Главная стр 1 ... стр 2стр 3стр 4стр 5стр 6
скачать

6.1. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1939 - 1945 гг.)

Развязывая Первую и Вторую мировые войны, Германия исходила из того, что сумеет избежать борьбы на два фронта. Этого, однако, не случилось, и ей снова пришлось воевать против коалиции государств (главные участники: Советский Союз, США и Великобритания), военно-экономический потенциал которой значительно превосходил возможности Германии и ее главных союзниц — Италии и Японии. Неблагоприятными оказались для Германии и морально-политические факторы: расовая теория способствовала сплочению немецкого народа вокруг Гитлера, его готовности к войне, но практика расизма («новый порядок») в захваченных Германией в первый период войны европейских странах вызвала глубокую ненависть народов, породила широкое освободительное движение. Германский «новый порядок» стоил населению Европы 10 млн. жизней мирных людей, убитых и замученных немецкими оккупантами.

Вторая мировая война почти вшестеро превзошла Первую по общему количеству жертв: 50 млн. человек (больше половины, к сожалению, приходится на нашу страну). Далеко позади оставила Вторая мировая Первую и по развитию военной экономики. Суммарные военные расходы составили 962 млрд. долларов против 208. Только промышленность США произвела за военные годы 300 тыс. самолетов, 87 тыс. танков, 383 тыс. артиллерийских Орудий, 9,4 млн. грузовых автомобилей. Если Первая мировая война носила по преимуществу позиционный характер, то Вторая сразу же получила маневренный характер и стала войной моторов, что связано с огромными расходами на углеводородное топливо. Танковые войска и авиация, игравшие в Первой мировой войне тактическую роль, полностью приобрели стратегический характер. Появились первые ракеты. В августе 1945 г. в первый (и, слава Богу, пока в последний) раз было применено оружие массового уничтожения: сброшенные на Японию две американские атомные бомбы мгновенно убили более ста тысяч человек и произвели гигантские разрушения.

Как и в Первой мировой войне, английский и американский флот заблокировал Германию. Несмотря на то, что вся оккупированная Европа работала на Германию (ежегодно производилось свыше 20 тыс. танков, 25 тыс. самолетов, 50 тыс. орудий и минометов; в Германии трудилось свыше 7 млн. согнанных туда насильно иностранных рабочих), экономика страны к исходу войны была истощена. Истощенной оказалась и экономика Японии, которая, хотя и захватила значительные стратегические ресурсы в Юго-Восточной Азии и Океании, не смогла их эффективно использовать в силу недостатка транспортных средств. Но и хозяйственные потери победителей были велики. Англия оказалась не в состоянии ни производить нужное количество военной техники, ни оплачивать ее импорт, и США вынуждены были поставлять ей вооружение и материалы взаймы (ленд-лиз). Английский внешний долг возрос в 8 раз.

Вторая мировая война еще более, чем Первая, способствовала росту экономического могущества США. Здесь были введены в действие построенные по заказу государства военные предприятия общей стоимостью 25 млрд. долл.; промышленная прибыль возросла пятикратно. После войны американское государство выдвинуло метод эффективной помощи восстановлению экономики Западной Европы (план Маршалла). Государственные заказы на мирную продукцию для восстановления Европы помогли стране быстро решить такую сложную проблему как конверсия промышленности. Социально-экономическая роль американского государства повысилась в годы войны неимоверно.

Однако главными социально-экономическими последствиями Второй мировой войны, как и Первой, стали изменения в Восточной Европе. Государственный суверенитет освобожденных вооруженными силами Советского Союза стран был насильственно ограничен; в 40—50-х гг. сложилась мировая социалистическая система, куда вошли зависимые от СССР страны Восточной Европы (ГДР, Польша, Чехословакия, Румыния, Венгрия, Болгария), Азии (КНДР, Вьетнам), Америки (Куба). Несмотря на старания создать внутрисоциалистический рынок, силы сцепления этой системы носили внеэкономический характер. Когда они ослабли, мировая социалистическая система и рынок распались; затем распалась сама социалистическая метрополия — Советский Союз. Противостояние в итоге второй мировой войны мировых экономических систем капиталистической и социалистической определило социально-экономическое содержание истории второй половины XX в.


6.2. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

Противостояние систем внешне имело мирную, идеологическую форму («холодная война»), хотя и были предприняты определенные «разведки боем» — самые значительные: с социалистической стороны — война в Корее (1950—1953 гг.), установка ракет с атомными боеголовками на Кубе (1962 г.), война в Афганистане (1979—1989 гг.), а с капиталистической — война во Вьетнаме в 1960-х гг. Все они окончились провалом. Суть «холодной войны» состояла в беспримерном соревновании по производству современных вооружений между западным (Североатлантический договор) и восточным (Варшавский договор) военными союзами.

Гонка новых вооружений охватила все роды войск — сухопутные, воздушные, морские. Главным результатом явилось создание нового типа стратегического оружия: термоядерных (водородных) бомб (1955 г.), многократно превышающих разрушительную силу атомных зарядов, и их носителей — баллистических межконтинентальных ракет (1957 г. — первый вывод ракетой в космос спутника Земли ) — как стационарных (в шахтах), так и мобильных (на атомных подлодках). В 1961 г. испытание советской сверхмощной водородной бомбы на Новой Земле буквально потрясло земной шар, по которому трижды пробежала сейсмическая волна, а «гриб» поднялся в небо на 67 км. Стало предельно ясно, что ракетно-ядерная война означает неминуемую гибель цивилизации, в ней не может быть победителей и побежденных...

В середине 80-х гг. гонка вооружений, а с ней вместе и «холодная война», завершилась победой западного блока во главе с США, нанесших Советскому Союзу два тяжелейших бескровных удара. Первый удар — установку в Европе американских тактических ракет повышенной мощности (подлетное время до Москвы — всего 5 мин.) — СССР парировал системой находящихся на океанских «лежбищах» вокруг североамериканского континента атомных подлодок с наведенными на главные центры Америки баллистическими ракетами. На второй удар — американскую Стратегическую Оборонительную Инициативу («звездные войны») — разработку непреодолимого, по идее, для баллистических ракет лазерного щита, советская экономика, истощенная непосильным военным производством, оказалась бессильной дать ответ. Это было равносильно поражению. СССР и США договорились о взаимном серьезном сокращении вооружений, а поскольку военная угроза служила в Советском Союзе главным оправданием жертв и лишений, произошла перестройка тоталитарного общественно-экономического строя. Советский Союз распался, власть Советов прекратила свое существование. Перестройка в СССР явилась главным итогом «холодной войны».


6.3. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Научно-технический прогресс после Второй мировой войны пошел такими высокими темпами, что превратился в подлинную научно-техническую революцию (НТР). Ее можно считать третьей технической революцией (первая в XVIII в., вторая — в конце XIX — начале XX вв.). В ходе революции наука стала непосредственной производительной силой общества. Среди главных компонентов НТР — широчайшее применение электроники и электронно-вычислительных машин (компьютеров), реактивной техники, ядерной энергии и квантовых генераторов (лазеров), полимерных материалов с заданными свойствами и поэтому гораздо более экономичными по сравнению с природными материалами, генной инженерии в биологии и многое другое. Машины в очень значительной степени заменили не только ручной, но и умственный труд человека. Персональный компьютер вошел в частную жизнь людей, стал домашней электронной энциклопедией, советником и другом миллионов семей. Индустриальная эпоха, таким образом, начала сменяться эпохой информационной.

НТР открыла буквально новую эру в развитии машинного производства — автоматизацию производственных процессов, что позволило неизмеримо поднять скорости рабочих процессов, ранее ограниченных возможностями человеческого организма. Автоматические линии, цеха и даже целые предприятия, стали показателем нового типа промышленного производства, где объединены согласно избранному человеком варианту работа двигателя, рабочих машин, транспортных устройств и установок по упаковке готовой продукции.

Применение электроники, капельное орошение, химизация, выведение при помощи генной селекции особо высокоурожайных злаков («зеленая революция») подняли сельское хозяйство Запада и ряда развивающихся стран на небывало высокий уровень. «Зеленая революция» сняла продовольственную проблему в значительной части земного шара.

Родившись на военной стезе, НТР резко усовершенствовала и продолжает совершенствовать военную технику. Это касается не только ракетно-ядерной техники, но и обычных вооружений. Самый наглядный пример — трансформация обычного пехотного оружия. Современный автомат представляет собой комбинацию стрелкового и реактивного вооружения, поскольку имеет подствольный гранатомет (бронебойный фаустпатрон).

НТР бессмысленна без повышения реальных доходов населения: новейшая электронная бытовая техника и средства личного транспорта стали доступны широким слоям населения развитых стран. В социалистическом лагере этот процесс происходил намного медленнее, поскольку основные плоды НТР поглотила милитаризация.


6.4. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ РАСПАДА КОЛОНИАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

Колониализм как система просуществовал с начала XVI в. до второй половины XX в. Экспорт капитала в колониальные страны и рост местной промышленности неизбежно вызывал освободительное движение. После образования социалистической системы это движение получило серьезную поддержку. Если в 1900 г., в самый разгар борьбы за передел уже поделенного мира, колонии составляли 55% территории и 35% населения, то накануне Второй мировой войны колониальный мир имел 31% глобальной территории и 30% населения. Первая мировая война ликвидировала сложившуюся в XIX в. германскую колониальную империю, а Вторая подточила до основания старые империи — английскую, французскую, голландскую. Освободительная борьба далеко не всегда носила мирный характер (Голландия, например, пыталась вооруженным путем не допустить освобождения Индонезии и пр.), но, как правило, кровь лилась там, где была нефть. Особенно явно это проявилось в Алжире. Благодаря военно-технической поддержке со стороны СССР дело окончилось победой алжирского национально-освободительного движения и почти полной репатриацией французского населения. Вообще стремление Франции сохранить империю намного превышало ее военно-экономический потенциал. Французская колониальная война в Индокитае приняла характер вооруженного столкновения между двумя мировыми системами — социалистическую представляла бывшая французская колония Вьетнам, воевавшая советским оружием, капиталистическую — Соединенные Штаты, потерпевшие жестокое поражение и пережившие сильнейшее национальное потрясение. Англия же в общем мирно ушла из своих колоний, сохранив там многие экономические позиций. В декабре 1960 г. ООН приняла Декларацию о предоставлении независимости всем колониальным народам.

На месте колониального мира возник огромный «третий мир», охватывающий множество новых и старых суверенных государств Африки, Азии, Латинской Америки, Океании. Предоставление государственной независимости вовсе не означало независимость экономическую. Большинство стран как жило экспортом-импортом, так и продолжало жить, прибавился только исключительно дорогостоящий импорт оружия. Повсеместно создавались вооруженные силы, — в значительной степени это объяснялось необходимостью самостоятельно (без метрополий) решать местные геополитические проблемы, подчас очень запутанные вследствие старой межплеменной вражды. В итоге «третий мир» разделился на страны капиталистической и страны социалистической ориентации, — в зависимости от того, откуда они получали вооружение, финансы, где готовили кадры. Зависимость от внешней торговли обусловила сохранение власти в отсталых странах в руках компрадоров продавцов и перепродавцов импортных товаров — с нескончаемой чередой государственных переворотов, сменяющих у руля различные военно-компрадорские группы. Уровень жизни населения большинства бывших колоний мало изменился после провозглашения независимости.

В 70—90-х гг. в целом ряде государств «третьего мира» стала все более набирать силу хозяйственная либерализация западного типа. Экономические реформы позволили перевести управление хозяйством в руки частных компаний, создать конкуренцию. Бывшие колонии, прежде других ставшие на путь вестернизации, — Сингапур, Южная Корея, Малайзия — сумели за последние десятилетия построить вполне современную независимую экономику. Довольно высокими темпами идет экономическое развитие Мексики, Венесуэлы, Чили, Таиланда и других стран.

Распад колониальной системы весьма серьезно отразился на экономике бывших Метрополий и вообще развитых стран. Прежде всего изменился национальный состав населения стран Западной Европы за счет весьма интенсивной иммиграции жителей бывших колоний, гонимых нищетой и насилием либо просто желающих воспользоваться плодами обустроенного западного быта. Не иссякающий поток иммигрантов (в основном нелегальных) из Индии, Пакистана, Бангладеш, Алжира и многих других стран в Англию, Францию, Голландию, Бельгию, страны Скандинавии порождает там серьезные экономические проблемы, главным образом в области занятости.

Возникли и определенные трудности в сфере эксплуатации сырьевых ресурсов бывших колоний вследствие национализации добывающей промышленности (нефтедобыча Ирака, газ Венесуэлы, медь Чили, нефтепровод через Сирию и пр.), повышения цен на сырье и т.д. Кроме того, обострилась международная конкуренция в связи с усилением в бывших колониях позиций американского, немецкого и японского капитала в ущерб капиталов бывших метрополий — Англии, Франции, Голландии, Бельгии, занимавших, естественно, привилегированное положение в колониальный период.

В этих условиях бывшие метрополии стали на путь постепенной самообеспеченности сырьем и продовольствием. Западноевропейские государства начали форсировать разработку своих природных ресурсов (например, во Франции обнаружили природный газ, уран, расширили разработку железной руды, бокситов, нефти и пр.). Возросли инвестиции в добывающие отрасли бывших европейских переселенческих колоний, давно ставших экономически развитыми самостоятельными государствами — Канады, Австралии, ЮАР и др. Произошла серьезная интенсификация сельского хозяйства Западной Европы. В результате удельный вес бывших колоний в международном товарообороте не повысился, как ожидалось, а понизился.
6.5. ОБЩИЙ РЫНОК И ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ

В условиях начавшегося распада колониальной системы европейские страны вернулись к свободной торговле, но на более высоком уровне. Договаривающиеся страны не просто отменяли или сокращали пошлины, как в XIX в., а добровольно делегировали определенную часть своего суверенитета руководящему выборному органу. В этом и заключалась интеграция. Еще в начале 1950-х гг. Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Голландия и Люксембург учредили специальным договором Европейское объединение угля и стали на базе западно-германских и французских запасов топлива и металла. Следующим этапом явилось создание таможенного союза, предусматривающего свободное движение товаров, лиц, капиталов и услуг в пределах государств членов Европейского сообщества, а также общие таможенные тарифы в торговле с государствами, не входящими в сообщество. Соответствующий договор подписан той же шестеркой государств в 1957 г. в Риме. Так был создан первый в истории экономики общий рынок (тогда же возникло и европейское объединение атомной промышленности — Евратом). Создание общего рынка потребовало сложной и длительной работы по гармонизации национальных законодательств, неоднократно возникал кризис, сложно было найти сочетание интересов бывших монополий в своих бывших колониях с интеграцией экономики в общем рынке. Эту проблему постепенно разрешили на основе интеграции: 66 государств Африки, Карибского бассейна и Тихоокеанского региона являются ныне ассоциированными членами Европейского союза, включающего уже 15 государств (кроме 6 учредителей, — Великобританию, Ирландию, Испанию, Португалию, Грецию, Австрию, Данию, Швецию, Финляндию).

Наиболее сложные экономические проблемы состояли в интеграции европейского агрорынка (с 1964 г.) и валюты (с 1972 г.). Это удалось достигнуть на базе общих финансовых ресурсов, образованных таможенными пошлинами в торговле с не членами содружества. Так появилась возможность компенсировать западноевропейскому фермерству убытки вследствие сокращения выпуска сельхозпродукции при ее перепроизводстве. Созданная на той же базе евровалюта (ЭКЮ) до конца столетия носит расчетный характер; с 2000 г. в ЕС будет задействована общая валюта (евро). Сообщество довольно быстро вышло за пределы рынка и стало небывалым еще в истории свободным политическим союзом государств континента с избираемым прямым голосованием парламентом и правительством. После распада коммунистической системы абсолютное большинство европейских государств стремится войти в ЕС.

Таким образом, крушение колониальной системы подтолкнуло Европу не к упадку, а к серьезному экономическому и политическому подъему. ЕС ныне концентрирует, исключая торговлю стран-членов союза между собой, 22% мирового импорта и 20% экспорта (США — соответственно 18 и 16, Япония — 9 и 12, Канада — 4 и 5%, остальной мир — по 47%). На долю ЕС приходится примерно 8% мирового импорта и столько же экспорта продовольствия, 7 и 2% сырья, 13 и 2% электроэнергии, 7 и 13% химических материалов, 30 и 41% машин, 35 и 34% остальных промтоваров.

Европейская интеграция дала толчок американской: официально объявлено о подготовке к созданию общего рынка Северной Америки — США, Канады и Мексики.
6.6. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ ЗАПАДА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX В.

Послевоенному восстановлению народного хозяйства развитых европейских стран, занявшему 5—6 лет, весьма способствовала американская экономическая помощь в рамках «плана Маршалла» (по имени госсекретаря США). По этому плану в 1948—1951 гг. 17 странам Европы были поставлены на сумму около 17 млрд. долларов, — частично под займы, частично как дотации, — американское продовольствие, одежда, топливо, сырье, промышленное оборудование, запчасти и др. товары. Местная валюта, вырученная от продажи на внутренних рынках потребительских американских товаров, укрепляла денежное обращение европейских стран, способствовала снижению инфляции, превращалась в инвестиции для отечественной тяжелой индустрии. План Маршалла оказал благотворное воздействие и на европейскую, и на американскую экономику. За 1947—1950 гг. объем продукции основных отраслей в Западной Европе увеличился более чем наполовину, а по таким видам как минеральные удобрения, сталь, цемент, транспортные средства, нефтепродукты — от 65 до 200%, что означало быстрое развитие земледелия, строительства, путей сообщения. Оживилась внешняя торговля: за 1948—1952 гг. экспорт из Западной Европы возрос наполовину, а из США и Канады — еще более.

Подавляющая часть американской помощи адресовалась главным европейским странам — Англии, Франции, ФРГ (Западной Германии), Италии. Здесь восстановительный процесс проходил особенно быстро. Уже через 5 лет после окончания войны душевое производство угля, стали, электроэнергии превысило уровень довоенного 1938 г. Особенно большой скачок сделала энергетика. В Англии за указанное время производство электроэнергии на душу населения возросло с 711 до 1251 кВт/ч, во Франции — с 506 до 791, в ФРГ — с 348 до 929, в Японии — с 478 до 541, а в США с 1092 до 2553 кВт/ч. Этот пример наглядно показывает, насколько выросло на Западе уже в первые годы после войны производство всех товаров, находящих спрос на рынке. Повышенным спросом, естественно, пользовались товары, рожденные научно-технической революцией, — электроника, реактивный транспорт современные автомобили, оборудованное новейшей техникой жилье и т.д. За 1950-1980 гг. энергетика, а с ней весь хозяйственный комплекс Запада, сделали новый взлет: душевое производство электричества в Англии в 1990 г. составило 5543, во Франции — 7442, в Германии — 7213, в Японии — 6478, в США - 12659 кВт/ч. Эти данные говорят о том, что произошла технологическая модернизация Франции, Англии, Японии.

Тем не менее во второй половине нашего столетия неравномерность экономического развития государств Запада сохранилась, хотя производство в европейских странах и Японии существенно приблизилось к американскому уровню. Ныне валовый внутренний продукт (ВВП) на душу населения Японии составляет примерно 84%, Франции — 78%, Германии — 76%, Англии — 70% от американского уровня (24302 долл.): США, очевидно, находятся вне конкуренции по производству и распространению компьютеров, вне конкуренции и японские телевизоры. В настоящее время неравномерность экономического развития не грозит мировыми войнами, периодически возникающие межгосударственные конкурентные бескровные войны — автомобильные, текстильные, обувные и др. — заканчиваются компромиссами. Предсказания, сделанные в начале XX в., что вследствие неравномерности экономического развития стран империалистические войны являются неизбежными, не подтвердилось.



Не подтвердилось и предсказание о полной монополизации экономики и ликвидации свободной конкуренции. Наряду с крупнейшими, в том числе наднациональными корпорациями в народном хозяйстве Запада с успехом функционируют сотни тысяч средних и мелких фирм и предприятий. Существует мнение о том, что нынешний этап экономического развития можно считать «постиндустриализацией», при которой решающая хозяйственная роль переходит от производства к сферам услуг, образования, науки; управление экономикой — от бизнесменов — к ученым и профессионалам. Технико-экономическое развитие и размещение современного хозяйства является предметом таких дисциплин как экономическая география и мировая экономика.
6.7. ИЗМЕНЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

Послевоенный период связан с изменениями методов регулирования рыночного хозяйства. Рынок оказался уже не в состоянии играть роль единственного автоматического регулятора экономики (вне кризисов и войн государство считалось «ночным сторожем» при рынке). В послевоенное время, пожалуй, главным средством экономической политики на Западе стала национализация. С одной стороны, она представляла собой как бы естественное продолжение небывалой милитаризации экономики в период войны, когда всем практически распоряжалось государство. С другой, считалась самым простым методом изыскания средств для ускоренной модернизации экономики. Наконец, победа Советского Союза породила в мире социалистические иллюзии.

В 1940—1960 гг. собственностью британского государства стала угольная, металлургическая, энергетическая, в значительной степени электротехническая и автомобильная промышленность, а также банковская система. Еще более решительно проходила национализация во Франции, отказавшейся после войны от политики международного ростовщичества, В конце 1950-х гг. государству принадлежали почти полностью угольная, газовая, авиационная и автомобильная отрасли, частично нефтяная, оборонная, железнодорожный транспорт, банки и пр. В общем, государство владело около 40% национального богатства и производило на своих предприятиях 13% ВВП.

Создание обширного госсектора экономики не могло не повлечь за собой применение государственного средне- и долгосрочного народнохозяйственного планирования. Пальма первенства принадлежала Франции, осуществившей в 1947—1980 гг. семь народнохозяйственных планов. Если госсектор этих государств (как в СССР) получал прямые плановые задания, то планирование частного сектора потребовало косвенных мер (фиксирование цен, предоставление сырья и кредитов, нормирование иностранной валюты, а также разнообразные меры финансового контроля). Вот как, например, осуществлялись инвестиции в экономику Франции согласно планам 1960-х гг.: государство инвестировало электроэнергетику (примерно наполовину), сельское хозяйство (около 1/5), транспорт (на четверть), сферу образования и быта (на треть). Остальные инвестиции представляли собой среднесрочные банковские кредиты, средства различных фондов, ценные бумаги и пр. В отличие от директивного социалистического планирования (план — это закон!) данный вид экономических программ носил индикативный, необязательный, взаимовыгодный характер и являлся формой государственного вмешательства в экономику при полном сохранении его демократической сути. При помощи индикативного планирования страны Западной Европы восстановили и существенно модернизировали Экономику после Второй мировой войны.

В Америке планово-регулирующая роль государства состояла как в государственном предпринимательстве — перманентном создании и столь же перманентной приватизации госсектора (его доля в ВВП 1950—1960 гг. превышала 20%), так и в государственных заказах и закупках промышленной и сельскохозяйственной продукции на сотни миллиардов долларов (особенно большое значение принадлежит государственной платной консервации фермерского хозяйства страны в случае перепроизводства.) Огосударствление хозяйства стран Запада положительно сказалось на их социально-экономическом развитии в первом послевоенном двадцати пятилетии. Но понижение темпов экономического роста и повышение уровня инфляции с середины 70-х гг. показали, что данное направление экономической политики подлежит замене. Смены курса требовала и развернувшаяся научно-техническая революция, создавшая условия, для кардинального изменения технологической базы. Повышение эффективности хозяйства подразумевало новый подход к управлению производством, в первую очередь, серьезное сокращение государственного регулирования. Для этого главные капиталистические страны в 1970—1980 гг. провели широкую приватизацию передачу права собственности на капитал государственного предприятия частным лицам или акционерным обществам. Особая сложность приватизации состоит в том, что ее проведение требует определенного времени, поскольку необходим капитал и решение проблемы занятости на тот период, когда частные собственники смогут выйти на рынок со своей конкурентоспособной продукцией. Функции государства сосредоточиваются главным образом в сфере регулирования финансов и кредита, налоговой системы. В результате приватизации укрепляется малый и средний бизнес (в ФРГ в конце 1980 гг. в малом и среднем бизнесе было занято 2/3 работающих). Можно утверждать, что процесс приватизации явился «палочкой-выручалочкой», выведшей мир из тупика, в который его привела национализация. Поэтому приватизация быстро охватила не только развитые страны, но и государства «третьего мира». К концу 1980 гг. ее осуществили в более чем 80 странах всех частей света. В большинстве случаев либерализация экономики, возвращение к частной собственности привели к экономическому росту и повышению благосостояния людей.

В странах, проигравших войну — Германии, Японии — послевоенная модернизация экономики происходила под началом американской военной оккупации. Здесь было либерализировано народное хозяйство, находившееся в тисках тоталитарного управления немецкого нацистского и японского императорского государств. Поэтому главное условие господства свободного предпринимательства состояло в демократизации государства и социальной жизни. Гарантируемая оккупационными властями Демократизация обеспечила не только гигантский скачок («экономическое чудо») Германии и Японии из военной разрухи на самый верх мировой экономики, но и определенные сдвиги в психологии особенно новых поколений немцев и японцев, которые представляют собой не рабов своих военных империй, а свободных доброжелательных людей.

6.7.1. Новые критерии

Окончание «холодной войны» и интеграционные процессы в экономике и политике целых континентов поставили, в первую очередь, перед промышленно-развитыми странами вопрос относительно целей и перспектив дальнейшего экономического развития. Производство для производства не бывает, экономика, сколь не. важна она для жизни людей, смыслом жизни служить не может. В мире все более ширится представление о необходимости введения специального критерия развития, выраженного в количественной форме, для сопоставления уровня благосостояния различных стран. В специальном докладе ООН подчеркивается, что подобным критерием не может быть уровень промышленного развития, ВВП или количество и качество вооружений. Критерии ООН — это состояние окружающей среды, здравоохранения, санитарных условий, а также наиболее низкий процент детей до трехлетнего возраста, имеющих вес ниже нормы; родов без медицинской помощи; детей, не посещающих школу; женской неграмотности.

Первая пятерка стран по данным критериям почти полностью совпадает с перечнем наиболее экономически развитых стран: 1. Канада. 2. США. 3. Япония. 4. Голландия. 5. Норвегия.
7. СТАНОВЛЕНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ СОЦИАЛИЗМА В СССР

Экономика социализма возникла в России в результате почти бескровного государственного переворота, произведенного партией большевиков в октябре 1917 г. Фактически не встретив сопротивления, большевики превратили государственный переворот в социальную революцию провозгласили тоталитарную в своей сущности власть Советов, декретировали насильственную ликвидацию помещичьего землевладения и уравнительный раздел помещичьей земли между крестьянами (что не могли решить веками, произошло буквально в мгновения! — до следующего лета 1918 г. помещичья земля уже была поделена), разогнали свободно избранное народом Учредительное собрание, в котором не имели большинства, конфисковали капитал частных банков, монополизировали внешнюю торговлю, национализировали крупную промышленность и частные» железные дороги, ввели насильственное изъятие части продовольствия у крестьян.

С осени 1918 г., когда сопротивление советской власти в стране приняло серьезный характер и разгорелась Гражданская война, большевики установили в России режим «военного коммунизма»: национализировали все промышленное производство (начиная с мастерских, в которых работало 5 человек при наличии двигателя или 10 человек без оного), ввели продразверстку, согласно которой крестьянин обязан был сдавать государству все зерно сверх потребления и семенного фонда (нередко забиралось и это), объявили всеобщую трудовую повинность, отменили вовсе товарно-денежные отношения, введя натуральную пайковую (карточная система) оплату труда в соответствии с ценностью гражданина для власти. Частная собственность в городе была, таким образом, ликвидирована, а в селе — резко ограничена.

«Военный коммунизм» помог Советам централизовать скудные ресурсы и одержать победу в Гражданской войне, но после войны этот режим (особенно продразверстка) стал главным тормозом в деле восстановления экономики и мирной жизни. Восстание матросов в Кронштадте, крестьянские волнения в ряде регионов заставили большевистское руководство отступить — отменить коммунистические начала в экономике и вернуться к товарно-денежному хозяйству, допустив капиталистическое производство и торговлю (НЭП— новая экономическая политика). Продразверстку заменили продовольственным налогом — натуральным, затем денежным. Получившее производственный стимул и уже не безземельное после раздела помещичьей земли крестьянство довольно быстро восстановило свое хозяйство, поставив на рынок большое количество недорогого продовольствия и сырья. Через пять лет после окончания Гражданской войны удалось в основном восстановить промышленность и стабилизировать валюту. Годы НЭПа надолго остались в памяти советских людей как время небывалого изобилия. Однако НЭП не мог решить оставшуюся от старой России проблемы модернизации экономики. Для этого можно было пойти путем эволюции — развития и обогащения свободного крестьянского хозяйства и постепенного накопления (плюс доходы от западных концессий) средств для инвестиций в промышленность, и путем .революции—нового закрепощения крестьянства посредством коллективизации, государственного ограбления коллективных хозяйств и. .получения за этот счет промышленных инвестиций. Первый путь не был бы мучительным для народа, но требовал времени (темпы — 1-4% среднегодового прироста), второй - был крайне мучительным, но быстрым (15—20%). Победил второй путь. 50— 100-летнюю отсталость от Запада предстояло ликвидировать за 5—10 лет. Решающую роль играло стремление большевистского руководства немедленно создать современную военную промышленность и тем повысить политический вес России, ввести ее в состав супердержав. Власть опасалась при этом зависимости в снабжении продовольствием и сырьем от рынка, от свободного крестьянства, и вообще, согласно большевистской доктрине, не могло быть какой бы то ни было социальной группы, независимой от коммунистической партии.

Воплощению в жизнь данной жесткой стратегической линии послужили пятилетние народнохозяйственные планы. В подавляющем большинстве они были заведомо невыполнимыми, тем не менее все пятилетки официально объявлялись завершенными досрочно. Проведенная через много лет статистическая проверка показала, что ни одна из них не была выполнена. Особенно трагическими для народа были две первые пятилетки (1928—1932 и 1933—1937 гг.), когда крестьянство СССР подверглось насильственному объединению в колхозы, — при обобществлении земли, инвентаря и, скота, а сотни тысяч зажиточных крестьянских семей полностью лишены имущества («раскулачены») и высланы в дальние районы Сибири и Севера, где очень многие погибли. Через семь десятилетий после освобождения от крепостного нрава российские крестьяне снова стали крепостными. В качестве гарантии существования им выделялся личный приусадебный участок, как правило, площадью 0,06 га., но и с него взимался сельхозналог. Фактически возродилась продразверстка; государство стало забирать у колхозов не только весь прибавочный, но сплошь и рядом необходимый продукт, затрагивая и семенной фонд; Последствия не заставили себя ждать: в 1932—1933 гг. в сельской местности (в городах была введена карточная система) разразился страшный голод, унесший до 10 миллионов жизней. Модернизация советского сельского хозяйства началась, таким образом, с геноцида крестьянства. Во второй половине 1930-х гг. частная собственность в советском государстве снова была ликвидирована. СССР стал первой страной победившего социализма.

Коллективизация сельского хозяйства явилась ресурсной базой для модернизации промышленности. Изъятая сельхозпродукция продавалась (нередко по демпингу) за рубежом, а за вырученную на Западе валюту были куплены и смонтированы в Союз современные гигантские промышленные предприятия — Горьковский автомобильный завод, Сталинградский, Челябинский и Харьковский тракторные (танковые), Магнитогорский и Новокузнецкий металлургические комбинаты, Уралмашзавод и Уралвагонзавод и многие другие. Заказы СССР на промышленное оборудование способствовали погашению мирового экономического кризиса 30-х гг., причем западные поставщики не могли не знать происхождения советской валюты. Только за годы первой пятилетки в строй ввели 1500 новых промышленных предприятий, парк металлообрабатывающих станков обновили наполовину, среднегодовой прирост продукции достиг почти 20%, выпустили первые 5 тыс. танков (рекордная цифра для давно демобилизованного Запада), сотни боевых самолетов. В итоге первых двух пятилеток СССР стал второй в мире и первой в Европе индустриальной державой, обогнав по общему объему промышленной продукции Германию, Англию и Францию.


7.1. ТОТАЛЬНАЯ МИЛИТАРИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ

Главная особенность советского социалистического хозяйства состояла в тотальной милитаризации, полном подчинении экономики страны выпуску вооружения. Во все времена производство военной техники пользовалось приоритетом, но данный случай был поистине уникальным — на войну работали буквально все отрасли хозяйства, вооружение и снаряжение составляли 70—80% валовой промышленной продукции (поскольку она формально зачислялась в состав продукции мирных предприятий и отраслей, точно определить подлинный размер военных расходов СССР было очень трудно). В милитаризации экономики кроется смысл и такого характерного для советского хозяйства явления как крайний дефицит запчастей: к чему их выпускать, если жизнь автомобиля или трактора в военное время исчисляется буквально днями? В 1970 г. в разгар гонки вооружений Советский Союз производил на душу населения 479 кг стали и 3000 кВт/ч электричества, а Америка — 630 кг и 7700 кВт/ч., но в вооружениях между СССР и США господствовал паритет. Сколько оставалось для обычной мирной жизни советскому человеку и сколько — американцу?

Потребление, жилье, просвещение, здравоохранение, культура пользовались остатком oт военных расходов (такие перспективные современные научные направления, как кибернетика и генетика, получили право на существование тоже по военным соображениям). Тотальная милитаризация народного хозяйства, конечно, сыграла свою роль в Отечественной войне (хотя для победы над Германией потребовалась огромная экономическая помощь со стороны США), но она таила в себе гибельные для тоталитарной советской системы последствия.

Испугав немецких избирателей, милитаризация советского хозяйства существенно помогла приходу к власти в Германии на выборах 1933 г. национал-социалистов, злейших врагов России и славянства. Так появилась для СССР реальная военная угроза. Это обстоятельство еще больше подхлестнуло милитаризацию экономики и усилило свойственное большевизму недоверие к людям, породило шпиономанию; были приняты антигуманные законы, согласно которым военнослужащие, попавшие в плен, считались изменниками родины, а их семьи подлежали высылке. Тотальное недоверие вылилось в тотальное подозрение, и далее — в тотальное уничтожение всех подозреваемых. Ими стали, в первую очередь, руководящие партийные, государственные, военные кадры (некоторые видные большевики были действительно потрясены геноцидом крестьянства в годы коллективизации). Во второй половине 30-х гг. советское государство развязало большой террор, жертвой которого стали многие миллионы руководящих работников и члены их семей (уничтожение кадров проводилось с огромным «запасом прочности», охватив и множество рядовых работников). Террор привел к настоящей кадровой революции, отрицательно повлиявшей на развитие народного хозяйства, поскольку кадры, заменившие физически уничтоженных специалистов, как правило, серьезно уступали им в профессиональном и культурном отношении.

Тотальная милитаризация экономики породила специфический для социализма кризис потребления: стабильное отставание предложения от платежеспособного спроса (противоположное стабильному отставанию спроса от предложения при капитализме). В советское время (более 70-ти лет!) этот феномен принимал самые различные формы: карточная система, талоны на отдельные товары, постоянные очереди за дефицитными товарами в магазинах и вокруг них (чем ценнее был человек для системы, тем проще для него решалась проблема дефицита). Достигнув невиданного военного могущества, страна, способная буквально за полчаса уничтожить весь мир, не могла убрать собственный урожай. Более 30-ти лет (с 1963 г.) СССР покупал хлеб в Канаде и США, собственные же хлеб и овощи сплошь и рядом уходили под снег. Неудивительно, что, по социальным критериям ООН, Канада и США занимают первое и второе места, а наша страна находится на 47-м месте, среди стран «третьего мира».

В 60-х гг. в Советском Союзе начали функционировать новые нефтеперерабатывающие предприятия в Западной Сибири. В начале 70-х гг. мировые цены на нефть повысились примерно в десять раз. Благодаря этому были заработаны сотни миллиардов долларов. Миллиарды эти, к сожалению, пошли главным образом на совершенствование военной техники и укрепление милитаристских режимов в Эфиопии, Анголе, Афганистане. Хотя на Западе закупалось немало современного промышленного оборудования, должного усиления инвестиционный процесс так и не получил: капитальное строительство не справлялось с возведением новых цехов. В результате новая техника физически и морально устаревала. В конце 70-х гг. экономический рост страны фактически прекратился.

Милитаризация поясняла (вернее, освящала) в народном сознании неизбывность дефицита товаров как народной жертвы во имя обороны страны от врагов. В литературе существует точка зрения: внешняя опасность в качестве главной идеи жертвенной советской жизни в 60-х гг. сменилась идеей стабильности. Подобные соображения действительно играли роль среди части интеллигенции (особенно связанной с относительно либеральной прослойкой партийной элиты), прекрасно сознающей, что Запад никогда не нападет первым, и больше всего опасающейся усиления консервативной группы партийного руководства. Для широких масс смысл советской жизни поясняла именно идея внешней опасности. В противном случае и фантастический уровень милитаризации, и афганская война 80-х гг., стоившая стране 10 тыс. молодых жизней, были бы просто невозможны.

С модернизацией экономики неизбежно произошла смена церкви: место почти уничтоженной к началу 30-х гг. православной религии заняло большевистское учение (упрощенный марксизм) С неимоверно гипертрофированным культом личности, которое стало предметом изучения (в той или иной форме) всеми советскими людьми. Однако этикой большевизма советский человек пользовался в своей публичной жизни, вполне искренно одобряя и защищая политику государства (в том числе террор). В частной жизни путеводную роль играл обычный здравый смысл, помогающий большинству населения как-то увеличивать скудный прожиток, выделяемый ему государством. По этой причине процветало мелкое воровство продукции в колхозах и на предприятиях («несуны») и развивалась теневая экономика — целые частные предприятия, работающие 'на неучтенном (сверхплановом) сырье и продающие дефицитную продукцию через государственную торговую сеть. Двоемыслие и двойная хозяйственность стали важным отличием советского образа жизни. Подпольные миллионеры, подкупая власти, создавали мафиозные структуры, господствующие на потребительском рынке. Скудость легальных доходов породила и большой слой профессиональных воров, живущих по своим специфическим законам (после распада социалистической системы они, объединившись с мафией и создав из молодежи более чем полумиллионную подпольную армию, предъявили претензии на управление рядом наиболее доходных отраслей). Есть мнение, что в общем расхищалось примерно 10—12% национального дохода страны.


скачать

<< предыдущая   следующая >>
Смотрите также:
Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. М.: Инфра-м, 2003. 128 с. Серия «Высшее образование»
1704.85kb.
Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по направлению 521000 «Психология»
35.8kb.
Учебное пособие для студентов филологических факультетов высших учебных заведений / Л. В. Сидорченко, И. И. Бурова, А. А. Аствацатуров и др. Спб: СпбГУ, 2004
229.71kb.
Учебное пособие для студентов филологических факультетов высших учебных заведений / Л. В. Сидорченко, И. И. Бурова, А. А. Аствацатуров и др. Спб: СпбГУ, 2004
278.99kb.
Учебное пособие для студентов филологических факультетов высших учебных заведений / Л. В. Сидорченко, И. И. Бурова, А. А. Аствацатуров и др. Спб: СпбГУ, 2004
193.25kb.
Учебное пособие для студентов филологических факультетов высших учебных заведений / Л. В. Сидорченко, И. И. Бурова, А. А. Аствацатуров и др. Спб: СпбГУ, 2004
469.3kb.
Учебное пособие для студентов высших педагогических учебных заведений / А. С. Роботова [и др.]. М. Академия, 2000. 208 с
164.64kb.
Учебное пособие для учащихся 9-11 классов и студентов высших учебных заведений Аннотация : Учебное пособие «10 лекций по мифологии»
1302.42kb.
Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по специальностям 521000 и 020400 «Психология». М.: Российское психологическое общество, 1997
1080.86kb.
Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по специальностям 521000 и 020400 «Психология». М.: Российское психологическое общество, 1997
1080.85kb.
Методические разработки для самостоятельной подготовки студентов к практическим занятиям по хирургии
1742.47kb.
Учебное пособие для студентов факультетов психоло­гии высших учебных заведений по специальностям
2796.45kb.