Главная стр 1
скачать
Реквием по ГАИ. Заметки о прогрессе, коррупции и этике
Уничтожение ГАИ в Армении—системное историческое изменение, которое повлечет за собой изменения в психологии народа. Оно является следствием обязательств Армении, принятых перед Западом. Между тем, оно общественного резонанса не вызвало.
Данное событие для Армении по значимости равно появлению мобильных телефонов или, еще точнее, обвалу цен на международные телепереговоры для всего мира.
1. Системность коррупции
Антикоррупционные программы Запада часто критикуются. В них часто не учитываются местные обычаи. Не делается различия между системной коррупцией и взяточничеством. Между тем, если в случае взяточничества виноватых двое—взяткодаватель и получатель, да и то даватель часто вынужден на это идти, то в системной коррупции никто не виноват: виновата система. Против нее бороться индивидуальной этикой практически невозможно. Итог—разрушается ценностная система общества.
Коррумпированность расцветает на почве недостаточной оплаты труда и бедности. Если чиновник получает номинальную зарплату, недостаточную, чтобы прокормить себя и тем более семью, он будет искать способ увеличить доход. Это в порядке вещей у всего человечества, и прилагать морально-этические критерии к таким проявлениям коррупции можно, но никак недостаточно для борьбы с ней, а тем более для ее искоренения. Но бороться против этого мерами усиления контроля, не обеспечивая чиновнику доход—бессмысленно.
В древние времена и в средневековье должности открыто продавались и покупались. Сборщик податей кормился с собственных сборов. Умное государство обычно вынужденно учитывало необходимость отдавания части своего дохода поставщику своего благосостояния. Бахшиш—подарок за услугу чиновнику—общепринятая традиция в мусульманских странах.
Если доход увеличить невозможно, чиновник будет снижать расходы, т.е. тратить меньше энергии. Затрата энергии, вложенной в труд, у рационального человека обычно чуть меньше, чем оплата этого труда: она равняется уровню затрат на восстановление плюс откладыванию части дохода про запас. Если работник приходит на работу поздно, получает маленькую зарплату и не имеет возможности получения взяток, то это значит, что он компенсирует низкий уровень оплаты труда часами вне работы, даже если они направлены не на дополнительный доходный труд, и неинтенсивной работой. Такой работник не менее коррумпирован, чем взяткополучатель, хотя он «не виноват»: виновата система коррупции. Советская система при Сталине делала упор на нематериальные стимулы: энтузиазм построения коммунизма или же страх смерти. Но они работали только временно, так как без материальной компенсации система не может быть стабильной, и человек трудится «на убой», как осел, которого Молла Насреддин приучал голодать, только он умер раньше, чем научился. Застой ознаменовал собой понимание того, что эти стимулы без материальной компенсации не работают.
2. Коррупция Советской Армении
Население Советской Армении можно разделить на две части: тех, кто был коррумпирован и тех, кто, несмотря на недостаточное благосостояние, отказывались коррумпироваться. Коррумпированные были часто уважаемыми людьми: врачами, преподавателями вузов, не говоря уж о деятелях партийной номенклатуры. Некоррумпированные же делились на две категории: на тех, кто не имеет возможности, и на тех, кто, исходя из морально-этических воззрений, отказывается коррумпироваться.
В ситуации искусственного запрещения свободного рынка часть коррумпированных рассматривала себя как героев. Цехавики и спекулянты, вопреки традициям отсутствия частной собственности, развили производство серых или черных товаров и рынок тех же цветов. Им приходилось противостоять бессребреннической идеологии, носители которой часто использовали ее не из принципиальных этических соображений (таковых было меньшинство), а чтобы тем или иным способом, скажем, через коррупционное слияние государства-«крыши» и частного производства, пользоваться результатами труда и антрепренерства цехавика.
Психология цехавизма вышла на борьбу с психологией бессребренничества, и, так как бессребренничество часто существовало лишь на словах, победила Армению. Честные бессребренники оказались в меньшинстве и чувствовали стыд. Утверждалось, что они просто не имеют таланта накапливать ценности. Они пребывали под социальным нажимом, который требовал, чтобы они отказались от своего бессребренничества. Использование гос. имущества в личных целях—скажем, персональных машин—в связи с тем, что не регламентировалось, а между тем являлось важным добавлением к системе мотиваций труда—является примером того, как бессребренники морально разъедались.
Рассмотрим, как проблема коррупции переходит из юридической в этическую плоскость. Врач, по необходимости берущий деньги за операцию, которая официально бесплатна, иногда самолично решает, у кого деньги брать, а у кого—нет. Он может не взять денег у бедного пациента или у пациента, который может ему пригодиться в дальнейшем. Но такое личное суждение и самоограничение зыбко, так как один из врачей будет следовать некоему внутреннему кодексу, а другой—нет, и профессия врачей в целом разъедается как класс.
Такие проблемы—право использования служебных инфраструктур в личных целях или право на личное определение цены вопроса—обычно разрешаются через регламентацию: устанавливается правило, насколько и как можно пользоваться служебной инфраструктурой, и устанавливается такса—сколько стоит на черном рынке решение данного вопроса (скажем, хирургическая операция).
Советская Армения перешла в независимость психологически коррумпированной. Многолетняя советская пропаганда, идеологически осуждающая корысть, наложенная на природную смекалку армянина и его поверхностно-христианские морально-этические воззрения, привели к морально-этической зыбкости в целом.
Личная неуверенность в том, что хорошо, а что плохо, наложенные на неуверенность общества и пришедшиеся на переходный период, когда официальные ценности предыдущей эпохи пересматривались—привели к отсутствию платформы для создания непротиворечивой ценностной системы. На это наложился экономический кризис, который с легкостью привел к единому знаменателю необходимость выживания и один из способов для этого—коррумпированность.
В СССР были регионы (прибалтийские), в которых степень коррумпированности осознавалась меньше, быть может, из-за того, что в них сложилась система, когда оплата труда соответствовала минимальным запросам достойного уровня жизни населения. Данное соотношение с распадом Союза резко изменилось. В них начала осознаваться коррупция. Оказалось, что она была, но не осознавалась. Критически не осознавались причины ее ограниченности в советскую эпоху, поэтому не были подготовлены системы для ее предотвращения.
В Армении народ понимал, что требовать от человека ограничения свободы и чтобы он удовлетворялся жалким существованием, а не процветанием—значит идти против его сущности. Если окружение не дает возможности для проявления свобод—то это будет происходить тайно, в ситуации невысказанного попустительства окружения. Так упор на традиционные ценности и табу, вполне в соответствии с прагматичным характером армян, вполне уживался с их реальными масштабными нарушениями.
Это тот самый эффект, в соответствии с которым дома у армянина все блестит, а за порогом—груды мусора. Если англичане придумали поговорку о невынесении скелетов из шкафов, то для армян более естественно не внесение скелетов в шкафы.
3. Переходный период: Диаспора и Запад
Лучшим способом преодоления коррупции в такой период является назначение цены, таксы на каждую услугу, т.е. перевод экономики на открыто рыночную во всех ее проявлениях. Выворачивание, как перчатки, черного рынка и превращение его в белый. Но итогом такой безоглядной шоковой терапии и либерализации будет резкое обеднение части общества, а также вымывание тех услуг и должностей, которые не необходимы и удлиняют цепочку. Создастся класс люмпен-коррупционеров. Многочисленные посреднические звенья, типа жэков или ГАИ, которые существовали в предыдущей государственности за счет населения. Ведь опасна та часть населения, которая делала мало, а получала достаточно—если ее лишить доходов.
А. Диаспора
Деморализация последних лет застоя привела к тому, что веры в то, что в самой Армении возможны некоррумпированные системы, не существовало. Знания того, как функционирует Запад и какие у него механизмы, чтобы держать коррупцию в узде, было мало. В этом—вина Диаспоры, которая, с одной стороны, предоставляла возможность для Армении узнавать, что происходит на Западе (в отличие от других наций СССР), а с другой—дезинформировала ее своей фиксированностью на армянском вопросе и тем, что, вместо того, чтобы объяснять, почему именно Запад живет так, как живет, распространяла миф о Западе. Диаспора, шизофренически соединявшая в себе честное западное гражданство, с одной стороны, и армянскую национальную идею фикс, с другой, не смогло конвертировать свой капитал знания о западных обществах вовремя и массированно в нечто, приложимое в Армении. Своей западной гражданственной ипостасью она выступала как пользователь, как паразит, а армянской национальностью—как смотритель музея, экспансивный, но скучноватый. По примитивному плану Диаспоры—независимая Армения должна была стать всего лишь проводником наивно понятой идеи армянского вопроса. Именно поэтому апелляции к определенным национальным проблемам—скажем, проблеме Карабаха—встречали намного более действенную помощь со стороны Диаспоры, нежели апелляции к менее ощутимым проблемам устройства Армении как государства. Несмотря на наличие многочисленного отряда крупных специалистов среди армян Диаспоры в сферах экономики, социологии, политологии и т.д., только очень небольшая их часть и очень нерешительно посмели попытаться помочь Армении. Некоторые же, помогая ей, исходили из ограниченного мифа об армянском вопросе (будь то в поддержку или в критику этого мифа), нежели из всей совокупности проблем Армении.
Армения была выкинута во «взрослую» жизнь, и все недостатки предыдущего периода—деморализованность внутреннего населения и инфантильность отношения Диаспоры к родине—должны были иметь последствия, которые выразились в резком спаде экономики, оттоке мигрантов, спаде уровня жизни и ликвидации атрибутов высокой культуры и вкуса (кино, проза и т.д.).
Конечно, говорить пост-фактум—легко. Действительно, не было знания у большинства человечества по поводу проблем, происходящих на территории бывшего СССР. Тот факт, что Хантингтон и Гильермо О’Доннел еще в 60-е и 70-е годы предугадали или исследовали проблемы перехода от систем узурпированной власти к коллективной и к рыночной экономике, в частности, на примере латиноамериканских стран, является больше исключением из правила нежели примером. И если в западных частях социалистического блока существующие сценарии перехода к «открытому обществу» или демократии были более легко приложимы, хотя бы внешне, то их пересмотр для таких специфических периферийных стран, как Армения, не мог бы быть произведен забесплатно чужими, и оставался проблемой для армянства в первую очередь, нежели для кого-либо другого.
Б. Запад
Тут-то и выяснилось, что с одной стороны Запад предлагает антикоррупционные проекты, а с другой—и сам коррумпирован, но не так, как был СССР и не так, как страны бывшего СССР, а несколько по-иному. К примеру, он коррумпирован благодаря так называемому механизму «двойных стандартов», который, скажем, звучит так: Да, мы хотим демократии в стране Н, но если надо выбирать между враждебной нам демократией версус дружественной недемократией, мы, конечно, выберем последнее. Более того, наши стремления распространять демократию ограниченны финансово, а также рядом других факторов: нам не так уж нужна демократия сама по себе, так сказать, суверенная, сколько демократия как система, противостоящая нашим врагам. Демократия нам нужна упрощенная, типа сведенная к кока-коле и макдональдсу, нежели сущностная. И наконец, хоть мы и объявляем, что нужна демократия, но так как наше знание о внутренних механизмах действия в чужих сообществах ограниченно, мы не можем быть уверены, что оно сработает, поэтому будем уважать традиции, даже если они кажутся нам коррумпированными и антидемократичными. Уважение к традициям доводилось до абсурда: если ради уважения к традициям необходимо самому немного коррумпироваться, то за чем же дело стало? Так и поступали некоторые иностранные работники западных посольств, коррумпируясь «по долгу службы» в вопросе выдачи виз: ведь если все равно надо кому-то выдать, а кому-то нет, то почему бы не выдать тому, кто больше заплатит, тем более, находясь вне своей юрисдикции, в юрисдикции, которой ты не подвластен и которая коррумпирована от и до?
Суть коррумпированности «двойными стандартами» в следующем: до тех пор, пока местные коррупционные системы сохраняются, любая менее коррумпированная система, вступая с ними в контакт, легко может инфицироваться и перестать быть некоррумпированной. Иными словами это сказал еще Кант: просвещенные сообщества не воюют друг с другом.
Тем самым такие коррупционеры укрепляли мнение местного населения, что на Западе—все также коррумпированно, и честной конкуренции и критериев нет, и создавали циничную атмосферу неверия в какие-либо идеалы.
Даже если не говорить о прямой коррупции, интерес представителей Запада к таким постмодернистически-неоколониальным странам, как Армения, часто объясняется меркантильно. Работать в отделе, занимающемся проблемами данной страны, или в самой стране тянет тех, кто в рамках собственной страны оказывается менее реализуемым в том или ином смысле. Как люди более мобильные и, так сказать, пассионарные, работники таких служб именно и приходят в них, чтобы реализовать собственные интересы. А они могут лежать в ранжире от примитивного взяточничества до обеспечения себе на западную зарплату условий жизни более высоких, нежели на ту же зарплату было бы возможно в собственной стране. Казалось бы, что в этом плохого? Человек имеет право тратить деньги там, где на них можно купить больше. Ан нет. Оказывается, западные жители постмодернистически-неоколонизованных стран постоянно испытывают стресс и угрызения совести от того, что выделены из всеобщей бедноты этих стран и пользуются благами намного более высокого уровня жизни. Рано или поздно они откажутся от этого образа жизни—так же как в свое время это сделали колонисты традиционных империалистических колоний. Или смешаются с местными. Но их дети еще долго будут испытывать угрызения совести, как англичане, за свое колониальное прошлое. При этом у них не будет иного выхода, как пользоваться благами, накопленными в течение этого прошлого.
4. Крах принципиальной либерализации
Советский народ и в частности армяне, привыкшие к какой-никакой, но заботе государства, отчужденные от авторизации собственной жизни, переключили свое внимание от советского правительства в поисках льгот и решения проблем на российское или американское или какое-либо другое правительство, с которого, в их представлении, можно было бы вымолить какой-либо кусок. Но понадобилось всего лишь несколько лет, чтобы такое отношение просящего подаяние осталось бы свойством только наиболее отсталой и бесперспективной части населения, которая уже не в состоянии была переучиваться и добиваться успеха в новых обстоятельствах. К сожалению, процесс переучивания происходил в основном на уровне оставленных на собственное попечение человеческих единиц не крупнее клана, нежели сообществ, объединенных не кровными связями, а идейно-системными отношениями, таких, как организации, социальные прослойки, моральные элиты, образовательные классы, объединения, вырабатывающие технологии и т.п.
Либерализация была предпринята, но несистемная и трусливая. Без соответствующей пиар подготовки и тем более системы социальной защиты населения от ее последствий. Один из итогов—в том, что там, где можно было легко добиться изменений, они были остановлены невовремя, из, якобы, желания социально не обидеть определенные слои, которые все равно обиделись, а те изменения, которые были реализованы, оказались деморализующими, ибо были на руку новым богачам, создав их как класс за счет остальных.
В этом контексте уничтожение определенных общественно-государственных коррупционных подсистем, вместо системного характера, приобрело характер запоздалый и спорадический и не вызвало в народе того энтузиазма, которое оно могло бы вызвать. Другой пример подобного рода—упразднение системы двойных паспортов (однако паспорт действителен на 10 лет, а право на выезд за границу—5 лет—осталось как штампик из прошлого, победа старой коррумпированной бюрократии).
5. Связано ли упразднение ГАИ с цветной революцией?
ГАИ было расформировано также и в Украине и в Грузии, т.е. в странах «цветных революций». В Грузии это случилось сразу же после розовой революции в ряду других акций, как, например, расселения беженцев из гостиницы «Иберия» и починки асфальта на отрезке «граница с Арменией»-Марнеули. Давно назревшие подобные акции, имеющие как реально полезный, так и пиар компонент, добавились к более политическим акциям прибирания Аджарии к рукам (удавшаяся акция) и попытки прибрания к рукам Южной Осетии (неудавшаяся акция). Как бы то ни было, уничтожение ГАИ стойко ассоциируется с цветной революцией. Не зря в России о подобном и речи нет.
В Украине, чтобы объяснить причину упразднения ГАИ, даже придумали легенду, по которой еще много лет назад министр внутренних дел Украины был неоднократно остановлен на одной из трасс, что его настолько рассердило, что он упразднил ГАИ. Системное изменение было преподнесено как волюнтаризм хозяина, хрущеское дежа-вю, что симптоматично для Украины, шизофренирующей между Россией и Западом.
В Армении предыдущих попыток упразднения ГАИ не было, хотя были нововведения Вано Сирадегяна, запретившего поборы и создавшего женский отряд гаишниц. Все это отошло в прошлое со сменой администрации Тер-Петросяна.
6. Системность коррупции и упразднение ГАИ
Можно ли ожидать, что упразднение ГАИ является системным изменением в ряду антикоррупционных мер, и что данная подсистема коррупции, создавшаяся еще во времена застоя и унаследованная постсоветской республикой в еще более разросшемся размере из-за всеобщего коллапса, навсегда отошла в прошлое?
А. Необходимость правильного выделения реформируемой подсистемы и необратимости изменения
Как известно, человеческие общества используют традиции и полагаются на традиционные ценности более, чем обычно, во времена коллапсов и крупных перемен, т.е. во времена нестабильности. Так, резкое поднятие таких традиционных ценностных систем, как религиозность и национализм, типичных более для 19-го, нежели 21-го века, в постсовестких обществах, объясняется вакуумом общественных идеологий и, соответственно, ценностных систем, соответствующих запросам 21-го века. Проблема тут не в самом чувстве религиозности и любви к собственному народу или патриотизме, а в некритическом связывании данных чувств с их идеологическими институциями (церковь, государство) в ущерб свободе духа.
Частным проявлением данного закона является добровольное воссоздание устаревшей или отжившей себя системы теми, кто не желает развития, привык к старому укладу или иным способом должен потратить больше усилий для адаптации к новому, нежели для того, чтобы отказаться от этого нового. Представим себе фирму, в которой работники незаметно саботируют внедрение компьютерной связи, чтобы не пришлось переучиваться и увеличивать производительность труда. Они могут это делать с почти чистой совестью: скажем, у одного работника сломался компьютер, а компьютерщик, понимая, что работник душой отдыхает, вернувшись к старой системе работы без компьютера, не торопится его починить, просто как любезность своему коллеге. Конечно, компьютеризация рано или поздно восторжествует. Но с какой скоростью и с каким качеством—вот вопрос, определяющий, позволит ли компьютеризация выйти фирме на конкурентоспособный уровень, или нет. Ведь если процесс слишком медленный, даже если он безвозвратный, фирма каждый раз будет отставать по конкурентоспособности от других фирм.
Мы имеем примеры в Армении подобных циклических возвратов к старой коррумпированной системе. Так, ереванский аэропорт неоднократно упразднял систему поборов с рядовых пассажиров со стороны таможни и неоднократно ее восстанавливал. Теперь, кажется, в наличии очередной цикл беспоборного сервиса, но насколько он долгосрочен, неизвестно. Быть может, приватизация здания аэропорта и является окончательным способом решения этой проблемы, и тогда возврата к старому не будет.
Б. Необходимость развития интеллекта
Еще одна причина коррупции—незнание клиента о своих правах. С таким примером я встретился в свое время, когда работница нотариальной конторы, чтобы заверить родителю его разрешение другому родителю взять ребенка с собой в поездку за границу, требовала с родителя билет, визу и другие данные, не имеющие отношения к самому разрешению. Родитель же, не вполне понимающий, что нотариус обязан заверить его слово, нежели делать какие-либо дополнительные проверки, пытался заменить отсутствующие документы взяткой. Так что безграмотность и неумение рационально мыслить являются подспорьем для коррупции.
Похоже, что эти факторы не будут способствовать восстановлению упраздненной системы ГАИ. Нельзя ожидать, чтобы население потребовало или способствовало восстановлению ГАИ. Люмпен-коррупционеры, ушедшие из системы, должны быть минимально удовлетворены или иметь возможность переучиться. Этого, конечно, не произойдет, но можно предположить, что их количество недостаточно для серьезного прокоррупционного нажима.
В. Необходимость равновесного реформирования всех компонентов системы
Системность изменения, чтобы быть реальной, должна касаться всех компонентов причинно-следственных связей коррумпированности. Логично предположить, что если от самих постовых не так уж трудно избавиться, невидимая верхушка коррупционного айсберга найдет новые способы для восполнения бреши в бюджете собственного кармана. Если их реальные интересы не учтены, создадутся новые каналы поборов или увеличатся цены на некоторые из старых. Этот процесс изменится в том случае, если цена хорошей жизни высокопоставленного коррупционера и официальные поступления в его карман уравновесятся. При этом цена хорошей жизни определяется уровнем жизни представителей его собственного класса. В таком случае тот, кто преувеличенно побирается, будет подвергаться этическому нажиму со стороны своих коллег, т.е. потеряет моральную почву под ногами.
Есть еще одно условие, необходимое для невозрождения коррупции: система официальных штрафов не должна требовать от нарушителей бОльших затрат—финансовых или бюрократических, чем предыдущая система поборов. Ведь коррупция—великолепный способ упростить бюрократию и избежать ее, причем может быть финансово выгодна не только берущему, но и дающему. Как известно, есть прямое соотношение между сложностью бюрократической системы и степенью ее коррумпированности. Это объясняется тем, что сложные бюрократические системы возникают для того, чтобы способствовать коррупции. В нетипичном случае, когда сложная бюрократия некоррумпированна, она создает благоприятные условия для возникновения коррупции как средства ее упрощения.
Наконец, несправедливость также создает коррупцию. И это связано с предыдущим пунктом: сложные бюрократические системы несправедливы. Так, система военкоматов, унаследованная от советского режима, забюрократизированна и полностью коррумпированна, а армия, в которой служат наши дети, построена на несправедливости. В отличие от Армении, Россия, не устранив ГАИ, пошла на реформу армии с целью постепенного отказа от обязательного призыва. Армения пока отказывается обсуждать такой вариант. Между тем это неизбежно именно с целью укрепления ее обороноспособности.
При минимальном желании государства не возрождать систему ГАИ и внимании общества к этому процессу, можно предположить, что она отойдет в прошлое и будет вспоминаться как странный ностальгический сон про времена постового Гогоберидзе и его десятерых детей. Но если, к примеру, технологическая система видеослежения за нарушениями по Армении не будет установлена, то можно предположить, что через некоторое время возникнет вполне внешне-логичный повод возрождать ГАИ, и это уже будет не ностальгическим сном, а кошмарным дежа-вю, «Советской резней бензопилой-25», которое покажет, что нужда в ликвидации была сугубо предвыборно-политической, и о конкурентоспособности Армении, а также о фильтрации правильного и логичного из требований Запада и его осуществлении без всяких цветных революций и речи нет.
7. Заключение: Закон коррумпированности свободного рынка
Реформа системы ГАИ, если она истинна—историческое событие для маленькой Армении. Уроки, которые извлекаемы, если рассматривать это событие в контексте унаследованной системы коррупции, следующие:
А. Любое недемократическое сообщество более коррумпированно, нежели демократическое. Ибо в нем отсутствуют регламентации, т.е. заранее достигнутые договоренности о цене каждого товара. В итоге человек, вынужденный торговаться о цене в ситуации ее изначальной неизвестности и запрета, стареет и умирает быстрее от стресса.
Б. Демократические сообщества не лишены элементов коррупции. Однако в них не эти элементы страшны (с ними можно справиться, если взяться), а следующий парадокс:
Отказавшись от идеи построения коммунизма, Армения, как и другие постсоветские страны, приняла на вооружение идеи построения демократии и свободного общества. Причина этого выбора была в том, что построение коммунизма выродилось в тоталитарную или полутоталитарную систему, ограничивающую права человека—индивидуума, и не дающую ему развиваться свободно, т.е. система не удовлетворяла одному из главных постулатов программы построения коммунизма: возникновению всесторонне развитой личности. Выбрав, однако, систему демократии и свободного рынка, Армения, как и другие страны, должна иметь в виду внутреннюю коррумпированность самой идеи свободного рынка.
Дело в том, что продавать дороже, чем купил—идея свободного рынка—уже содержит в себе элемент несправедливости и, следовательно, коррупции. Это коррупция, принятая в человеческих сообществах, как меньшее из зол, и регулируемая государством и законом. Но для человеческого духа и этики эта идея все же не может быть основной ценностью, ибо она коррумпирует. Поэтому постулат коммунизма о необходимости бесплатного удовлетворения всех основных потребностей человека остается в силе. Именно этот постулат реализуется технологическим развитием, когда информация и связь между людьми становятся легко доступными и практически бесплатными. Технологическое развитие помогает достигать целей контроля и связи забесплатно, т.е. без того элемента свободного рынка, который бы возрождал коррупцию.
Армения уже является потребителем и пользователем удешевляющих и антикоррумпирующих технологий, доступных сегодня в мире. К счастью, они даже легче проникают в те сообщества, где их предыдущие модели просто отсутствовали, чем в те, где существовали их протоаналоги. Так, в Великобритании до сих пор много квартир, где горячая и холодная вода текут из различных кранов. Причина этого в том, что водопроводная система там была создана очень давно. Там же, где водопроводная система только прокладывается, естественно, намного легче проложить наисовременнейшую модель этой системы. Поэтому, скажем, в домах, построенных в разрушенной после войны Германии водопроводная система сверхсовременна.
Но вот чего Армения еще не достигла—это стать признанным автором и поставщиком технологий, которые в современном мире становятся основным товаром. Ведь технологии—это способы выработки продуктов для удовлетворения потребностей, и они совершенно не ограниченны теми областями, которые некритически ассоциируются со словом «техника», в смысле нечто, связанное с металлом и заводом. Технология с не меньшим основанием—это учение о древнегреческом смысле слова «техника», означавшего, как известно, «искусство». А армяне всегда были в этом неслабы.




скачать


Смотрите также:
Реквием по гаи. Заметки о прогрессе, коррупции и этике
172.81kb.
Два десятилетия серьезной работы гаи обновление, системность и стабильность
35.82kb.
О противодействии коррупции
332.85kb.
О противодействии коррупции
332.85kb.
Закон о противодействии коррупции
184.97kb.
Закон о противодействии коррупции принят Государственной Думой
456.87kb.
Закон от 25 декабря 2008 г. N 273-фз "О противодействии коррупции"
210.9kb.
Урок 2 Понятие коррупции. Основные признаки коррупционных действий. Формы коррупции. Цель
66.08kb.
Законом от 25 декабря 2008 года №273-фз «О противодействии коррупции»
125.31kb.
Памятка "Как противодействовать коррупции"
75.36kb.
Скажем коррупции твердое Нет
46.32kb.
Памятка "Как противодействовать коррупции"
43.8kb.