Главная стр 1
скачать

Серия «Рассказы о композиторах. Часть 4. Вольфганг Амадей Моцарт».

МОУ Казачинская СОШ
Автор-составитель учитель музыки Кулакова Анна Рейнгольдовна, 2кк

2012

Дополнительный материал к уроку музыки

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ МАТЕРИАЛ К УРОКУ МУЗЫКИ

СЕРИЯ «РАССКАЗЫ О КОМПОЗИТОРАХ. ВОЛЬФГАНГ АМАДЕЙ МОЦАРТ»

Когда начинаешь готовиться к уроку, часто не имеешь времени, чтобы найти тот дополнительный материал, который бы хотелось использовать. В этой небольшой публикации я собрала дополнительный материал по теме «Писатели и поэты о музыке и музыкантах» (5 класс) по программе Г.П. Сергеевой и Е.Д. Критской «Музыка». Этот материал можно использовать в 4 классе по программе «Музыка» Т. Баклановой (УМК «Планета знаний»). Думаю, небесполезна будет данная информация и классным руководителям при подготовке к внешкольным мероприятиям.

Желаю удачи!

НЕМНОГО О МОЦАРТЕ

В Австрии, стране, лежащей в центре Европы, высоко в горах есть небольшой город Зальцбург. Во второй половине восемнадцатого века там жила дружная семья придворного музыканта Леопольда Моцарта. Вы не будете удивлены, если узнаете, что и его дочь Наннерль, и сын Вольфганг прекрасно играли на клавесине, а сын – ещё и на скрипке.

Но поразительно то, что уже в 6 лет этот мальчик уже давал концерты аристократам не только родного города, но и всей страны. Отец с маленьким сыном объехали Германию, Англию, Бельгию, Италию и везде восхищались чудо-ребёнком. В 14 лет Вольфганг Моцарт сочинил свою первую оперу и, в нарушение всех правил, получил звание академика музыки. Чудо-ребёнок вырос и стал лучшим композитором мира.

Поселившись в столице Австрии, весёлом городе Вена, Вольфганг Амадей, продолжал сочинять оперы, симфонии, сонаты, концерты, квартеты. Да только ли это! Музыка Моцарта была столь прекрасна и совершенна, что многие композиторы бросили сочинять, не желая быть хуже. А встать вровень с гениальным композитором было невозможно.

Музыка переполняла Моцарта. Её нужно было лишь успевать записывать на нотную бумагу.

Рассказывают, что накануне первого исполнения оперы «Дон-Жуан» Вольфганг Амадей должен был за одну ночь записать увертюру к ней, чтобы утром оркестр мог всё исполнить. Чтобы не заснуть, Моцарт посадил напротив себя свою жену, прекрасную Констанцию и попросил её рассказывать ему сказки.Знатоки уверяют, что по музыке слышно, когда Моцарт засыпал и его перо скользило вниз по бумаге. Но увертюра была написана и опера имела огромный успех. Правда, не в Вене, а в Праге – городе лучших учителей музыки всей Европы.

Жизнь Вольфганга Амадея Моцарта окутана легендами. Многих поэтов и писателей его жизнь вдохновила на создание стихотворений, рассказов, сказок.

С некоторыми из них мы с вами сейчас познакомимся.

О СКАЗОЧНОЙ ТАЙНЕ МАЛЕНЬКОГО МОЦАРТА

Г. Цыферов

В тот вечерний час в доме Моцартов было тихо. Закутавшись в папин сюртук, Вольфганг дремал в кресле. И вдруг! Что бы это могло быть? Такой долгий и странный звук…

«Наверно, это хрупкий луч луны замёрз и сломался, стукнув в окно…» - подумал Вольфганг.

Малыш встал, чтобы посмотреть, и тут… Да это же сам запечный Сверчок со своей волшебной скрипочкой!

Закинув на плечо полу бархатного плаща, Сверчок отвесил мальчику низкий поклон:

- Добрый вечер, маленький сударь!

- Добрый вечер! – удивился Моцарт.

Запечный Сверчок поднял свою волшебную скрипочку, вскинул смычок… и заиграл… Он играл так прекрасно, что, не выдержав, мальчик воскликнул:

- Какая прелесть! Никто в Зальцбурге не играет так хорошо! Вот если бы мне стать таким музыкантом!

- А что вам мешает, маленький сударь? – спросил Сверчок. – По-моему, у вас есть и слух, и сердце.

- Но я ещё маленький! – рассердившись, сказал Моцарт и с досадой топнул ножкой. Тогда Сверчок тоже топнул ножкой.

- Стыдитесь, я же меньше вас! Мне всего годик, а вам - четыре! И уж давно пора стать настоящим маэстрино!

- Вы правы, - смутился Моцарт. – Но ноты. Ах, эти ноты! Я всегда их забываю!

И здесь говорящий Сверчок улыбнулся и сказал:

- Затем-то я и пришёл! Сейчас я сыграю одну волшебную мелодию. Запомните её, и тогда вы будете помнить и всё остальное! Слушайте!..

И Сверчок заиграл! Никогда раньше не приходилось Вольфгангу слышать музыку, подобную этой! Умолк последний звук.

- Прощайте, маэстрино. Надеюсь, со временем, когда вы станете знаменитым музыкантом, вы вспомните обо мне! – сказал Сверчок и удалился…

Как известно, взрослый Моцарт потом не раз вспоминал с благодарностью своего Сверчка. Однако почтенные современники его решили не писать об этом. Да ведь и в самом деле, кто, кроме детей и чудаков поверит в маленького запечного музыканта и его волшебную скрипочку?!

Один раз в году, как раз в тот день и час, о котором писал Леопольд Моцарт (отец Вольфганга), вспоминая менуэт, разученный сыном, в Австрии вновь звучит удивительная музыка. Это в честь маленького Моцарта играют зальцбургские сверчки и, слушая их, танцует за окном вечерний снег…

СТАРЫЙ ПОВАР

К. Паустовский

В один из зимних вечеров 1786 года на окраине Вены в маленьком деревянном домике умирал слепой старик, бывший повар графини Тун. Собственно говоря, это был даже не дом, а ветхая сторожка, стоявшая в глубине сада. Сад был завален гнилыми ветками, сбитыми ветром. При каждом шаге ветки хрустели, и тогда начинал тихо ворчать в своей будке цепной пёс. Он тоже умирал, как и его хозяин, от старости, и уже не мог лаять.

Несколько лет назад повар ослеп от жара печей. Управляющий графини поселил его с тех пор в сторожке и выдавал ему время от времени несколько флоринов.

Вместе с поваром жила его дочь Мария, девушка лет восемнадцати. Всё убранство сторожки составляли кровать, хромые скамейки, грубый стол, фаянсовая посуда, покрытая трещинами и, наконец, клавесин – единственное богатство Марии.

Клавесин был такой старый, что струны его пели долго и тихо в ответ на все возникавшие вокруг звуки. Повар, смеясь, называл клавесин «сторожем своего дома». Никто не мог войти в дом без того, чтобы клавесин не встретил его дрожащим, старческим гулом.

Когда Мария умыла умирающего надела на него холодную чистую рубаху, старик сказал:

- Я всегда не любил священников и монахов. Я не могу позвать исповедника, между тем мне нужно перед смертью очистить свою совесть.

- Что же делать? – испуганно спросила Мария.

- Выйди на улицу, - сказал старик, - и попроси первого встречного зайти в наш дом, чтобы исповедовать умирающего. Тебе никто не откажет.

- Наша улица такая пустынная… - прошептала Мария, накинула платок и вышла.

Она пробежала через сад, с трудом открыла заржавленную калитку и остановилась. Улица была пуста. Ветер нёс по ней листья, а с тёмного неба падали холодные капли дождя.

Мария долго ждала и прислушивалась. Наконец ей показалось, что вдоль ограды идёт и напевает человек. Она сделала несколько шагов ему навстречу, столкнулась с ним и вскрикнула. Человек остановился и спросил:

- Кто здесь?

Мария схватила его за руку и дрожащим голосом передала просьбу отца.

- Хорошо, - сказал человек спокойно. – Хотя я и не священник, но это всё равно. Пойдёмте.

Они вошли в дом. При свече Мария увидела худого маленького человека. Он сбросил на скамейку мокрый плащ. Он был одет с изяществом и простотой – огонь свечи поблескивал на его чёрном камзоле, хрустальных пуговицах и кружевном жабо.

Он был ещё очень молод, этот незнакомец. Совсем по-мальчишески он тряхнул головой, поправил напудренный парик, быстро придвинул к кровати табурет, сел, и, наклонившись, пристально и весело посмотрел в лицо умирающему.

- Говорите! – сказал он – Может быть, властью, данной мне не от Бога, а от искусства, которому я служу, я облегчу ваши последние минуты и сниму тяжесть с вашей души.

- Я работал всю жизнь, пока не ослеп, - прошептал старик и притянул незнакомца за руку поближе к себе. – А кто работает, у того нет времени грешить. Когда заболела чахоткой моя жена – её звали Мартой – и лекарь прописал ей разные дорогие лекарства и приказал кормить её сливками и винными ягодами и поить горячим красным вином, я украл из сервиза графини Тун маленькое золотое блюдо, разбил его на куски и продал. И мне тяжело теперь вспоминать об этом и скрывать от дочери: я научил её не трогать ни пылинки с чужого стола.

- А кто-нибудь из слуг графини пострадал за это? – спросил незнакомец.

- Клянусь, сударь, никто, - ответил старик и заплакал. – Если бы я знал, что золото не поможет моей Марте, разве я мог бы украсть!

- Как вас зовут? – спросил незнакомец.

- Иоганн Мейер, сударь.

- Так вот, Иоганн Мейер, - сказал незнакомец и положил ладонь на слепые глаза старика, - вы невинны перед людьми. То, что вы совершили, не есть грех и не является кражей, а, наоборот, может быть зачтено вам как подвиг любви.

- Аминь! – прошептал старик.

- Аминь! – повторил незнакомец. А теперь скажите мне вашу последнюю волю.

- Я хочу, чтобы кто-нибудь позаботился о Марии.

- Я сделаю это. А ещё чего вы хотите?

Тогда умирающий неожиданно улыбнулся и громко сказал:

- Я хотел бы ещё раз увидеть Марту такой, какой я встретил её в молодости. Увидеть солнце и этот старый сад, когда он зацветёт весной. Но это невозможно, сударь. Не сердитесь на меня за глупые слова. Болезнь, должно быть, совсем сбила меня с толку.

- Хорошо, - сказал незнакомец и встал. – Хорошо, - повторил он, подошёл к клавесину и сел перед ним на табурет. – Хорошо! – громко сказал он в третий раз, и внезапно быстрый звон рассыпался по сторожке, как будто на пол бросили сотню хрустальных шариков. – Слушайте, - сказал незнакомец. – Слушайте и смотрите.

Он заиграл. Мария вспоминала потом лицо незнакомца, когда первый клавиш прозвучал под его рукой. Необыкновенная бледность покрыла его лоб, а в потемневших глазах качался язычок свечи.

Клавесин пел полным голосом впервые за многие годы. Он наполнял своими звуками не только сторожку, но и весь сад. Старый пёс вылез из будки, сидел, склонив голову набок и, насторожившись, тихонько помахивал хвостом. Начал идти мокрый снег, но пёс только потряхивал ушами.

- Я вижу, сударь! – сказал старик и приподнялся на кровати. – Я вижу день, когда встретился с Мартой, и она от смущения разбила кувшин с молоком. Это было зимой, в горах. Небо стояло прозрачное, как синее стекло, и Марта смеялась. Смеялась, - повторил он, прислушиваясь к журчанию струн.

Незнакомец играл, глядя в чёрное окно.

- А теперь, - спросил он, - вы видите что-нибудь? Старик молчал, прислушиваясь.

- Неужели вы не видите, - быстро сказал незнакомец, не переставая играть, - что ночь из чёрной сделалась синей, а потом голубой, и тёплый свет уже падает откуда-то сверху, и на старых ветках ваших деревьев распускаются белые цветы. По-моему, это цветы яблони, хотя отсюда, из комнаты, они похожи на большие тюльпаны. Вы видите: первый луч упал на каменную ограду, нагрел её, и от неё подымается пар. Это, должно быть, высыхает мох, наполненный растаявшим снегом. А небо делается всё выше, всё синей, всё великолепнее, и стаи птиц уже летят на север над нашей старой Веной.

- Я вижу всё это! – крикнул старик.

Тихо проскрипела педаль, и клавесин запел торжественно, как будто пел не он, а сотни ликующих голосов.

- Нет, сударь, - сказала Мария незнакомцу, - эти цветы совсем не похожи на тюльпаны. Это яблони распустились за одну только ночь.

- Да, - ответил незнакомец, - это яблони, но у них очень крупные лепестки.

- Открой окно, Мария, - попросил старик.

Мария открыла окно. Холодный воздух ворвался в комнату. Незнакомец играл очень тихо и медленно.

Старик упал на подушки, жадно дышал и шарил по одеялу руками. Мария бросилась к нему. Незнакомец перестал играть. Он сидел у клавесина не двигаясь, как будто заколдованный собственной музыкой.

Мария вскрикнула. Незнакомец встал и подошёл к кровати. Старик сказал, задыхаясь:

- Я видел всё так ясно, как много лет назад. Но я не хотел бы умереть и не узнать… имя. Ваше имя!

- Меня зовут Вольфганг Амадей Моцарт, - ответил незнакомец.

Мария отступила от кровати и низко, почти касаясь коленом пола, склонилась перед великим музыкантом.

Когда она выпрямилась, старик был уже мёртв. Заря разгоралась за окнами, и в её свете стоял сад, засыпанный цветами мокрого снега.

ПЕСЕНКА О МОЦАРТЕ

Булат Окуджава

Моцарт на старенькой скрипке играет,

Моцарт играет, а скрипка поёт,

Моцарт отечества не выбирает –

просто играет всю жизнь напролёт.

Ах, ничего, что всегда, как известно,

Наша судьба - то гульба, то пальба…

Не оставляйте стараний, маэстро,

не убирайте ладони со лба.

Где-нибудь на остановке конечной

скажем спасибо и этой судьбе.

Но из грехов своей Родины вечной

не сотворить бы кумира себе.

Ах, ничего, что всегда, как известно,

наша судьба - то гульба, то пальба…

Не расставайтесь с надеждой, маэстро,

не убирайте ладони со лба.

Коротки наши лета молодые,

Миг – и развеются, как на кострах,

красный камзол, башмаки золотые,

белый парик, рукава в кружевах.

Ах, ничего, что всегда, как известно,

наша судьба - то гульба, то пальба…

Не обращайте вниманья, маэстро,

не убирайте ладони со лба.

СПИСОК ИЛЛЮСТРАЦИЙ:



  1. Австрийский пейзаж

  2. Ночная Вена

  3. Зальцбург

  4. Констанция Вебер (жена В. Моцарта)

  5. Портрет маленького Моцарта

  6. Ночной Зальцбург

  7. Ночная Вена

  8. Портрет В. Моцарта

  9. Ветка яблони

  10. Памятник В. Моцарту в Зальцбурге

Составлено учителем музыки Кулаковой А.Р.
скачать


Смотрите также:
Рассказы о композиторах. Часть Вольфганг Амадей Моцарт
86.38kb.
«Ave Verum Corpus» Вольфганг Амадей Моцарт «ave verum corpus»
22.29kb.
В. А. Моцарт «вечерний час»
24.79kb.
В. А. Моцарт хор №15 из оперы
29.7kb.
«Путешествие с музыкой В. А. Моцарта». (звучит Симфония №40 В. А. Моцарт) Вед1: «Вечный солнечный свет в музыке – имя тебе Моцарт»
63.29kb.
Рассказы из истории
4714.1kb.
А. С. Пушкин. Маленькие трагедии, «Моцарт и Сальери». I. Вопросы по содержанию трагедии
17.97kb.
Вольфганг Вельш. Постмодерн. Генеалогия и значение одного спорного понятия
15.64kb.
Программа для молодежи и школьников «шаг в будущее» Роль художественной детали в трагедии А. С. Пушкина «Моцарт и Сальери»
175.91kb.
Рассказы Н. Сладкова. В. Бианки. «Лесная газета»
74.52kb.
Эрнст теодор амадей гофман мадемуазель де скюдери
797.41kb.
Рассказы Андреев Л. Н. Рассказы Байрон Дж Избранное
98.63kb.