетнего возраста, прошедшие граж­данскую войну, награжденные орденами (см.: История Вели­кой Отечественной войны. 1941—1945 гг.— М., 1965,— Т. 6.— С. 125).

Проанализируйте приведенные факты и сделайте возможные вьпзоды. Свой ответ обоснуйте.

9. Выступая на сессии Верховного Совета 31 мл я 1939 г., В. М. Молотов заявил, что Советское правительство приняло пред­ложение Англии и Франции начать переговоры с целью укрепления отношений между этими тремя странами и организации фронта мира против дальнейшей агрессии. Иными словами — против гит­леровской Германии, 11 августа в Москву прибыли английская и французская военные миссии. Однако их руководители не имели мандатов на подписание договора, и в результате переговоры были сорваны.

Глава французской делегации генерал Ж- Думенк имел пол­номочия только на обмен мнениями. Адмирал П. Драке, руководи­тель британской делегации, прибыл вообще без полномочий. Зато у него была инструкция, в которой, в частности, говорилось; «Бри­танское правительство не желает принимать на себя какие-либо конкретные обязательства, которые могли бы связать ему руки... Поэтому следует стремиться свести военное соглашение к самым общим формулировкам» (см.: Волков Ф. Д. Тайное становится явным.—М., 1989.-С. 13-14).

Почему Англия и Франция, осознавая военную опасность со сто­роны фашистской Германии, тем не менее уходили от того чтобы заключить союз с СССР и таким образом поставить прочный за­слон на пути.агрессии?



23 августа 1939 г. был подписан Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом. Накануне его подписания министерство иностранных дел Германии и германское посольство в Москве обменялись телеграммами. Впервые они были опублико­ваны в 1948 г. государственным департаментом США.

14,августа 1939 г. министр иностранных дел Германии И. фон Риббентроп направил германскому послу в СССР фон Шуленбургу шифрованную телеграмму № 175 следующего содержания:

«Лично послу.

Я прошу Вас лично связаться с господином Молотовым и пере­дать ему следующее:



  • Идеологические расхождения между Национал-Социалисти­
    ческой Германией и Советским Союзом были единственной при­
    чиной, по которой в предшествующие годы Германия и СССР раз­
    делились на два враждебных, противостоящих друг другу лагеря.
    События последнего периода, кажется, показали, что разница в
    мировоззрениях не препятствует деловым отношениям двух госу­
    дарств и установлению нового дружественного сотрудничества.
    Период противостояния во внешней политике может закончиться
    раз и навсегда; дорога в новое будущее открыта обеим странам.

  • В действительности, интересы Германии и СССР нигде не
    сталкиваются. Жизненные пространства Германии и СССР приле­
    гают друг к другу, но в столкновениях нет естественной потребно­
    сти. Таким образом, причины для агрессивного поведения одной
    страны по отношению к другой отсутствуют. У Германии нет'аг­
    рессивных намерений по отношению к СССР.

  • Нет никакого сомнения, что сегодня германо-советские от­
    ношения пришли к поворотному пункту своей истории. Решения,
    которые будут приняты в ближайшем будущем в Берлине и Моск­
    ве по поводу этих отношений, будут в течение поколений иметь ре­
    шающее значение для германского и советского народов...

  • Имперское правительство и советское правительство должны
    на основании своего опыта считаться с тем фактом, что капита­
    листические демократий Запада являются неумолимыми, заключив
    военный союз, они снова пытаются втянуть СССР в войну против
    Германии.

  • Кризис германо-польских отношений, спровоцированный по­
    литикой Англии ... делает желательным скорейшее выяснение
    германо-русских отношений. В противном случае, независимо от
    действий Германии, дела могут принять такой оборот, что оба
    правительства лишатся возможности восстановить германо-совет­
    скую дружбу и совместно разрешить территориальные вопросы,
    :вязанные с Восточной Европой...

...Имперский Министр иностранных дел фон Риббентроп готов трибыть в Москву с краткосрочным визитом, чтобы от имени фюре-эа изложить взгляды фюрера господину Сталину...»

Проанализируйте текст телеграммы. О чем она свидетельству­ет? Какова связь между датой отправки телеграммы (-14 августа Е939 г.) и тем фактом, что в это время шли англо-франко-советские переговоры и в Москву 11 августа прибыли английская и французская военные миссии?


По поводу советско-германского договора о ненападении 1939 г. высказываются разные точки зрения. Вот некоторые из них.

«... За продление мирного состояния только для себя Совет­ский Союз заплатил чрезвычайно высокую цену, но национальные интересы нашей страны договор так и не обеспечил... Заключение договора было политическим просчетом советского руководства» (Литературная газета.—1988.— 5 октября).

«Говорят, что решение, которое принял Советский Союз, заклю­чив с Германией пакт о ненападении," не было лучшим. Возмож­но, и так, если руководствоваться не жесткой реальностью, а умо­зрительными абстракциями, вырванными из контекста времени. И в этих условиях вопрос стоял примерно так же, как во время Брестского мира: быть или не быть нашей стране независимой, быть или не быть социализму на Земле» (Горбачев М. С. Ок­тябрь и перестройка: революция продолжается.— М., 1987.— С. 23—24).

«Заключение советско-германского договора было для СССР го­сударственной необходимостью» (Бовин А. Мирное сосущество­вание: История, теория, политика.— М., 1988.— С. 26).

«...Договор о ненападении не избавлял Советское государство от угрозы фашистской агрессии, но давал возможность отдалить ее, выиграть время в интересах укрепления обороноспособности страны, препятствовал созданию единого антисоветского фронта» (Советская Россия.— 1988.— 24 августа).

«Следует признать, 'что договор 23 августа 1939 г. и особенно утвердившаяся с конца сентября тяга Сталина к параллельным действиям с Германией расширили свободу маневра для нацист­ского руководства, в том числе при осуществлении ряда военных операций» (Правда.—1989.— 19 августа).

В Комиссии Съезда народных депутатов СССР по политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 г. относительно договора высказывались раз­ные мнения. «Первое, что в конкретных условиях того времени до­говор был правомерен политически. Политика Германии и Японии, позиция западных демократий не оставляли Советскому Союзу иного выхода. Руководство СССР обязано было принять меры для обеспечения безопасности страны, хотя бы оттянуть начало войны и использовать выигранное время для укрепления экономики и обо­роны.

И другое, что Сталин пошел на заключение договора о нена­падении по иным причинам. Главным его мотивом было не само соглашение, а именно то, что стало предметом секретных протоко­лов. То есть возможность ввода войск в прибалтийские республи­ки, в Польшу и Бессарабию, даже, в перспективе, в Финляндию. То есть центральным мотивом договора были «имперские амби­ции» (Правда.—1989.—24 декабря).

А какова ваша точка зрения? Свой ответ обоснуйте.

Советско-германский договор о ненападении 1939 г. сопро­вождался строго секретным дополнительным протоколом, кото­рый, как и договор, подписали Молотов и Риббентроп. Суть прото­кола — разграничение «сфер влияния» СССР и Германии в Восточ­ной Европе.

Ни в советском, ни в немецком архивах оригиналы этого доку­мента до сих пор не обнаружены. Находящиеся в научном обороте тексты имеют своим первоисточником микрофильмы, которые был! сделаны в конце войны. На допросе в нюрнбергской тюрьме, кото­рый состоялся 19 февраля 1947 г., немецкий дипломат д-р Пауль Отто Шмидт рассказал, что микрофильмирование началось по указанию Риббентропа в 1943—1944 гг. Затем микрофильмы вме­сте с частью архивов МИД Германии были вывезены сначала в Крюмхюбель (Силезия), а затем в Мюльхаузен (Тюрингия). Вес­ной 1945 г. поступило указание уничтожить архивы. Этим, в част­ности, занимался советник и переводчик канцелярии министра Карл фон Лёш. На свой страх и риск он не стал уничтожать мик­рофильмы, а положил их в жестяную коробку, обмотал ее промас­ленной тряпкой и зарыл в парке замка Шёнберг под Мюльхау-зеном.

12 мая 1945 г. фон Лёш рассказал о спрятанной коробке бри­танскому подполковнику Роберту Томсону, а тот ввел в курс дела американцев. Коробка была выкопана и доставлена в Лондон, где американцы сделали дубликаты всех микрофильмов.

Всего оказалось 20 катушек, на которых было заснято 9725 стра­ниц документов. Среди них были документы, подписанные в Моск­ве 23 августа 1939 г., включая и дополнительный протокол.

23 мая 1946 г. протокол впервые публикуется в газете «Сан-Луи пост диспетч». До этого о его содержании не знала не только

общественность, но и Верховный Совет СССР, не знало об-этом и Политбюро ЦК партии. Вот текст этого протокола:

«Секретный дополнительный протокол

По случаю подписания Пакта о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписав­шиеся представители обеих сторон обсудили в строго конфиденци­альных беседах вопрос о разграничении их сфер влияния в Восточ­ной Европе.

Эти беседы привели1 к соглашению в следующем:



1. В случае территориальных и политических преобразований в областях, принадлежащих прибалтийским государствам (Фин­ляндии, Эстонии, Латвии, Литве), северная граница Литвы будет являться чертой, разделяющей сферы влияния Германии и СССР. В этой связи заинтересованность Литвы в районе Вильно признана обеими сторонами.

2. В случае территориальных и политических преобразований в областях, принадлежащих Польскому государству, сферы влия­ния Германии и СССР будут разграничены приблизительно по ли­нии рек Нарев, Висла и Сан.

Вопрос о том, желательно ли в интересах обеих сторон сохра­нение независимости Польского государства, и о границах такого государства будет окончательно решен лишь ходом будущих по­литических событий.

В любом случае оба правительства решат этот вопрос путем дружеского согласия.

3. Касательно Юго-Восточной Европы советская сторона ука­зала на свою заинтересованность в Бессарабии. Германская сто­рона ясно заявила о полной политической незаинтересованности в этих территориях.

4. Данный протокол рассматривается обеими сторонами как строго секретный».

(Попробуйте сравнить дальнейший реальный ход событий с тем, то намечалось в секретном протоколе, и сделайте выводы. Какую ценку можно дать этому документу?

Еще один советско-германский договор —«О дружбе и гра­нице» был подписан Молотовым и Риббентропом в Москве 28 сен­тября 1939 г.

Договор устанавливал «между обоюдными государственными интересами на территории бывшего Польского государства» новую границу, которая в основном проходила по «линии Керзона», пред­ложенной еще в 1919 г. странами Антанты в качестве этнической границы между польским населением, с одной стороны, украинским и белорусским — с другой.

.К договору прилагались карта, подписанная Сталиным и Риб­бентропом, и два дополнительных секретных протокола. В одном из них фиксировалось, что Люблинское воеводство и часть Вар­шавского воеводства отходят в сферу влияния Германии, а Совет­скому Союзу отдается вся литовская территория.

Текст другого протокола был следующим:

«Секретный дополнительный протокол

Ниже подписавшиеся уполномоченные при заключении совет­ско-германского договора о границе и дружбе констатировали свое согласие в следующем:

Обе стороны не допустят на своих территориях никакой поль­ской агитации, которая действует на территорию другой страны.

Они ликвидируют зародыши подобной агитации на своих терри­ториях и будут информировать друг друга о целесообразных для этого мероприятиях.

По уполномочию За Правительство

Правительства СССР Германии

В. Молотов Риббентроп

Москва, 28 сентября 1939 года».

Заключение советско-германского договора «О дружбе и гра­нице» сопровождалось заявлением советского и германского пра­вительств, в котором утверждалось, что СССР и Германия «окон­чательно урегулировали вопросы, возникшие в результате распада Польского государства, и тем самым создали прочный фундамент для длительного мира в Восточной Европе».

Как следует оценивать этот документ? Было ли заключение этого договора вызвано крайней необходимостью? Как вы думае­те, почему в течение длительного времени о нем ничего не было известию советской общественности?

Выступая после подписания советско-германских согла­шений^ Молотов утверждал, что в связи с изменением междуна­родной обстановки «такие понятия, как «агрессия», «агрессор», приобрели новое конкретное содержание», а именно: «Германия находится в положении государства, стремящегося к скорейшему окончанию войны и к миру, а Англия и Франция, вчера еще рато­вавшие против агрессии, стоят за продолжение войны и против заключения мира».

Войну между Германией, Англией и Францией Молотов охарак­теризовал как империалистическую схватку за мировое господст­во, которая «не сулит рабочему классу ничего, кроме кровавых жертв и бедствий». Именно в этом контексте прозвучала печально известная фраза Молотова: «Не только бессмысленно, но и пре­ступно вести такую войну, как война за «уничтожение гитлеризма», прикрываемая фальшивым флагом борьбы за демократию».

В свою очередь и Сталин, отвечая редактору газеты «Правда» ио поводу «лживого сообщения агентства «Гавас», подчеркивал: «Не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну».

Как вы расцениваете эти заявления? О чем они свидетельст­вуют?

20. В декабре 1939 г. Сталин в своей телеграмме в ответ на присланное ему Риббентропом поздравление в связи с 60-летием отвечает: “Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной”.



Прокомментируйте этот текст. Какие факты послужили основой для такого утверждения?
скачать


Смотрите также:
Покажите на фактах, что в 30-х гг. Советским союзом предпринимались практические шаги для создания системы коллективной безопасности в Европе
130.85kb.
Вопросы контрольной работы для студентов заочного отделения по специальности 270802 “Строительство и эксплуатация зданий и сооружений
68.28kb.
Актуальность проблемы
144.17kb.
Различные модели смешанной экономики после Второй Мировой войны
168.86kb.
Конспект лекций для студентов I курса исторического факультета Белорусского государственного университета
570.33kb.
Валютные союзы и международные кредитно-валютные организации Валютным союзом
233.15kb.
Программный комплекс для проектирования экспертных систем «ExSys». Д. П. Ветров, Д. А. Кропотов
38.38kb.
Системы передачи информации по безопасности на море
212.74kb.
Правила для родителей
41.45kb.
Открытый городской молодёжный форум «Отечества прекрасные сыны…»
70.2kb.
Программа создания системы военно-патриотического воспитания
134.71kb.
Учебно- тематический план изучения forth систем программирования Цель: получить общие знания и практические навыки по программированию на языке forht
115.14kb.