Главная стр 1стр 2 ... стр 6стр 7
скачать
Институт специальной педагогики и психологии

Гусева Н.А., Густышкин А.Л, Жданова Т.Н


Профилактика злоупотребления психоактивными веществами в коррекционных образовательных учреждениях
Учебно-методическое пособие

Санкт-Петербург

2002

Печатается по решению Ученого совета



Института специальной педагогики и психологии

Гусева Н.А., Густышкин А.Л, Жданова Т.Н. Профилактика злоупотребления психоактивными веществами в коррекционных образовательных учреждениях. – СПб.: Институт специальной педагогики и психологии, 2002. –с.


Научный руководитель

Л.М. Шипицына,

д.б.н., проф.

Научный редактор

Л.С. Шпиленя,

д.м.н., проф.
Рецензенты:

Д.Н. Исаев,

д.м.н., проф.

А.Ю. Егоров

д.м.н.. проф.

Гусева Н.А., 2002

Густышкин А.Л., 2002

Жданова Т.Н., 2002

Институт специальной

педагогики и психологии, 2002

СОДЕРЖАНИЕ


Введение 4

1. Концептуальные основы профилактики злоупотребления психоактивными веществами в коррекционных образовательных учреждениях 6

2. Учет особенностей учащихся коррекционных образовательных учреждений в профилактической деятельности 16

3. Организационные и технологические основы профилактики злоупотребления психоактивными веществами в коррекционных образовательных учреждениях 28

3.1. Работа с семьей 28

3.1.1. Общая информационно-просветительская работа с родителями и заменяющими их лицами 28

3.1.2. Индивидуальное консультирование по вопросу воспитания детей и проблемам, связанным с употреблением ПАВ 29

3.1.3. Работа с семьями «группы риска» 29

3.2. Создание антинаркотической среды в образовательном учреждении 30

3.3. Работа по профилактике злоупотребления психоактивными веществами с учащимися коррекционных образовательных учреждений 31

Заключение 52

Глоссарий 53

Библиография 60

ПРИЛОЖЕНИЕ 1 64

ПРИЛОЖЕНИЕ 2 74

ПРИЛОЖЕНИЕ 3 85


Введение


Злоупотребление психоактивными веществами (ПАВ) является одной из наиболее острых социальных проблем современного российского общества. Распространение наркомании и алкоголизма в России за последнее десятилетие приняло катастрофические размеры и справедливо считается социальным бедствием, угрожающим национальной безопасности страны.

Среди основных тенденций, характеризующих наркологическую ситуацию в России, наибольшую тревогу вызывает неуклонное омоложение потребителей психоактивных веществ. Основной возраст первого знакомства с наркотиками – 11-17 лет. Участились случаи приобщения к наркотическим и другим психоактивным веществам детей 8-10 лет. Иными словами, школьники стали основной возрастной группой приобщения к алкоголю, табаку и наркотикам. Поскольку у детей и подростков очень быстро формируется наркозависимость, а злоупотребление психоактивными веществами нередко ведет к инвалидизации и смерти несовершеннолетних, а также, учитывая крайне низкую эффективность реабилитации потребителей ПАВ, начавших употребление в детском или подростковом возрасте, единственно возможным способом остановить распространение наркоманий и токсикоманий является профилактика злоупотребления психоактивными веществами. Особое внимание уделяется профилактической работе в условиях образовательных учреждений. Образовательное учреждение обладает рядом уникальных возможностей для проведения работы по профилактике злоупотребления психоактивными веществами. В частности, имеет возможность влиять на формирование и развитие личности ребенка, доступа к семье ребенка и механизмы влияния на семейную ситуацию, располагает квалифицированными специалистами (педагогами, психологами, социальными работниками), способными обеспечить эффективную профилактическую работу в образовательном учреждении.

В настоящее время в учебный процесс начинают внедряться первые антинаркотические программы для учащихся общеобразовательных школ. Однако, ни одна из опубликованных в настоящее время программ превентивного обучения не предусматривает проведение профилактической работы с учащимися коррекционных образовательных учреждений, и не учитывает их особенности. В то время как, с одной стороны, отмечается постоянных рост численности детей с проблемами в развитии, а с другой – ряд, присущих им психологических особенностей (в первую очередь, незрелость эмоционально-волевой сферы, трудности регуляции собственного поведения, проблемы самооценки и т.п.) являются факторами повышенного риска вовлечения детей в наркотизацию. Изолированность учащихся специальных школ-интернатов, к сожалению, не решает проблему их вовлечения в наркотизацию. Выпускники интернатных учреждений остаются беззащитными перед наркогенным давлением среды. Особенно актуальна эта проблема для подростков и молодежи с нарушениями интеллекта, а также для учащихся специальных школ, воспитывающихся в алкоголизированных и наркотизированных семьях. Поэтому с особой важностью встает вопрос о научном изучении специфических клинико-психологических факторов, влияющих на приобщение к психоактивным веществам детей и подростков с отклонениями в развитии, и разработка адекватных особенностям развития детей технологий ведения профилактической работы. В настоящем пособии представлены последние разработки в области теории и практики превентивного обучения, которые могут быть использованы в антинаркотической работе в коррекционном образовательном учреждении.

Расположение материала служит целям максимально полного и вместе с тем компактного изложения основ профилактической деятельности в условиях коррекционных ОУ. Это предполагает, во-первых, рассмотрение современного концептуального подхода к профилактике злоупотребления психоактивными веществами в образовательной среде, включая определение основных понятий, изложение стратегий профилактической работы с детьми и подростками, а также обобщенное представление факторов риска наркотизации и защитных факторов. Необходимость рассмотрения теоретических вопросов связана с тем, что область превентивной психологии и педагогики имеет свою специфику и специалист, осуществляющий практическую профилактическую деятельность в школе должен иметь соответствующую подготовку. Во-вторых, рассматриваются характерные для разных категорий учащихся коррекционных образовательных учреждений факторы риска наркотизации, и те клинико-психологические особенности детей и подростков, на которые должна опираться профилактическая работа в специальных школах. Третья глава посвящена вопросам организации и технологии проведения практической профилактической деятельности. Организация системы профилактики в школе рассматривается с точки зрения определения основных направлений, целей, задач и принципов профилактической деятельности, вариантов организации процесса превентивного обучения, форм и методов работы по профилактике злоупотребления психоактивными веществами в условиях коррекционной школы, а также роли педагога этом процессе.

Конкретные методические приемы антинаркотического просвещения и формирования навыков безопасного поведения в ситуациях риска приобщения к психоактивных веществ представлены в приложениях.

1. Концептуальные основы профилактики злоупотребления психоактивными веществами в коррекционных образовательных учреждениях


Прежде чем переходить к конкретным вопросам организации и методики проведения работы по профилактике злоупотребления психоактивными веществами в условиях коррекционных образовательных учреждений, необходимо рассмотреть основные понятия и концепции профилактики злоупотребления психоактивными веществами

Начнем с основных понятий1:



Психоактивные вещества (ПАВ) – химические и фармакологические средства, влияющие на физическое и психическое состояние, вызывающие болезненное пристрастие. К ним относятся наркотики, токсические вещества (наиболее распространены в детской и подростковой среде – ингалянты: пары бензина, клея и т.п.), табак, алкоголь.

Наркотики – психоактивные вещества, включенные в официальный список наркотических веществ (то есть изготовление, хранение, перевозка и распространение этих веществ влечет за собой юридическую ответственность)

Злоупотребление психоактивными веществами – неоднократное употребление психоактивных веществ без назначения врача, имеющее негативные медицинские и социальные последствия.

Профилактика злоупотребления ПАВ – комплекс социальных, образовательных и медико-психологических мероприятий, направленных на предотвращение распространения и употребления психоактивных веществ (ПАВ), а также предупреждение развития и ликвидации негативных личностных, социальных и медицинских последствий злоупотребления ПАВ (безнадзорность, преступность, рост сопутствующих наркомании заболеваний)

Уже исходя из определения, можно отметить наличие трех основных целей профилактической работы, на основании которых Всемирной Организацией Здравоохранения принята классификация профилактики, предусматривающая первичную, вторичную и третичную ее формы.



Первичная профилактика направлена на предупреждение приобщения к употреблению психоактивных веществ, вызывающих болезненную зависимость. Это работа с популяцией условно здоровых людей, а также с так называемой группой риска наркотизации. К этой группе относятся молодые люди, в ближайшем окружении которых есть потребители наркотиков. Также в группу риска входят экспериментирующие с психоактивными веществами; имеющие генетическую предрасположенность к психическим или наркологическим заболеваниям, находящиеся в неблагоприятных семейных или социальных условиях люди.

Ввиду опасности формирования зависимости даже после однократного приема ПАВ (особенно у детей и подростков), первичная профилактика наркозависимости приобретает приоритетное значение. При этом важно отметить, что, согласно современному пониманию природы наркотической зависимости, «воротами» приобщения к наркотикам, является употребление алкоголя и курение. Поэтому ведение профилактической работы должно начинаться с профилактики употребления алкоголя и табакокурения.



Вторичная профилактика злоупотребления психоактивными веществами направлена на предотвращение формирования зависимости от психоактивных веществ, и предполагает работу с людьми, употребляющими ПАВ, но не обнаруживающими признаков наркомании как болезни. Иными словами, это работа с теми, кто злоупотребляет наркотиками, но без сформированной физической зависимости.

Третичная профилактика злоупотребления ПАВ (или реабилитация наркозависимых) проводится среди больных наркоманиями и токсикоманиями и направлена на предотвращение рецидивов заболевания. Иными словами, реабилитация предполагает проведение комплекса мероприятий, способствующих восстановлению личностного и социального статуса больного наркоманиями и токсикоманиями, включая алкоголизм, и возвращение его в семью, в образовательное учреждение, к общественно полезной деятельности.

Антинаркотическая работа в коррекционном образовательном учреждении сосредоточена, в первую очередь, на первичной и вторичной профилактике, поскольку именно эти направления работы соответствуют квалификации специалистов, работающих в коррекционных образовательных учреждениях.

В настоящее время в превентивном обучении преобладает каузальный подход. То есть профилактика ориентирована на причины возникновения наркозависимости, и, более широко, на причины употребления различных психоактивных веществ.

Современное понимание причин употребления психоактивных веществ исходит из того, что прием наркотиков и других ПАВ выступает как способ удовлетворение присущих человеку, важных жизненных потребностей.

Анализ философских, культурологических, психологических исследований [9; 10; 16; 45; 59; 60; 61] позволяет говорить о «полифункциональности» наркотических веществ в жизни человека. Можно выявить несколько актуальных для разных этапов существования человечества и разных культур стремлений человека, в реализации которых использование психоактивных веществ может играть существенную роль: Это стремление найти прочное основание для собственного существования в мире, избавиться от изоляции, поиск новой самоидентификации (внутренняя трансформация), стремление к счастью, понимаемому как отсутствие боли и неудовлетворенности с одной стороны, и переживание сильных чувств и наслаждение с другой (возможно, наркотические эффекты – один из немногих способов соединить эти две стороны счастья).

Идею «полифункциональности» приема психоактивных веществ подтверждают современные эмпирические исследования причин злоупотребления психоактивными веществами.

Исследования, проведенные отечественными [12; 19; 24; 27; 41; 49], и зарубежными специалистами по профилактике [31; 78; 79], показали, что приобщение к психоактивным веществам - многофакторный процесс.

Выделяют факторы риска вовлечения в наркотизацию и формирования наркозависимости, а так же защитные факторы. При этом, отмечается, что факторы инициации первой пробы ПАВ и условия, способствующие трансформации разовых проб в зависимое поведения зачастую совпадают. Следует отметить также тот факт, что современное понимание злоупотребления ПАВ как вида девиантного поведения (аддиктивное поведение, зависимое поведение) исходит из единства факторов риска и защиты для всех типов поведения, отклоняющегося от социальных норм. Отмечается также, что если ведется изолированная работа по профилактике только аддиктивного поведения, то «создаваемое массивом факторов риска, напряжение найдет другой выход. Девиантное поведение примет вид не аддиктивного, а, к примеру, суицидального...» [39, с. 92]. Поэтому профилактическая работа должна носить универсальный характер, то есть предупреждать развитие девиантного поведения в целом.

Рассмотрим подробнее факторы риска наркотизации и защитные факторы, с учетом которых должна строится профилактическая работа в коррекционном образовательной учреждении.

Под факторами риска понимаются условия, предрасполагающие к употреблению психоактивных веществ и формированию наркомании.

Существуют различные подходы к выявлению факторов риска.

Одни исследователи [1; 43; 44] акцентирует значение биологических факторов риска наркотизации, связанных с особенностями психофизического развития человека до момента вовлечения в наркотизацию.

Другие специалисты [17; 22; 51] сосредоточивают внимание на социальных и социокультурных условиях формирования наркозависимости.

Ряд авторов, разрабатывающих наркотическую проблематику, делают акцент на взаимосвязи риска наркотизации с особенностями развития личности [24; 26], ее направленностью, свойственными человеку стратегиях поведения [48; 49; 74; 77] и другими психологическими особенностями человека.

Тем не менее, все исследователи сходятся в том, что в приобщении к ПАВ и формировании наркозависимости имеет решающее значение не какой-то один фактор, а вся совокупность биологических, социальных и психологических условий жизни, которые могут создавать предпосылки вовлечения человека в наркотизацию.

Эксперты Всемирной организации здравоохранения разработали обобщенную классификацию факторов риска наркотизации в зависимости от уровня их проявления. Выделяют четыре уровня факторов риска наркотизации:



  1. Биофизиологический

  2. Индивидуально-психологический

  3. Микросоциальный

  4. Макросоциальный

Рассмотрим подробнее факторы риска приобщения к психоактивным веществам и формирования зависимости от них, проявляющихся на каждом из вышеперечисленных уровней.

Биофизиологические факторы риска наркотизации. К этой группе факторов риска наркотизации относятся:

Генетическая предрасположенность к употреблению психоактивных веществ. По мнению ряда ученых [38; 43; 44; 73] определенная предрасположенность к употреблению психоактивных веществ обусловлена генетически. Например, можно утверждать, что «физиологический аппетит» к алкоголю связан со строением Х-хромосомы. В ходе опытов на животных, а также сравнительных исследований больных алкоголизмом с наследственной предрасположенностью к этому заболеванию и больных с «социальными» формами алкоголизма [43, с.146] удалось выделить следующие маркеры для диагностики предрасположенности к злоупотреблению ПАВ: низкая активность дофиминбетагидроксилазы, повышенная частота встречаемости аллеля А1 гена ДРД2 (А1/А2>1) и гетерозиготного генотипа 9/10 ДАТ (>35%), выявление участка семи тандемных повторов в гене ДРД4 [43, с.160].

Отягощенная наследственность. Особое значение имеет наследственная отягощенность психическими и наркологическими заболеваниями родителей и других ближайших родственников. Наличие 2-х или более кровных родственников, страдающих алкоголизмом и наркоманиями некоторые авторы считают значимым маркером предрасположенности к ПАВ [38; 43; 44, с 33]. Это обстоятельство подтверждается многочисленными данными клинико-генеалогических исследований наркозависимых [43, с.163]. Имеет также значение злоупотребление медикаментами и психоактивными веществами, а также тяжелые соматические заболевания матери.

Органические поражения головного мозга. Ряд исследователей отмечает значение минимальной мозговой дисфункции, осложнений после перенесенных заболеваний (чаще всего менингоэнцефалита), черепно-мозговымх травм, в том числе сотрясений мозга, особенно многократных.

Хронические соматические заболевания. При этом больший риск формирования зависимости от ПАВ связан с заболеваниями, перенесенными в раннем возрасте, протекавшими с осложнениями, а также с нервно-психическими заболеваниями .

Степень изначальной толерантности. Выделяют индивидуальную непереносимость, низкую и высокую устойчивость (толерантность) по отношению к употреблению психоактивных веществ. Существуют данные об этнических различиях в чувствительности к алкогольной интоксикации. Так, например, недостаточность ферментных систем некоторых национальных групп может служить предпосылкой более стремительного развития алкоголизма (у коренных народов Крайнего Севера, североамериканских индейцев). Это делает необходимым применение в профилактике злоупотребления ПАВ культурно-обоснованного подхода, «при этом определенная этническая принадлежность рассматривается как маркер риска, а не фактор риска наркотизации» [12, с.9]

Природа употребляемого вещества. Разные психоактивные и наркотические вещества имеют разный потенциал формирования зависимости. Для формирования зависимости от некоторых веществ иногда достаточно однократного употребления. Зависимость от других формируется постепенно, однако при условии ее формирования, патологическое влечение к психоактивному веществу становится не менее выраженным. Это положение следует учитывать в профилактике злоупотребления так называемых «легальных» наркотиков – алкоголя и табака.

Перейдем к рассмотрению факторов риска, проявляющихся на следующем, индивидуально-психологическом, уровне. Исследуя индивидуально-психологические факторы риска, специалисты приходят к мнению, что некоторые особенности личностной патологии и личного опыта могут обусловливать «неполноценный образ жизни и соответствующую тягу к его компенсации за счет искусственной регуляции своего психоэмоционального состояния с помощью психоактивных средств...» [22, с.34] Пожалуй, большинство исследований, посвященных выявлению факторов риска наркотизации, акцентируют внимание именно на условиях индивидуально-психологического развития. При этом одни авторы стараются выявить типичные черты характера и психики, а другие – выстроить целый комплекс таких черт, создавая некую модель преморбидной «наркотической» личности. В настоящее время большинство специалистов считают, что «не существует никакой преднаркотической или донаркотической личности...» [39, с. 17]. Это положение с одной стороны делает невозможным выделение группы лиц, личностные особенности которых однозначно указывают на будущую наркотизацию или алкоголизацию, с другой стороны не позволяет считать, что существуют люди, которые ни при каких обстоятельствах не станут злоупотреблять алкоголем или наркотиками. Однако возможно выделить ряд особенностей личности, наличие которых у ребенка или подростка позволяют его отнести к группе повышенного риска наркотизации. На основе анализа литературы, посвященной психологическим факторам риска наркотизации, можно выделить несколько характеристик личности, обусловливающих, по мнению исследователей, повышенный риск приобщения к ПАВ и формирования наркозависимости.

Наиболее часто исследователи отмечают связь склонности к употреблению психоактивных веществ и формирования зависимого поведения с психопатией и акцентуациями характера. В серии исследований, проведенных в отечественной клинической наркологии, было показано, что «зависимость особенностей токсикоманического поведения от типа психопатии или акцентуации характера проявляется весьма отчетливо» [23, с. 75] Наиболее уязвимыми по отношению к злоупотреблению алкоголем и другими ПАВ исследователи [24] считают подростков неустойчивого, эпилептоидно-неустойчивого, истероидно-неустойчивого типа: «Высокая частота алкоголизации подростков неустойчивого типа вполне понятна – страсть к бездумным развлечениям и удовольствию составляет одну из главных черт этого типа. В качестве мотива алкоголизации приводится желание испытать веселое настроение. И именно у неустойчивых и эпилептоидных подростков алкоголизация более всего грозит достичь такой степени, что уже в подростковом возрасте может развиться алкоголизм...» [23, c. 78]

Однако в настоящее время в зарубежной и отечественной превентивной наркологии и педагогике все большее распространение получает мнение, что «предрасположение к зависимости кроется не в конкретном спектре акцентуаций характера и психопатий, но в отдельных «слабых звеньях» личностной структуры» [43, с. 164].

В этом случае патологическое влечение к психоактивному веществу выполняет задачу компенсации личностных аномалий, защищая уязвимые места личности. Естественно, что такая компенсация является суррогатной, патологической, «психоактивное вещество выступает несовершенным, чреватым пагубными последствиями модулятором психического состояния» [43, с. 164]. Такими «слабыми звеньями» личности являются стойкие нарушения саморегуляции и самоконтроля, проблемы самооценки (неустойчивая, зависимая от сиюминутного положения, неаргументированная и поляризованная самооценка, формирование которой восходит к самым ранним этапам развития личности.), низкое самоуважение, низкая способность к рефлексии и заботе о себе, а также стойкие нарушения в аффективной сфере, проявляющиеся явлениями алекситимии, высокой эмоциональной лабильности, «негативной» аффективности, низком уровне развития способности к сопереживанию. На поведенческом уровне «уязвимость» личности может проявляться как отсутствие стремления быть в обществе других людей, неадекватном восприятии социальной поддержки, подчиненности среде [48; 49; 74; 77] Уязвимость личности зачастую связана с различными отклонениями в развитии. Так, синдром дефицита внимания с гиперактивностью, характеризующийся импульсивностью и возбудимостью, отвлекаемостью и низкой фрустрационной толерантностью – довольно часто отмечаемая исследователями особенность, предрасполагающая к злоупотреблению психоактивными веществами [43 ].

Рассмотренные выше факторы риска наркотизации, проявляющиеся на биофизиологическом и индивидуально-психологическом уровне, характеризуют риск, исходящий «изнутри», теперь перейдем к рассмотрению средовых, исходящих извне факторов риска.

Социальные факторы риска наркотизации – это условия жизни человека в различных социальных общностях и особенности функционирования самого общества, которые способствуют вовлечению в наркотизацию.

Эти условия можно разделить в зависимости от уровня общности, в которой они проявляются, на следующие группы:

Макросоциальные факторы риска наркотизации – условия, характеризующие функционирование общества в целом (проявляющиеся на уровне страны и мирового сообщества)

Микросоциальные факторы риска наркотизации – условия, характеризующие ближайшее окружение ребенка и подростка (семья, образовательное учреждение, досуговые учреждения, социальное окружение по месту жительства и т.д.).

Рассмотрим сначала факторы риска наркотизации, относящиеся к макросоциальному уровню. По мнению ряда авторов [17; 22.; 39] в социальном плане факторы риска наркотизации этого уровня являются решающими, “поскольку деформации на микросоциальном, а во многом и на индивидуально-психологическом уровнях, связаны с социальными кризисами и другими социальными явлениями в рамках общества” [22, с.34]. Обозначим наиболее значимые, по мнению исследователей, макросоциальные факторы риска.

Доступность психоактивных веществ. Одним из негативных последствий «прозрачности границ» явилось массовое проникновение наркотических веществ в те страны, в которых традиционно проблема наркомании не была острой, в том числе в Россию. Доступность психоактивных веществ в совокупности с наличием выраженных факторов риска наркотизации, проявляющихся на биофизиологическом и индивидуально-психологическом уровне, по мнению ряда авторов [1; 41] является необходимым и достаточным условием приобщения к психоактивным веществам и формирования наркозависимости.

Ухудшение социально-экономической ситуации в стране. Наркомания как явление в нашей стране рассматривается многими исследователями как «побочный результат перехода к рынку, демократии и капитализму» [53, с. 38]. Такие негативные последствия реформ как безработица, расслоение общества на “богатых и бедных”, сопряженное с ухудшением материального положения значительной части населения, спровоцировали приобщение к психоактивным веществам тех, кто не сумел найти нишу в новых социально-экономических условиях. Чувство беспомощности в решении жизненных проблем привело определенную часть населения к стремлению вырваться из гнетущей реальности путем изменения состояния сознания при помощи химических веществ.

Следующий важный макросоциальный фактор риска - Ценностный плюрализм. Современная ситуация характеризуется отказом от абсолютных норм и ценностей, кризисом существовавшей системы ценностей и культурных норм и так называемым ценностным плюрализмом. Общественные институты больше не предоставляют человеку абсолютных образцов или моделей, следование которым гарантировало бы «успешную жизнь». Человек вынужден сам выбирать ту систему ценностей, норм, критериев оценки, на которую будет опираться при выборе дальнейших действий. Это не значит, конечно, что общественные институты или социальные группы не влияют на выработку ценностей, норм и установок отдельного человека, однако, жизнь современного человека не может быть так строго регламентирована как это было возможно раньше. Это налагает на человека большую ответственность, и не все люди в состоянии ее принять. В этом случае употребление ПАВ является реализацией стратегии избегания ответственности за свою жизнь, а ценность наркотического опьянения становится центральной в системе ценностных ориентаций.

Отсутствие ценностных ориентиров в современном обществе усугубляется модой на употребление психоактивных веществ. Ряд исследователей [37; 42; 55] отмечают, что, благодаря косвенной рекламе в СМИ, у детей и подростков формируется представление об употреблении ПАВ как приемлемом и даже престижном поведении.

Степень ответственности, грозящей потребителю ПАВ в соответствии с правовыми и моральными нормами общества является значимым фактором риска наркотизации. По мнению специалистов [17; 22; 51; 53] катастрофической наркологической ситуации в стране во многом способствует несовершенство законодательных норм в отношении употребления ПАВ, а также несоблюдение существующих антинаркотических законов. Это приводит к фактической безнаказанности противоправной деятельности, связанной с распространением наркотических веществ, и соответственно росту числа потребителей наркотиков.

Кроме социальных реалий, отражающих современный кризисный этап развития общества, фактором риска наркотизации являются традиции общества, связанные с употреблением ПАВ. Ряд исследователей [12; 51; 66] отмечают значение так называемых «питейных традиций» российского общества для распространения алкоголизма и бытового пьянства.

Рассмотрим теперь микросоциальные факторы риска наркотизации, относящиеся к опыту жизнедеятельности в трех наиболее значимых для ребенка общностях – в семье, в учреждении образования, среди сверстников:

Значимыми факторами риска наркотизации в семье являются:

Злоупотребление ПАВ в семье. Поскольку семья является первичным звеном социализации ребенка, опыт наблюдения за употреблением членами семьи психоактивных веществ создает предпосылки формирования у ребенка установки на то, что такое поведение является образцом «нормального», допустимого или даже желательного поведения.

Несоблюдение членами семьи социальных норм и правил. Рассогласование между социальными нормами и поведением членов семьи, по мнению ряда специалистов [39; 40], может привести к тому, что представления ребенка о содержании социальных норм и правил поведения в обществе будут размытыми, что может способствовать нарушению самим ребенком этих норм и правил, в том числе по отношению к употреблению психоактивных веществ.

Неправильные воспитательные стили. Исследования выявили положительную корреляцию между риском приобщения ребенка к ПАВ и такими воспитательными стилями как гиперопека, гипоопека, противоречивое воспитание (отсутствие устойчивой системы наказаний и поощрений), завышенные требования родителей (чаще матери) к ребенку.

Воспитание одним родителем (в неполной семье)

Наличие семейных конфликтов. Конфликтная ситуация в семье может спровоцировать «уход» ребенка от реальности в наркотизацию. Особенно значимым по отношению к риску приобщения к психоактивным веществам этот фактор становится при условии, что у ребенка есть опыт наблюдения за снятием напряжения, вызванного этими конфликтами, при помощи употребления ПАВ членами семьи.

Постоянная занятость родителей. Исследователи [39; 65] отмечают, что в последние годы большая деловая загруженность родителей, длительные командировки и т.п. становятся все более значимым фактором риска наркотизации, поскольку, ребенок, лишенный внимания и контроля со стороны родителей, более подвержен отрицательному влиянию наркогенной среды.

В образовательном учреждении могут проявляться следующие факторы риска наркотизации:

Употребление ПАВ в образовательном учреждении. Лояльное отношение администрации и педагогического коллектива к употреблению ПАВ в образовательном учреждении создает у ребенка преставление о допустимости или даже желательности такого поведения.

Раннее асоциальное поведение в образовательном учреждении. Исследователи отмечают особое значение для возможной наркотизации ребенка его неумеренно робкого, пассивного или, наоборот, агрессивного поведения [65], нарушения дисциплины [79].

Академическая неуспеваемость, особенно начавшаяся в начальных классах. Положение неуспевающего ученика кроме чувства неполноценности может привести к попыткам компенсации за счет самоутверждения в асоциальной деятельности, в том числе посредством употребления психоактивных веществ.

Конфликтные отношения со сверстниками и педагогами. Отсутствие конструктивного контакта со сверстниками и педагогами приводит к тому, что образовательное учреждение из места самореализации ребенка, раскрытия его потенциальных возможностей становится дополнительным стрессогенным источником. В этих условиях возможно использование ребенком или подростком дезадаптивных моделей совладания со стрессом (копинг-стратегий), в частности, употребление психоактивных веществ.

В среде сверстников могут проявляться такие условия риска злоупотребления психоактивными веществами, как:

Наличие в ближайшем окружении ребенка или подростка лиц, употребляющих ПАВ или лиц с девиантным поведением

Одобрение наркотизации в ближайшем окружении ребенка

Отчуждение или конфликтные взаимоотношения со сверстниками

Подводя некоторый итог, можно отметить, что риск приобщения ребенка и подростка к употреблению психоактивных веществ может исходить как изнутри (биофизиологические, индивидуально-психологические факторы риска наркотизации), так и извне (микро- и макросоциальные факторы риска). Вероятность вовлечения ребенка или подростка в наркотизацию определяется всей совокупностью (комплексом) воздействующих условий.

Знание конкретных факторов риска наркотизации позволяет выявить детей и подростков группы повышенного риска наркотизации (при определении степени риска особое значение имеют биофизиологические и формирующиеся на их основе индивидуально-психологические факторы). Удобный для практического применения перечень маркеров риска приведен в главе 3 «Организационно-технологические основы профилактики злоупотребления ПАВ в КОУ». Кроме того, приведенные выше факторы риска наркотизации определяют цели и задачи антинаркотической работы в образовательном учреждении. Иными словами, профилактика злоупотребления ПАВ в школе направлена на снижение влияния факторов риска наркотизации.

Рассмотрим теперь факторы защиты от возможной наркотизации

Защитные факторы – это условия, препятствующие злоупотреблению психоактивными веществами.

Следует отметить, что ряд специалистов [65; 79] отмечает, что защитных от наркотизации факторов гораздо меньше, чем факторов риска, и их перечень с точки зрения социального, биологического и психологического аспектов жизнедеятельности человека не может быть определен так четко и однозначно, как перечень факторов риска.

Обобщая данные отечественных [17; 22; 39; 42; 51; 65; 74; 77] и зарубежных [31; 55; 78; 79] специалистов, рассмотрим внутренние и внешние защитные факторы, проявляющиеся на уровне личности и на уровне наиболее значимых общностей, в которые входит ребенок.

Начнем с личностных защитных факторов. При рассмотрении защитных факторов, проявляющихся на уровне личности, исследователи сосредотачивают внимание в основном на условиях, препятствующих приобщению к ПАВ и формированию наркозависимости, которые можно условно объединить в две группы. Первую группу защитных факторов составляют условия гармоничного развития личности ребенка и его успешной социализации, другую – специфические установки по отношению к употреблению психоактивных веществ, получившие название внутриличностный антинаркотический барьер.

Гармоничное развитие личности как защитный фактор по отношению к возможности наркотизации. Согласно современному каузальному подходу, гармоничная, развития личность не нуждается в приеме ПАВ для удовлетворения своих насущных потребностей. Уходу в наркотизацию противопоставляется самореализация личности в обществе, раскрытие ее потенциальных возможностей в социально-приемлемом русле. Стратегическая задача профилактической деятельности при этом состоит в том, чтобы создавать и поддерживать оптимальные условия развития личности. В контексте каузального подхода, это условия оптимального удовлетворения актуальных потребностей человека социально-приемлемыми способами. Речь идет не только об обеспечении оптимальных условий психофизического развития ребенка (полноценный уход и здоровье сберегающие педагогические технологии). Необходимо помнить, что удовлетворение потребностей ребенка приводит к низведению их лишь на уровень «условий, а не внутренних источников развития личности: личность не может развиваться в рамках потребностей, ее развития предполагает смещение потребности на созидание, которое не имеет границ» [30, с.52]. Это положение имеет принципиальное значение для работы по профилактике наркозависимости с детьми и подростками. Поскольку злоупотребление психоактивными веществами рассматривается как аутодеструктивное (саморазрушающее) поведение, одной из наиболее важных стратегических задач профилактики – создание условий для развития в ребенке «Внутреннего Созидателя». Развитие в ребенке созидающей личности подразумевает способность мудрого воспитателя распознать в «разрушительных» симптомах (немотивированной агрессии, тревожности, психосоматических расстройствах) ресурс созидательной энергии, уметь перенаправить эту энергию в позитивное русло.

Человек не может стать личностью вне социума. Еще А.Н. Леонтьев указывал, что личность – это особое качество, которое индивид приобретает в обществе, в совокупности отношений, общественных по своей природе, в которые индивид вовлекается.[20]. Поэтому благоприятные условия для успешной социализации являются значимыми защитными факторами по отношению к возможности вовлечения в наркотизацию.



Социализация предполагает взаимодополняющие процессы адаптации к социо-культурному окружению и проявления уникальности личности в обществе.

Успешная социализация предполагает хорошее ролевое развитие и формирование социальной компетенции.



Ролевое развитие – умение принимать роли, различные по статусу и содержанию, не принимая при этом патологических ролей.

Создание благоприятных условий для хорошего ролевого развития является важным направлением работы по профилактике злоупотребления ПАВ с аномальными детьми младшего школьного возраста, поскольку именно на этот возрастной период приходится интенсивное ролевое развитие.

Под социальной компетентностью понимается состояние равновесия личности и социального окружения, развитие у человека навыков, достаточных для выполнения задач, присущих тому жизненному периоду, в котором этот человек находится.

На теорию социальной компетенции опираются многие зарубежные программы профилактики злоупотребления психоактивными веществами.

Итак, защитными факторами по отношению к возможности вовлечения в наркотизацию являются условия гармоничного развития личности, с опорой на ее созидательный потенциал и успешной социализации ребенка. Профилактическая работа, ориентированная на эти факторы соответствует современным требованиям к профилактике злоупотребления психоактивными веществами, так как создание и поддержание этих условий позволяет с достаточной степенью уверенности говорить о предотвращении любых форм девиантного и аутодеструктивного поведения.

Следующая группа защитных факторов связана с формированием и развитием прочных внутриличностных антинаркотических барьеров.

Внутриличностный антинаркотический барьер предполагает наличие антинаркогенных установок как внутриличностных механизмов, обеспечивающих реализацию поведения в рамках здорового и безопасного образа жизни.

В структуре антинаркогенных установок выделяется информационный, оценочный и формирующийся на их основе поведенческий компонент. Таким образом, профилактическая работа должна предполагать формирование у детей и подростков необходимых знаний о психоактивных веществах и последствиях их употребления, оценку полученной информации и выработку на ее основе безопасного и ответственного поведения. Эти направления профилактической работы с детьми и подростками являются решением так называемых специфических задач профилактики наркозависимости.

Таким образом, мы рассмотрели защитные факторы, проявляющиеся на уровне отдельной личности. Теперь обратимся к факторам защиты от наркотизации, связанным с общностями, в которые входит ребенок.

Специалисты NIDA (National Institute on Drug Abuse) рассматривают факторы защиты, характеризующие следующие общности (с опорой на эти факторы ведется профилактическая работа в США) [79]:

В семье.

Крепкие семейные узы.

Активная роль родителей в жизни детей.

Понимание проблем и личных забот детей.

Ясные правила, стандарты внутри семьи, постоянные обязанности (система поощрений эффективней системы наказаний).

В образовательном учреждении.

Повышение общего качества обучения, усиление связи учащихся со школой.

Успешное участие в общественных мероприятиях.

Поощрение, вознаграждение за хорошее поведение, успехи в учебе, мероприятиях.

Негативное отношение к употреблению ПАВ, понимание последствий употребления.

Сформированное неодобрительное отношение к употреблению ПАВ своими друзьями, знакомыми, сверстниками.

В среде сверстников

Улучшение социально-значимых способностей (коммуникабельность, позитивные отношения со сверстниками).

Устойчивая способность отказываться в ответ на предложения употреблять ПАВ.

Негативное отношение к употреблению ПАВ сверстниками.

Эффективность в игре, работе, отношениях.

Социальные условия проживания.

Усиление общественных антинаркотических норм.

Требования к законодательству об ужесточении законов о рекламе ПАВ в СМИ и на рекламных щитах.

Создание безнаркотических зон в школе.

Подводя некоторый итог, можно отметить следующее: профилактика злоупотребления психоактивными веществами ориентирована на снижение факторов риска наркотизации и должна вестись с опорой на защитные факторы. В зависимости от того, на каких факторах наркотизации сосредоточено основное внимание, Концепция профилактики злоупотребления ПАВ в образовательной среде [18] выделяет две стратегии профилактики:

1. Негативно – ориентированную профилактику злоупотребления психоактивными веществами, которая предусматривает проведение профилактических мероприятий в рамках проблемно-ориентированного подхода. Акцент в негативной профилактике ставится на отрицательных последствиях приема ПАВ. Основные усилия сосредотачиваются на снижении влияния факторов риска вовлечения в наркотизацию.

2. Позитивная профилактика, цель которой – воспитание «личностно развитого, способного справляться с собственными психологическими затруднениями и жизненными проблемами, не нуждающегося в приеме ПАВ» [18, с. 23]. Эта стратегия является, в соответствие с Концепцией, приоритетной. Основное внимание в программах, разработанных в рамках этой стратегии, сосредоточено на усилении защитных факторов по отношению к возможности вовлечения в наркотизацию.


скачать

следующая >>
Смотрите также:
Учебно-методическое пособие Санкт-Петербург 2002 Печатается по решению Ученого совета Института специальной педагогики и психологии
1709.92kb.
Учебно-методическое пособие для учителя начальных классов  Махачкала 2009 Печатается по решению ученого совета Дагестанского института повышения квалификации педагогических кадров
1901.66kb.
Учебно-методическое пособие для студентов очного и заочного отделений Казань 2009 ббк 81. 2 Фр. 73 (075. 8) Печатается по решению Совета гуманитарных кафедр Казанского государственного медицинского университета
319.61kb.
Учебно-методическое пособие великий новгород 2002 Печатается по решению рис новгу рецензент
1238.03kb.
Учебно-методическое пособие по написанию курсовых работ (специальность 021100 юриспруденция) Санкт-Петербург 2002
1460.13kb.
Учебно-методическое пособие по написанию курсовых работ (специальность 021100 юриспруденция) Санкт-Петербург 2002
1460.13kb.
Учебное пособие для студентов II курса педагогических университетов Москва 2003 Печатается по решению Ученого Совета Химического факультета мпгу
1131.94kb.
Учебно-методическое пособие Магнитогорск 2001 Печатается по решению научно-методического совета Орджоникидзевского Центра детского
1648.59kb.
Учебно-методическое пособие Санкт-Петербург 2011 Министерство здравоохранения и социального развития РФ
448.66kb.
Методическое пособие Санкт-Петербург 2002
603.83kb.
Учебно-методическое пособие расширяет представление о русском языке, его возможностях, обучает правилам. Система практических занятий представлена теоретической частью с перечнем основных положений и вопросов к теме,
806.89kb.
Учебно-методическое пособие по хозяйственному праву могилев, 2013 ббк 67. 3 (2Á) т печатается по решению редакционно-издательского совета
2393.23kb.